Залог как мера пресечения | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №15 (357) апрель 2021 г.

Дата публикации: 12.04.2021

Статья просмотрена: 7 раз

Библиографическое описание:

Семелькина, П. Д. Залог как мера пресечения / П. Д. Семелькина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 15 (357). — С. 257-260. — URL: https://moluch.ru/archive/357/79689/ (дата обращения: 18.04.2021).



В данной статье проводится исследование свойств и понятия залога как меры пресечения в уголовном судопроизводстве. В статье рассмотрены актуальные проблемы, основные преимущества залога и будет применен анализ американского судопроизводства, а также высказаны перспективы развития данного института в России

Все меры пресечения сводятся к ограничению прав и свобод человека. Право на свободу закреплено в Основном законе Российской Федерации в 55 ст. ч. 3 и ограничивать его можно только в крайнем случае, когда это необходимо. В уголовно-процессуальном кодексе присутствуют и такие меры пресечения, которые не ограничивают свободу. К ним относится залог.

Рассматривая историю появления залога в России, стоит упомянуть, что данная мера пресечения в уголовном процессе России появилась сравнительно недавно в 1864 году после реформы Александра II. На тот момент залог был самым строгим наказанием после заключения под стражу. В его предмет входило движимое имущество, однако никаких изменений не было и после революции. В 1960-х гг. залог постепенно начинает исчезать в законодательстве, а затем и крайне редко используется.

Обращаясь к нынешнему уголовно-процессуальному законодательству Российской Федерации. В ст. 98 УПК РФ представлено семь мер пресечения [2]. Нас же интересует залог, хотя чаще всего используется всего лишь две меры пресечении-подписка о невыезде и заключение под стражу. Более подробно в ч. 1 ст. 106 УПК РФ залог состоит во внесении или передаче подозреваемым, обвиняемым либо другим физическим или юридическом лицом на стадии предварительного расследования в орган, в производстве которого находится уголовное дело, а на стадии судебного производств-в суд недвижимого и движимого имущества в виде денег, ценностей, акций и облигаций и он может быть избран на любой стадии уголовного процесса [3].

Залог является одним из способов обеспечения исполнения обязательств (п. 1 ст. 329 ГК РФ). Обеспечительный механизм заключается в том, что кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае нарушения (неисполнения или ненадлежащего исполнения) должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя) (п. 1 ст. 334 ГК РФ) [3]. Обвиняемый (подозреваемый) не может распоряжаться своим имуществом на время судебного разбирательства, однако человек может потерять свое имущество в случае неявки в суд или после совершения другого преступления. У залога есть преимущество перед другими мерами пресечения. Обвиняемый(подозреваемый) при получение такой меры пресечения остается в привычном ему обществе, не испытывает сильного стресса, который обычно возникает при заключении под стражу. Залог намного выгоднее и удобнее как для обвиняемого(подозреваемого), так и для государства, потому что второму не нужно тратить финансовые средства на содержание заключенных. Также именно залог является той мерой пресечения, которая в полной мере не умаляет права человека, которые содержаться в Основном законе страны, а именно в статье 17. ч 1 и 2.

Также в соответствии с Конституции РФ статьей 55 ч. 3 права и свободы гражданина могут лишь ограничиваться: ”Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства” [3].

Даже при заключении под стражу обвиняемого, в исключительных случаях подозреваемого, наиболее кардинально по сравнению со всеми другими мерами пресечения ограничивает конституционные права и свободы человека. Подозреваемый или обвиняемый на время нахождения под стражей лишается свободы на определенный срок. Поэтому, залог необходимо рассматривать, как альтернативу вышеупомянутой меры пресечении.

Помимо этого, в июне 2020 года Пленумом Верховного Суда РФ вновь предприняты попытки оптимизации порядка применения залога. Полагаю, что цель изменений заключалась именно в необходимости применения залога значительно чаще, чем-то происходит в настоящее время. В соответствии с пунктом 42. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19. 12. 2013 N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий» установлена возможность избрания залога при рассмотрении ходатайства об избрании мер пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу при наличии оснований. Закреплено также, что суд вправе вынести вопрос об избрании в качестве меры пресечения залога на обсуждение сторон по своей инициативе [4].

Но в чем проблема применения залога в России?

Рассматривая текущую статистику, нельзя не подчеркнуть тот факт, что в данный момент очень редко используется данная мера пресечения. Согласно данным Судебного департамента при ВС, с 2016 г., когда судьи применили его в 269 случаях, начинается поступательное снижение. В 2017 г. цифра резко сократилась до 133 случаев, в 2018-м — до 108. За первую половину 2019 г. под залог были выпущены лишь 44 гражданина, при этом в СИЗО были отправлены 53 тыс. обвиняемых. То есть на один случай применения залога приходится более 1, 2 тыс. реальных арестов [11].

Обращаясь к ст. 106. ч. 3 УПК РФ “Вид и размер залога определяются судом с учетом характера совершенного преступления, данных о личности подозреваемого либо обвиняемого и имущественного положения залогодателя. При этом по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести размер залога не может быть менее пятидесяти тысяч рублей, а по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях — менее пятисот тысяч рублей. Не может приниматься в качестве залога имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не может быть обращено взыскание…”

— жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением

— земельные участки, на которых расположены объекты, которые являются единственными пригодными для постоянного проживания

— предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши [3].

По России же средняя заработная плата составляет согласно официальным данным Росстата по состоянию на январь 2020 года 46674 рублей.

Таким образом, у граждан даже не хватает денежных средств, чтобы заплатить залог. Многие люди живут от” зарплаты до зарплаты. ” Данная мера пресечения просто не актуальна, учитывая нынешнюю заработную плату, что же касается имущества, то у большинства граждан также только одна квартира/дом пригодный для жилья.

Стоит обратить внимание на мнение В. Ю. Мельникова, который говорит, что одна из главных причин непопулярности залога- неопределенность, расплывчатость данного института в законе, неразработанность научной проблемы [10]. Во многих европейских странах и в США данная мера пресечения применяется в широких масштабах, являясь альтернативой заключению под стражу, что нельзя сказать о России. В настоящее время по распространенности применения залог находится на третьем месте после подписки о невыезде и заключения под стражу, однако разрыв между первыми двумя и последней мерой пресечения огромен.

Также стоит упомянуть, а затем и согласиться с Н. Н. Ковтуновым, И. С. Бобраковой, которые отмечают, что «залог станет реальной альтернативой заключению под стражу только тогда, когда законодатель установит такой процессуальный порядок его применения, который максимально будет отвечать требованиям процессуального «удобства» в первую очередь следственных органов и суда [7].

Аналогичной точки зрения придерживается Е. Ю. Евланова, которая отмечает, что «при применении залога имеет важное значение наличие предъявленного обвинения.

Поскольку на этой стадии у следствия будет достаточный объем информации, характеризующий как подозреваемую личность, так и его деяние [8]. Со своей стороны, не могу не поддержать указанную позицию, поскольку считаю, что она направлена на ограничение прав и свобод человека. Более того, ее законодательное закрепление привело бы к избранию таких мер пресечения, как заключение под стражу или домашний арест. Для того чтобы применить залог, действительно необходимо понимать не только социальную характеристику подозреваемого и тяжесть совершенного преступления, но и имущественное положение лица.

Все указанные выше проблемы применения залога подтверждаются статистикой. Так, залог в качестве альтернативной меры судами применяется неэффективно и крайне редко, как и следственными органами в целом. Согласно Отчету о работе судов общей юрисдикции по рассмотрению уголовных дел первой инстанции за первые 6 месяцев 2019 года залог в качестве меры пресечения был применен вместо заключения под всего лишь 41 раз.

Обращаясь за примером, необходимо рассмотреть дело 2017 года, рассматриваемое Волгоградским областным судом. Им было вынесено 1 решение об отказе в удовлетворении ходатайства органов предварительного следствия о применении меры пресечения в виде заключения под стражу и избрании меры пресечения в виде залога за совершение тяжкого преступления. Рассматривая более подробно судебную практику, следует отметить, что суд крайне формально относится к решению вопроса о принятии решения о залоге. Например, в апелляционном постановлении № 22K-1427/2019 22К-1427/2019 от 17 мая 2019 г. по делу № 22–1427/2019 Астраханский районный суд, несмотря на ходатайство о применении залога в размере 2 000 000 рублей, суд без особой аргументации подтверждает выводы суда первой инстанции, удовлетворяющей ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу [5].

Продолжая исследовать данную тему, анализируем уголовное судопроизводство в Соединенных Штатах Америки. История залога уходит в далекие времена, когда Америка еще не имела независимости. С 1776 года каждый штат начинает вводить в свои Конституции статьи о залоге.

В 1789 году, в том же году, когда был внесен Билль о правах Соединенных Штатов, Конгресс принял Закон о судебной системе 1789 года. В этом законе уточнялись виды преступлений, подлежащих освобождению под залог, и устанавливались ограничения на усмотрение судьи при освобождении под залог. Закон предусматривал, что все преступления, не караемые смертной казнью, подлежат залогу и что в делах, караемых смертной казнью, решение о задержании подозреваемого до суда должно быть оставлено на усмотрение судьи. Со временем Конгресс отменил Закон о реформе залога 1966 года, приняв Закон о реформе залога 1984 года, кодифицированный в Кодексе Соединенных Штатов, раздел 18, разделы 3141–3150. В отличие от своего предшественника, Закон 1984 года разрешает предварительное заключение лиц на основании их опасности для общества, а не только из-за риска побега. 18 U. S. C. В § 3142 предусматривается, что только лица, подпадающие под определенные категории, подлежат задержанию без залога: лица, обвиняемые в насильственном преступлении, преступлении, за которое максимальный срок наказания — пожизненное заключение или смертная казнь, некоторые преступления, связанные с наркотиками, за которые максимальная мера превышает 10 лет, совершают повторные тяжкие преступления или если обвиняемый представляет серьезный риск побега, воспрепятствования осуществлению правосудия или фальсификации свидетелей. Для определения того, подходит ли обвиняемый к этим категориям, проводится специальное слушание; любой, кто не входит в их состав, должен быть освобожден под залог. В соответствии с американским законодательством залог — это денежная сумма, которую обвиняемый или его официальный представитель вносит на депозит суда.

Обращаясь к конституции Соединенных Штатов Америки, а именно к поправке VIII. В ней указывается, что “не должны требоваться непомерно большие залоги”. “Непомерно большим” считается залог, установленный “в сумме, которая выше суммы, разумно рассчитанной” в целях обеспечения уверенности, что обвиняемый будет присутствовать на процессе. Сумма залога должна быть такой, чтобы обвиняемый предпочел явиться на судебное разбирательство и тем самым не лишиться внесенных в залог денег. Поэтому практически основным фактором, оказывающим влияние на решение о сумме залога, является тяжесть преступления, в совершении которого обвиняется данное лицо [6].

В США существует множество видов залога в зависимости от юрисдикции:

  1. Поручительство
  2. Обязательство
  3. Необеспеченный залог — это освобождение без залога, но оно отличается от обязательства тем, что ответчик должен заплатить пошлину за нарушение условий залога. Обычно это называется «необеспеченным залогом внешнего вида
  4. Иммиграционная гарантия используется, когда арестованный обвиняемый является нелегальным иммигрантом. Это федеральная облигация, а не облигация штата.
  5. Залог, предоставляемый только наличными средствами.
  6. Комбинации. Сутью является тот факт, что суды позволяют ответчикам вносить денежный залог или поручительство, а затем вводят дополнительные условия, для защиты общества
  7. Охранный судебный приказ, также называемый «охранным приказом» или запретительным приказом, очень распространенная черта любого условного освобождения, будь то под залог, залог или условие, — это постановление суда, требующее от ответчика воздерживаться от преступной деятельности против предполагаемой жертвы преступления, или держаться подальше от предполагаемой жертвы преступления и не контактировать с ней. Первый — это ограниченный заказ, второй — полный.

Нарушение порядка может привести к автоматическому лишению ответчика залога и дальнейшему штрафу или тюремному заключению, если обвиняемый не располагает необходимой денежной суммой, то деньги на освобождение дают специальные кредитные конторы.

Существует также и много сторонников введения наиболее жестких ограничений на принудительное освобождение под залог и уменьшения количества заключенных, подлежащих освобождению под залог. Чаще всего указывается на аргумент, что разрешение на освобождение под залог значительно увеличивает риск того, что арестованные будут освобождены под залог, чтобы пропустить их судебное разбирательство (известный как риск бегства).

Однако исследование, которое провел Джеральд Р. Уилер и Кэрол Л. Уиллер, обнародованное в «Обзоре политических исследований», доказывает, что такое явление крайне маловероятно [16]. Говоря о статье, то она была посвящена реформе залога в США и касалась исследованию между освобождением под залог и риском бегства задержанных, не явившихся на суд. Многие противники реформы освобождения под залог считают, что разрешение на освобождение под залог приведет к уменьшению числа арестованных, явившихся на суд, и данная статья проверяет это убеждение путем анализа случайно выбранных дел о тяжких преступлениях в Хьюстоне, штат Техас. Итогом явилось то, что риск бегства арестованных под залог крайне минимален, только 2 % всех обвиняемых, находящихся в досудебном отпуске, не явились в срок в суд. Сравнивая уголовное судопроизводство России и Соединенных Штатов Америки, я пришла к выводу, что в России из всех мер пресечений залог является самой редко используемой и оказывает лишь имущественное воздействие, в то время как в США залог не только мера пресечения имущественного характера, но и в ней возможно разглядеть элементы иных мер пресечений, например, поручительство. Таким образом, в Америке данный аппарат воздействия более развитый, хоть и имеет свои недостатки.

Таким образом, мы наблюдаем в России больше инквизиционный уклон в разрешении многих уголовных дел и данное явление крайне сильно сказывается на правосудии.

Европейский же суд по правам человека, анализирует не только интересы правосудия, но и частный интерес лица, подвергнутого уголовному преследованию, старается найти между ними оптимальный баланс. Он исходит от того, что свобода является естественным состоянием, и любое ее ограничение должно быть оправдано. Ограничение свободы должно применяться только тогда, когда никакие другие меры не действуют, оно должно быть исключением, а не правилом.

Литература:

  1. Конституция РФ от 12. 12. 1993. г(ред. 04. 07. 2020. г)// опубликована на Официальном интернет-портале правовой информации. [электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL:h ttp://www. pravo. gov. ru (дата обращения 23. 12. 2020)
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18. 12. 2001 № 174-ФЗ (ред. от 08. 12. 2020) //Рос. газ, № 249, 22. 12. 2001
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации//СПС КонсультантПлюс. [электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL:h ttp://www. consultant. ru/. (дата обращения 22. 12. 2020)
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19. 12. 2013 N 41 (с изм. и доп. от 11. 06. 2020) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий»// СПС «Консультант Плюс».
  5. Апелляционное постановление № 22–1427/201922 К-1427/2019 от 17 мая 2019 г. по делу№ 22- 1427/2019. [электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL:https://sudact. ru (дата обращения 22. 12. 2020 года).
  6. Конституция США. [электронный ресурc]. — Режим доступа. — URL:h ttp://www. hist. msu. ru/ER/Etext/cnstUS. htm (дата обращения 12. 01. 2021)
  7. Бобракова И. С., Ковтун Н. Н. Детерминанты, снижающие эффективность применения залога в уголовном судопроизводстве России // Вопросы правоведения. 2011. — № 2. — С. 331–340.
  1. Евланова Е. Ю. О некоторых вопросах избрания меры пресечения в виде залога//Социально-политические науки, 2018. — № 4(12). — С. 58
  2. Качалова, О. В. Обоснованность подозрения как условие заключения под стражу: позиции Европейского суда по правам человека и российская практика // Российское правосудие. — 2018. — № 3 (143).
  3. Мельников В. Ю. Меры принуждения в уголовном процессе России: Монография. М.: Юрлитинформ, 2011. 256 с. С. 102.
  4. Судебная статистика применения залога//Судебный департамент при Верховном Суде РФ. [электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: http://www. cdep. ru/ . (дата обращения 20. 12. 2020)
  5. Залог в США. [электронный ресурс]. — Режим доступа. — URL: https://ru. qaz. wiki/wiki/Bail_in_the_United_States (дата обращения 13. 01. 2021)
  6. Legal information institute. w ww. law. cornell. edu/uscode/text/18/part-II/chapter-207
  7. «The Avalon Project: Constitution of Pennsylvania — September 28, 1776".
  8. Doyle, Charles (July 31, 2017). Bail: An Overview of Federal Criminal Law (PDF). Washington, DC: Congressional Research Service. Retrieved 4 September 2017.
  9. Wheeler, Gerald R. and Carol L. Wheeler. «Two Faces of Bail Reform: An Analysis of the Impact of Pretrial Status on Disposition, Pretrial Flight and Crime in Houston». Review of Policy Research , vol. 1, no. 1, Aug. 1981, pp. 168–182.
Основные термины (генерируются автоматически): залог, мера пресечения, Россия, обвиняемый, суд, свобода человека, страж, США, домашний арест, Российская Федерация.


Задать вопрос