Особенности производства обыска при расследовании преднамеренных банкротств | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №14 (356) апрель 2021 г.

Дата публикации: 03.04.2021

Статья просмотрена: 1 раз

Библиографическое описание:

Акимов, И. Д. Особенности производства обыска при расследовании преднамеренных банкротств / И. Д. Акимов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 14 (356). — С. 159-161. — URL: https://moluch.ru/archive/356/79743/ (дата обращения: 20.04.2021).



Обыск — одно из основных следственных действий, при проведении которого возможно получить криминалистически значимую информацию для расследования преднамеренных банкротств. В статье рассматриваются особенности, присущие обыску при расследовании преднамеренных банкротств.

Ключевые слова: преднамеренное банкротство, обыск, следственные действия.

Производство обыска при расследовании преднамеренных банкротств имеет ряд особенностей, обусловленных предметом доказывания по данной категории уголовных дел, а также спецификой искомых объектов — документах, хранящихся на электронных носителях информации.

По рассматриваемой категории уголовных дел обыск, как правило, осуществляется в рабочих помещениях и офисах организаций (или индивидуальных предпринимателей), в жилых помещениях учредителей и руководителей юридического лица.

Согласно ч. 1 ст. 182 УПК РФ, производство обыска обязательно должно осуществляться с участием лица, в помещении которого он проводится, либо при участии совершеннолетнего члена его семьи.

Н. А. Гаврилова полагает, что участие обыскиваемого является нецелесообразным при проведении обыска при расследовании преднамеренных банкротств, поскольку обыск может не принести результатов, а отсутствие обыскиваемого лица при проведении данного следственного действия предотвратит укрепление его позиции по отрицанию своей причастности к совершению преступления в том случае, если в результате обыска ничего не будет обнаружено [6, с. 140]. С данной позицией сложно согласиться ввиду того, что в этом случае обыскиваемое лицо будет лишено права добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности (ч. 5 ст. 182 УПК РФ).

Обыск компьютерной техники в целях отыскания в ней криминалистически значимой информации выделяется учеными в качестве одного из видов обыска еще с конца XX века [9, с. 91].

Отметим, что значимая для расследования преднамеренных банкротств информация может содержаться не только в памяти компьютера, но и памяти телефона, смартфона, внешнего запоминающего устройства (оптический диск, USB-накопитель, SIM-карта, Flash-карта памяти).

Для исследования содержимого мобильных телефонов и смартфонов разработаны специальные программы, такие, как UFED, Neutrino, Tarantula, «Мобильный криминалист», Mobile Field Kit и др. [7, с. 12].

Ряд юристов считает, что поиск доказательственной информации на электронных носителях следует осуществлять в рамках осмотра предмета или компьютерно-технической экспертизы, но не обыска [5, с. 2]. Полагаем, что ни правовая природа обыска, ни правовая природа осмотра не противоречат действиям, которые следователь осуществляет в целях поиска информации на электронных носителях. Практика свидетельствует, что в осмотр не всегда обеспечивает поиск нужной информации, находящейся на электронном носителе. Электронные устройства имеют собственную инфраструктуру хранения информации, нужные документы в некоторых случаях возможно обнаружить только путем тщательного поиска, нередко осуществляемого против воли собственника или владельца компьютерной техники.

Необходимо отметить, что носители информации, обнаруженные при обыске, не всегда можно изъять в целях дальнейшего осмотра в более благоприятных условиях.

Так, в соответствии с п. 4.1 ст. 164, ст. 164.1 УПК РФ, при расследовании преднамеренных банкротств не допускается необоснованное применение мер, которые могут привести к приостановлению законной деятельности юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, в том числе, запрещается необоснованное изъятие электронных носителей информации.

Из указанного правила есть несколько исключений: изъятие электронных носителей при расследовании преднамеренного банкротства возможно в том случае, если в отношении данных электронных носителей будет проводиться судебная экспертиза; если у следователя имеется судебное решение на изъятие электронного носителя; если информация, которая хранится на электронных носителях, может быть использована для совершения новых преступлений; если владелец электронного носителя не имеет полномочий на хранение и использовании информации; если копирование информации, по мнению специалиста, может повлечь за собой утрату или изменение информации [2].

В большинстве же случаев следователь лишен возможности изъятия электронного носителя, но имеет право копировать информацию, на нем содержащуюся.

Уголовно-релевантная информация на электронных носителях может содержаться в виде файлов с различными разрешениями, либо внутри некоторых программ — «1C», «Клиент-Банк», «СБИС» и проч. Отдельные функциональные устройства систем обработки информации, системные блоки персональных компьютеров, ноутбуки, планшеты, жесткие и оптические диски, флеш-накопители, карты памяти и прочие объекты, содержащие важную для уголовного дела информацию, подлежат изъятию.

В соответствии с частью 3.1 статьи 183 УПК РФ, изъятие электронных носителей информации должно осуществляться с участием специалиста.

В случае, если изъятие информации осуществляется без использования копирования информации (например, изъятие CD-R диска, изъятие мобильного телефона и проч.), отсутствие специалиста не будет нарушением ч. 3.1 ст. 183 УПК РФ. По данному пути идет судебная практика. Например, в ходе судебного разбирательства по уголовному делу № 1–5/2014 в отношении М., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ, сторона защиты заявила ходатайство о признании недопустимым доказательством DVD-диска, содержащего базу «1С: Бухгалтерия», изъятого без участия специалиста. Суд апелляционной инстанции установил, что изъятие информации без ее копирования не является нарушением [4]. Апелляционным постановлением Московского городского суда от 16.07.2020 по делу № 10–13137/2020 установлено, что участие специалиста в ходе выемки мобильного телефона излишне, так как такие объекты без какого-либо ущерба проведению следствия и интересам их владельца могут быть самостоятельно изъяты и упакованы [3].

В связи с развитием процессов цифровизации в Российской Федерации многие организации переходят на удаленное хранение информации: используются удаленные серверы, «облачные» технологии. Важно, что доступ к информации, хранимой такими способами, возможен только через телекоммуникационную сеть «Интернет» [10, с. 309].

Обыск в таком случае будет иметь ряд особенностей:

– исследуется особый объект — информация (сведения, сообщения, данные независимо от формы их предоставления), которая может быть представлена в виде веб-страницы, веб-сайта, веб-чата, электронного файла, фотографий, аудиофайлов, видеофайлов, автоматизированной базы данных [1];

– подлежащая обнаружению информация может иметь различные «режимы» защиты, правовой охраны, доступ к информации может быть открыт или ограничен (например, может требоваться авторизация пользователя на сайте), или полностью закрыт (государственные веб-сайты, базы данных, содержащие охраняемые сведения);

– место доступа к осматриваемой информации — любая географическая точка, на территории которой возможно получение доступа в сеть Интернет.

А. Н. Иванов выделяет удаленный (дистанционный) обыск в качестве подвида обыска средств компьютерной техники. Еще в 2009 году автор обратил внимание на ряд проблемных вопросов при проведении удаленного обыска, ответы на которые на момент публикации статьи не следовали из действующего уголовно-процессуального законодательства. В УПК РФ отсутствовали правовые нормы, регламентирующие основания, порядок и процедуру удаленного (дистанционного) исследования компьютерной информации [8, с. 74].

К сожалению, до настоящего времени в действующий УПК РФ не внесены изменения, позволяющие однозначно ответить на многие вопросы, которые могут возникнуть при удаленном исследовании компьютерной информации. Законодательно не урегулирован ряд процессуальных вопросов, связанных с производством удаленного обыска. Так, неясно, каким образом следователь должен обеспечить участие обыскиваемого лица или совершеннолетнего члена его семьи при производстве удаленного обыска; предъявить данным лицам постановление о производстве обыска или в необходимых случаях судебное решение; в порядке ч. 5. ст. 182 УПК РФ предложить обыскиваемому лицу добровольно выдать те документы, которые подлежат изъятию.

Не противоречит действующему законодательству обеспечение явки обыскиваемого лица к следователю для производства удаленного обыска. Данные действия исключат возможность уничтожения обыскиваемым лицом информации в тот момент, когда следователь осуществляет обыск, и соответствуют предъявляемым к обыску требованиям закона. Однако данные действия не исключают возможности уничтожения информации во время осуществления обыска или до его начала иными лицами, имеющими доступ к информации, по просьбе обыскиваемого.

Названные проблемные аспекты не являются исчерпывающими при рассмотрении удаленного обыска электронных носителей. Данная проблематика требует дальнейшего изучения, особенно с учетом быстрого технического прогресса.

Все указанное свидетельствует о наличии правовых, организационных, технических, процессуальных особенностей удаленного обыска удаленных электронных носителей, в связи с чем российское уголовно-процессуальное законодательство нуждается в дальнейшей реформе, направленной на создан правового механизма удаленного обыска электронных носителей; кроме того, все изложенное позволяет прийти к выводу о том, что обыск — важнейшее следственное действие для расследования преднамеренных банкротств.

Литература:

  1. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (ред. от 09.03.2021) // Собрание законодательства РФ. 2006. № 31, ст. 3448.
  2. Апелляционное определение Московского городского суда от 21 июня 2018 г. по делу № 10–9550/2018 // Доступ из СПС «Консультант-Плюс».
  3. Апелляционное постановление Московского городского суда от 16 июля 2020 г. по делу № 10–13137/2020 // Доступ из СПС «Консультант-Плюс».
  4. Архив Шумерлинского районного суда Чувашской республики. Уголовное дело № 1–5/2014 [Электронный ресурс] // Официальный сайт Шумерлинского районного суда Чувашской республики. 2020. URL: http://shumerlinsky.chv.sudrf.ru/ (дата обращения: 28.02.2020).
  5. Васюков В. Ф., Булыжкин А. В. Некоторые особенности осмотра средств сотовой связи при расследовании уголовных дел // Российский следователь. 2014. № 2. С. 2–3.
  6. Гаврилова Н. А. Методика расследования преднамеренных банкротств: дис. … канд. юрид. наук. М., 2017. С. 140.
  7. Дубинин Л. Г. Осмотр следов преступления в сфере информационных технологий // Эксперт-криминалист. 2017. № 1. С. 12–13.
  8. Иванов А. Н. Удаленное исследование компьютерной информации: уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы // Известия Саратовского университета. Серия Экономика. Управление. Право. Вып. 2. 2009. Т. 9. С. 74–77.
  9. Касаткин А. В. Тактика собирания и использования компьютерной информации при расследовании преступлений: дис.... канд. юрид. наук. М., 1997. С. 91.
  10. Смагин П. Г. К вопросу о возможности дистанционного производства следственных действий // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы борьбы с преступностью: матер. Всерос. науч.-практ. конф. Орел, 2015. С. 309–314.
Основные термины (генерируются автоматически): РФ, удаленный обыск, обыскиваемое лицо, обыск, информация, компьютерная техника, производство обыска, участие специалиста, электронный носитель информации, компьютерная информация.


Задать вопрос