Договор купли-продажи в международном торговом праве и Lex mercatoria | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №15 (357) апрель 2021 г.

Дата публикации: 06.04.2021

Статья просмотрена: 7 раз

Библиографическое описание:

Худиев, Э. Х. Договор купли-продажи в международном торговом праве и Lex mercatoria / Э. Х. Худиев. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 15 (357). — С. 277-280. — URL: https://moluch.ru/archive/357/79833/ (дата обращения: 19.04.2021).



В настоящей статье автор раскрывает понятие и особенности регулирования одного из основных и значимых институтов частного права — договора купли-продажи, сквозь призму международного торгового права, не пренебрегая национальными источниками, а также проводит параллель с актуализирующимися день ото дня lex mercatoria и «Международными коммерческими правилами» (Incoterms), описывая их роль, значение и перспективу в регулировании международных торговых отношений.

Ключевые слова: договор купли-продажи, международное частное право, торговое право, lex mercatoria, международные Конвенции, Инкотермс.

In this article, the author reveals the concept and features of regulation of one of the main and significant institutions of private law — a sale and purchase agreement, through the prism of international trade law, without neglecting national sources, and also draws a parallel with lex mercatoria and «International Commercial Rules» (Incoterms), which are being updated day by day, describing their role and importance in the regulation of international trade relations.

Keywords: sales-purchase contract, international private law, trade law, lex mercatoria, international Convention, Incoterms.

XX век ознаменовался бурным всплеском международных экономических отношений под влиянием научно-технической революции, специализация и кооперирование производства усилили взаимодействие национальных хозяйств, что способствовало активизации международной торговли, развитию и углублению международных отношений и интеграции, а следовательно привело к увеличении объемов мировой торговли и ускорению товарооборота между государствами.

Процедура международной интеграции и взаимодействия получила особенно широкое и стремительное развитие после окончания II Мировой Войны с созданием таких международных организаций, как ООН (1945), ЮНЕСКО (1945), ВОЗ (1948), ВТО (1995), Европейский Союз (1993), ЕАЭС (2014) и др.

Однако на фоне динамики изменений отношений в международном экономическом обороте, правовое регулирование данных отношений не подвергалось столь же динамичным изменениям, напротив проявляя правовой консервативизм. Продолжали действовать традиционные методы — коллизионные (Гаагская Конвенция ООН «О праве, применимом к международной купле-продаже товаров» 1955 года) и материально-правовые (Венская Конвенция ООН «О договорах международной купли-продажи товаров» 1980 года, разработанной УНИДРУА) нормы национального законодательства участников спора либо нормы международных договоров.

Для начала, стоит уяснить понятие одного из распространённых институтов гражданского (частного) права — института купли-продажи. Как справедливо отмечает доктор юридических наук, профессор Е. А. Суханов, гражданско-правовой договор [1] , будучи по своей правовой сути сделкой (юридическим фактом) и главным основанием возникновения обязательственных правоотношений, является основной, важнейшей правовой формой экономических отношений обмена материальными и нематериальными благами в обществе как на международном, так и на внутригосударственном уровне.

Действующий Гражданский кодекс Азербайджанской Республики (ст. 389 п. 1) под договором признает соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Как из этого становится ясно — основной юридический эффект договора состоит в появлении связанности контрагентов соответствующим обязательственным правоотношением.

По договору купли-продажи продавец обязуется передать товар в собственность покупателя, а покупатель обязуется принять товар и оплатить оговоренную сумму. Таким образом договор купли-продажи толкуется во всех национальных правовых системах и в праве международной торговли. В национальных правовых системах существуют различия в получении предмета договора купли-продажи. Поэтому в этой области важно единое понятие для обеспечения непрерывности процедуры международной торговли.

По сей день остаётся актуальным мнение уважаемого советского учёного-правоведа, доктора юридических наук, профессора Л. А. Лунца о том, что «Виды внешнеторговых сделок в наше время быстрыми темпами множатся, разнообразятся, изменяются и потому традиционная концепция внешнеторговой сделки, сложившаяся на базе простой купли-продажи, сохраняет значение лишь как исходное положение, в которое практика вкладывает всё новое и новое содержание в соответствии с новыми реалиями» [2].

Относительно ясны случаи договорных отношений, когда стороны, совершающие сделку, имеют предприятия в одной и той же стране. Вопрос возникает, когда предприятия находятся в разных странах и по сделке товар перемещается через границу, либо обмен волеизъявлений сторон происходит через границу, либо товар поставляется в иную страну, нежели та, в которой совершен контракт. Потому стоит прояснить, что такое международное торговое (коммерческое) соглашение.

Международное торговое (коммерческое) соглашение — это соглашение, регулирующее торговые отношения между организациями как минимум двух разных стран. При этом, следует выделить, что договор купли-продажи, заключенный между коммерческими организациями, зарегистрированными в одной стране, но находящимися на территории разных государств, можно назвать международным торговым соглашением. Однако речь не идёт о соглашениях, заключенных между коммерческими организациями, принадлежащими к разным государствам, но расположенным при этом на территории одного и того же государства.

Гаагская Конвенция «О праве, применимом к международной купле-продаже товаров» 1955 года, впервые закрепила принцип свободы воли сторон при выборе применимого права. Конвенция предусматривает, что они могут согласиться с тем, что договор в целом или его часть регулируется другими правовыми нормами.

Данное положение было непосредственно интегрировано в национальное законодательство, а именно в статье 24 Закона Азербайджанской Республики «О международном частном праве» [3] от 6 июня 2000 года, предусматривается, что «Определение прав и обязанностей сторон договора, толкование, исполнение, неисполнение, прекращение, последствия ненадлежащего исполнения и недействительности договора, а также уступки и перевод долга регулируются законодательством выбранной сторонами страны. Стороны договора также вольны в выборе права, которое будет применяться как к договору в целом, так и к его отдельным частям и это право сохраняется за сторонами на любом этапе действия договора».

Одним из важнейших соглашений в области регулирования отношений купли-продажи на мировой арене является Венская конвенция 1980 года «О договорах международной купли-продажи товаров», к которой Азербайджанская Республика присоединилась 1 февраля 2016 года [4] с некоторыми оговорками [5] .

Важной особенностью данной Конвенции является её диспозитивность и предоставление сторонам права исключить её действие, отступить от любого её положения или изменить его действие, следовательно региональные и двусторонние договоры, регулирующие аналогичные правоотношения, могут иметь приоритет над нормами данной Конвенции.

Международно-договорный способ унификации нередко подвергается критике, т. к. при существенном изменении качественного и количественного уровня развития отношений купли-продажи и технического прогресса становится неадекватным инструментом регулирования. [6] Поэтому «ни разработка модифицированных версий устаревшего договора, ни разработка нового договора, призванного прийти на смену потерявшему актуальность, часто не приводят к желаемым результатам» [7].

Для разрешения этого противоречия стал все более широко применяться неконвенционный метод унификации — выработка сводов обычаев, к примеру, соглашение ЮНСИТРАЛ [Комиссия ООН по праву международной торговли], принятое в 1994 году, принципы, принятые УНИДРУА [Международный институт унификации частного права], а также типовые договора.

Принципы УНИДРУА (фр. UNIDROIT ) — одни из наиболее известных и авторитетных сводов единообразных правил международной торговли в настоящее время. Будучи негосударственной кодификацией, разработанной авторитетной межправительственной организацией с учетом сложившегося международного опыта по созданию единообразных инструментов регулирования международных коммерческих отношений, Принципы УНИДРУА отражают совершенно новый подход к унификации частноправовых отношений, так как не являются напрямую ни правилами, согласованными сторонами международного коммерческого договора, ни международной конвенцией, требующей ратификации государств [8].

Принципы могут применяться ко всем международным коммерческим соглашениям, при этом не ограничивая применение императивных норм национального или международного права, включая применение норм международного частного права. Стороны всегда могут отказаться от применения принципов.

Всё вышеизложенное не отменяет актуальность конвенционного метода унификации, т. к. в его рамках может обеспечиваться нужная гибкость регулирования: ряд конвенций предусматривает, что стороны коммерческих контрактов могут исключить действие тех или иных их положений (например, в статья 6 Венской конвенции 1980 года).

Помимо международных конвенций, источником международного торгового права также могут служить и региональные соглашения. Азербайджанская Республика с принятием конституционного акта «О государственной независимости Азербайджанской Республики» 18 октября 1991 года, присоединилась к Содружеству Независимых Государств 24 декабря 1991 года. Примером может служить соглашение об общих условиях перевозки грузов организациями государств-участников СНГ от 1 июля 1992 года, принятое в рамках СНГ.

Акты международных неправительственных организаций, применяемые на практике, также играют немаловажную роль в регулировании международных коммерческих соглашений. Так, в 1936 году Международная торговая палата (на англ. International Chamber of Commerce — ICC) разработала документ под названием «Международные коммерческие правила» (на англ. International commercial terms , сокр. Incoterms ), который был призван унифицировать процедуру международной торговли, предоставить покупателям и продавцам согласованный набор единых правил толкования наиболее часто используемых торговых терминов, отражающих самые распространённые в международной торговле коммерческие условия, а также регулирование правовых вопросов, которые не нашли отражение в Конвенции ООН 1980 года, упомянутой раннее.

С течением времени коммерческая практика и право претерпевают изменения, появляются новые виды товаров и способы транспортировки. Правила толкования международных торговых терминов имеют несколько редакций. На данный момент актуальной и часто используемой редакцией является Incoterms 2010.

Основными причинами большого количества редакций Incoterms считается необходимость последующей детализации обоюдных прав и обязанностей сторон договора международной купли-продажи, введение в международную торговлю новейших методов транспортировании грузов, их приспособления к нынешней коммерческой практике, развитие научно-технического прогресса.

Как подчёркивалось выше, стороны при реализации принципа автономии воли, могут самостоятельно выбрать право, которое бы регулировало отношения между ними и для этого в их распоряжении имеется довольно широкий набор процедур (ссылки на общие принципы права, принципы международного (публичного) права и др.). Стороны также могут сослаться на применимость обычаев или обыкновений международной торговли либо на «транснациональное торговое право», или так называемое lex mercatoria.

Французский учёный правовед-компаративист профессор Бертольд Голдман (Berthold Goldman), определил lex mercatoria как «совокупность общих принципов и традиционных норм, существующих независимо либо разработанных в рамках международной торговли безотносительно к какой-либо конкретной национальной правовой системе» [9].

Несмотря на многообразие трактовок понятия lex mercatoria, по мнению автора нижеследующее определение наиболее полно и всесторонне излагает его суть на данном этапе развития:

«Lex mercatoria — дополнение или альтернатива к применяемой правовой системе в виде последовательной консолидации обычаев и обыкновений международной торговли, добровольно формируемая сторонами, участвующими в международных экономических отношениях, и существующая независимо от национальных правовых систем». (Прим. автора)

Безусловно, пока еще разрозненные нормы lex mercatoria не обладают достаточной степенью определенности. Тем не менее, имеет место проявление некоторых тенденций к возможному формированию «третьего правопорядка», границы которого будут определяться не территорией, как это имеет место в отношении права определенного государства, а волей международного делового сообщества. Данная тенденция объясняется особой ролью международного коммерческого арбитража в построении современного lex mercatoria.

По мнению доктора юридических наук, профессора Г. К. Дмитриевой, такая роль проявляется в следующем: «во-первых, сами стороны всё чаще с помощью арбитражной оговорки «изымают» международные коммерческие споры из юрисдикции национальных судов, а следовательно, и в значительной степени из-под действия национального права и передают их на рассмотрение международным коммерческим арбитражам, во-вторых, арбитражи довольно часто разрешают споры не на основании национального права, а именно по lex mercatoria» [10].

Будучи достаточно эффективным регулятором международной торговли, lex mercatoria так же учитывает публичный порядок и сверхимперативность норм. Арбитр, применяя lex mercatoria, выступает в качестве создателя норм чаще, чем тот, кто применяет национальное законодательство. Столкнувшись с ограниченным правовым материалом, которое предлагает торговое право, арбитры должен обращаться к различным правовым системам. В случае их конфликта, он должен сделать выбор или найти новое решение, таким образом lex mercatoria выступает как «творческий и в то же время опасный инструмент». Опасность же в первую очередь в возможности возникновения негативной прецедентности.

Современное национальное законодательство закрепляет привязку договорных обязательств к lex mercatoria: «Право, применяемое к гражданско-правовым отношениям с иностранным элементом, определяется общепринятыми международными обычаями, а также согласием сторон, а также другими соответствующими законодательными актами и международными договорами.» (ст. 1 Закона о МЧП Азербайджанской Республики) (перев. автора).

Заключение

Динамичные изменения международных экономических отношений требуют достаточно гибкого регулирующего права. Важно понимать, что для долговременного развития международных коммерческих отношений принятия близких или даже одинаковых правовых норм недостаточно. Необходимо согласованное, взаимоувязанное развитие национальных систем права.

В современных условиях едва ли можно обойтись традиционной системой коллизионных норм и международными конвенциями с ограниченным числом участников. Для этого необходимо более тесное сотрудничество всех стран в рамках международных организаций и учет совместно вырабатываемых принципов правотворчества в своей законодательной деятельности.

И если на данный lex mercatoria представляется как определённая система правил, более присущая для англо-саксонской правовой системы, то наблюдая постепенное смешение ведущих правовых систем (романо-германской и англо-саксонской), уже сейчас происходит постепенное размытие границ правовых систем, которое в определённой мере ведёт к новому виду нормотворчества.

Литература:

  1. Российское гражданское право. Учебник: в 2 т. Т.2, 2011
  2. Лунц Л. А. Курс Международного частного права: В 3 т. — М., Спарк, 2002. С. 444.
  3. http://www.e-qanun.az/framework/509
  4. http://www.e-qanun.az/framework/32092
  5. Заявление Азербайджанской Республики: Азербайджанская Республика заявляет, что не может обеспечить выполнение Конвенции на территориях, оккупированных Республикой Армения (Нагорно-Карабахский регион и семь прилегающих районов Азербайджанской Республики), пока эти территории не будут освобождены и не будут устранены последствия оккупации. полностью исключены. (перев. автора)
  6. Александр Муранов и Дмитрий Давыденко. Статья «Унификация и согласование права международной торговли: развитие, проблемы и тенденции», https://pravo.ru/review/view/7380/
  7. Матвеева Т. В. К вопросу о «мягком праве» в регулировании международных частно-правовых отношений // Государство и право. 2005. № 3. С. 69
  8. Вилкова Н. Г. Договорное право в международном обороте. М., 2002.
  9. Goldman B. The applicable law: general principles of law — Lex Mercatoria. The Hague: Martinus Nijhoff Publishers, 1987. С. 113.
  10. Международное частное право / отв. Ред. Г. К. Дмитриева. С. 347
Основные термины (генерируются автоматически): международная торговля, Азербайджанская Республика, договор купли-продажи, отношение, соглашение, договор, норма, принцип, сторона, Венская конвенция.


Задать вопрос