Отграничение нарушения неприкосновенности жилища от иных составов преступлений | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №15 (357) апрель 2021 г.

Дата публикации: 06.04.2021

Статья просмотрена: 4 раза

Библиографическое описание:

Матвеева, Д. Н. Отграничение нарушения неприкосновенности жилища от иных составов преступлений / Д. Н. Матвеева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 15 (357). — С. 219-220. — URL: https://moluch.ru/archive/357/79793/ (дата обращения: 21.04.2021).



Разграничение преступлений играет колоссальную роль в российском уголовном праве, поскольку конкуренция норм оказывает влияние на процесс квалификации деяния. Данный тезис справедливо подмечает Л. В. Иногамова-Хегай «в действующем уголовном кодексе РФ недостаточно проработаны вопросы конкуренции уголовно-правовых норм, вследствие чего в нём нередки нормы, взаимоисключающие друг друга, повторяющиеся» [1].

Характерна эта проблема и для ст. 139 УК РФ. Уголовный кодекс РФ включает составы схожие с нарушением неприкосновенности жилища.

Наиболее схожие обстоятельства характерны для нарушения неприкосновенности жилища, сопряженного с насилием или угрозой его применения и простого хулиганства. В данном примере насилие и угроза его применения выступают одинаковыми признаками объективной стороны.

Обязательным признаком хулиганства будет насилие, выраженное нанесением ударов, побоев, причинением боли, лёгкого вреда здоровью. Как угроза расценивается намерение применения физического насилия как словесно, так и действиями. Оба деяния имеют сходство по признакам объективной и субъективной стороны, которое проявляется в случаи, когда местом совершения хулиганства выступает жилое помещение, так называемое квартирное хулиганство. Примером может выступить ситуация, в которой лицо проникает в чужое жилище и совершает действия, выражающие явное неуважение к проживающим в нем гражданам, производит толчки, угрожает физической расправой либо другим способом нарушает нормальное времяпрепровождение.

Несмотря на внешнее сходство данной ситуации с обоими составами, её квалификация, основанная на анализе сходных признаков этих составов, имеет принципиальное значение. Наличие особенностей позволяет правильно разграничить преступные деяния.

Одна из особенностей — это разные объекты преступного посягательства. Ст. 213 УК РФ охраняет общественный порядок, ст. 139 УК РФ — выступает в защиту неприкосновенности жилища граждан. Для определения объекта посягательства, нужно установить мотив, не являющийся обязательным признаком для 139 ст. УК РФ. Для вменения лицу состава хулиганства, необходимо, чтобы субъект действовал не так называемыми хулиганскими побуждениями, при которых виновному безразлично в каком конкретно месте совершается противоправное деяние. Подобная мотивация не типична для состава нарушения неприкосновенности жилища, поскольку виновный посягает на общественный порядок. В данном случае можно усмотреть такой вид конкуренции уголовно-правовых норм как конкуренция части ст. 139 УК РФ и целого ст. 213 УК РФ. В доктрине уголовного права понятие «конкуренция» является дискуссионным. В. А. Никонов считает «конкуренция уголовно-правовых норм определяется как возникшее в процессе квалификации отношение между двумя и более нормами уголовного права, составы которых описывают конкретное единичное преступление» [2]. Т. Г. Черненко «под конкуренцией уголовно-правовых норм понимает случаи, когда одно преступление подпадает под признаки нескольких уголовно-правовых норм» [3]. По мнению А. С. Горелика «сущность конкуренции уголовно-правовых норм заключается в том, что содеянное подпадает под несколько норм, но применению подлежит одна из них» [4]. В приведенном примере должна применяться норма, которая с наибольшей полнотой охватывает фактические признаки совершенного виновным деяния. Таким образом, правильной является норма, предусмотренная ч. 1 ст. 213 УК РФ.

Отсутствие хулиганского мотива означает нарушение неприкосновенности жилища по иным субъективным причинам, даже при наличии насилия или угрозы применения, содеянное не сопряжено с нарушением общественного порядка. Следовательно, оно является не хулиганством, а нарушением неприкосновенности жилища.

Сложности при квалификации вызывает отграничение нарушения неприкосновенности жилища, совершенное лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 139 УК РФ) от таких составов как злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ); превышение полномочий частным детективом или работником частной охранной организации, имеющим удостоверение частного охранника, при выполнении ими своих должностных обязанностей (ст. 203 УК РФ); злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ); превышением должностных полномочий (ст. 286 УК РФ).

В качестве конкурирующих можно рассматривать составы преступлений, предусмотренных ч. 3 ст., проанализировав 139 УК РФ и ч. преимущественно 1 ст. 201 УК РФ в том случае, если субъект злоупотребления полномочиями незаконно проникает в жилище. В данных условиях субъектами преступления являются комендант общежития, председатель жилищного кооператива, руководители управляющих организаций. В результате преступное деяние одновременно содержит признаки двух составов преступления со специальным субъектом. Поскольку именно в статье 139 УК РФ помимо признака «использование служебного положения» содержится признак «проникновение в жилище» применению подлежит данная статья, как обладающая большим количеством признаков.

Необходимо различать ч. 3 ст. 139 УК РФ и ст. 203 УК РФ. Деяния сходны в обстоятельствах, когда служащими частных охранных или детективных служб превышены полномочия с применением насилия или угрозой его применения, сопряженное с незаконным проникновением в жилище. Например, проведение оперативно-розыскной деятельности, находящейся в компетенции органов дознания (обыск жилища). Производство обыска частным детективом или охранником, незаконно проникшим в жилище, содержит признаки двух составов преступления. Норма, предусмотренная ч. 3 ст. 139 УК РФ, содержащая признак «незаконное проникновение в жилище» является специальной по отношению к норме, предусмотренной ч. 1 ст. 203 УК РФ, поэтому подлежит применению.

Следующие конкурирующие составы — ч. 3 ст. 139 УК РФ и ст. 285 УК РФ. Нарушение неприкосновенности жилища должностным лицом соответствует вышеназванным составам преступления. Норма, предусмотренная ч. 3 ст. 139 УК РФ, являющаяся частным случаем злоупотребления должностными полномочиями, должна быть применена, так как содержит дополнительный признак «незаконное проникновение в жилище».

Однако, сравнение санкций данных статей приводит к выводу, что нарушение неприкосновенности жилища, совершенное должностным лицом, является менее тяжким, чем злоупотребление должностными полномочиями. Следовательно, санкция ч. 3 ст. 139 УК РФ должна быть увеличена как минимум до размера максимальной санкции, предусмотренной ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Всё вышесказанное можно отнести и к составу, предусмотренному ч. 1 ст. 286 УК РФ. При конкуренции ч. 3 ст. 139 УК РФ и ч. 1 ст. 286 УК РФ квалификация также будет осуществляться по специальной норме, т. е. по ч. 3 ст. 139 УК РФ.

Литература:

  1. Иногамова-Хегай Л. В. Концептуальные основы конкуренции уголовно-правовых норм: Монография — М.: Юр. Норма, НИЦ ИНФРА-М, 2019. — 288 с.
  2. Никонов В. А. Основы теории квалификации преступлений (алгоритмический подход): Учеб. пособие. — Тюмень: Изд-во Тюм. гос. ун-та, 2001. — 201 с.
  3. Черненко Т. Г. Квалификация преступлений: вопросы теории и практики: монография — Кемерово: Изд-во Кемер. гос. ун-та, 2012. — 188 c.
  4. Горелик А. С. Конкуренция уголовно-правовых норм: учеб. пособие — Красноярск: КГУ, 1996. — 67 с.
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, нарушение неприкосновенности жилища, норма, признак, незаконное проникновение, общественный порядок, должностное лицо, служебное положение, состав преступления, частный детектив.


Задать вопрос