О принудительных мерах воспитательного воздействия в законодательстве стран СНГ | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 24 апреля, печатный экземпляр отправим 28 апреля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №14 (356) апрель 2021 г.

Дата публикации: 05.04.2021

Статья просмотрена: 6 раз

Библиографическое описание:

Кошенова, Ш. Р. О принудительных мерах воспитательного воздействия в законодательстве стран СНГ / Ш. Р. Кошенова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 14 (356). — С. 220-223. — URL: https://moluch.ru/archive/356/79713/ (дата обращения: 14.04.2021).



В статье приводится правовой анализ системы принудительных мер воспитательного воздействия в законодательстве отдельных стран СНГ. Автор раскрывает особенности применения данных мер в странах постсоветского пространства, а также проводит анализ в поисках наиболее оптимальных и эффективных мер для имплементации в казахстанское законодательство.

Ключевые слова: несовершеннолетние, освобождение от наказания, освобождение от ответственности, принудительные меры воспитательного воздействия, страны постсоветского пространства, судимость.

Всестороннее исследование того или иного правового явления требует тщательного изучения международного опыта. Это оправдано не столько с точки зрения учета общих позиций, сколько с позиции поиска оптимальных решений в совершенствовании правоприменительной практики.

В этой связи, наиболее примечателен опыт таких стран СНГ, как Азербайджан, Армения, Беларусь, Кыргызстан, Молдова, Россия, Таджикистан и Узбекистан, связанных едиными географическими и историческими корнями.

Хроника принудительных мер воспитательного воздействия в этих государствах в представленном на сегодняшний день виде берет начало с УК РСФСР 1960 года (ст.ст.10, 63 УК) [1]. И несмотря на действовавшие на тот момент Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик 1958 года, также предусматривавших возможность применения судами воспитательных мер, именно данный кодифицированный акт принято считать фундаментом рассматриваемого института.

С обретением независимости уголовная политика бывших союзных государств получила свое собственное развитие, однако в целом подходы большинства из них в регламентации анализируемых мер сохранили на себе отпечаток советского прошлого. Наследие этой эпохи прослеживается как в деятельности комиссий по делам несовершеннолетних, так и в работе закрытых интернатных организаций (больше известных как «спецшкола») , а также в самой системе мер.

В то же время к числу нововведений, характерных для многих постсоветских стран, можно отнести исключительное право суда в их применении (ранее таким правом также обладали комиссии по делам несовершеннолетних), возможность назначения одновременно нескольких мер, а также замены на уголовное наказание в случае умышленного неисполнения со стороны несовершеннолетнего правонарушителя (за исключением Беларуси и Узбекистана).

Сравнительный анализ УК Российской Федерации 1996 года (ст.ст.90,92) [2] и УК РСФСР 1960 года (ст. 63) показал, что из семи видов принудительных мер воспитательного характера пять нашли отражение в действующем законодательстве (включая помещение в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа).

При этом, изжили себя такие, как возложение обязанности публично или в иной форме принести извинение потерпевшему; объявление выговора или строгого выговора; передача несовершеннолетнего под наблюдение трудовому коллективу, общественной организации, а также отдельным гражданам. Вместе с тем, введена иная мера в виде ограничения досуга и установления особых требований к поведению.

Правом назначения принудительных мер воспитательного характера с освобождением несовершеннолетнего от уголовной ответственности и наказания наделен суд.

Аналогична ситуация в уголовном законе Азербайджана, Армении и Таджикистана. Система мер, порядок их применения и отмены в указанных странах также идентичны российскому УК и, за исключением незначительных различий в формулировках, заключаются в предупреждении; передаче под надзор родителей или лиц, их заменяющих, или государственного органа по делам несовершеннолетних; возложении обязанности возместить причиненный вред; ограничении досуга и установлении особых требований к поведению; помещении в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение (спецшколу).

Существенно сокращен перечень мер в законодательстве Республики Узбекистан. Он представлен в виде возложения обязанности принести извинение потерпевшему, возместить или устранить причиненный ущерб, а также помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение [3].

При этом, в отличии от других стран лишь узбекистанский законодатель сохранил возможность применения принудительных мер как межведомственной комиссией по делам несовершеннолетних при освобождении от уголовной ответственности, так и судом при освобождении от наказания (ст. 87 УК).

В законодательстве Республики Кыргызстан анализируемый нами институт представлен в двух формах (ст.103 УК) [4]. Это передача под надзор с предупреждением и ограничение поведения с предупреждением.

Обе меры назначаются судом с освобождением лица от наказания и могут быть применены одновременно. При этом между ними существует четкая иерархия, о чем свидетельствует возможность замены первой на вторую в случае нарушения несовершеннолетним установленных ограничений, а в крайнем случае — на наказание (ч. 3 ст. 103 УК).

В этом, на наш взгляд, проявляется гуманизм уголовной политики страны, которая предоставляет подросткам шанс переосмыслить свое поведение и встать на путь исправления, максимально отодвигая момент столкновения с пенитенциарной средой. Полагаем, данный подход заслуживает внимания и интеграции в отечественное законодательство.

Еще одной особенностью кыргызстанского права следует признать отдельный институт освобождения от наказания несовершеннолетнего с применением пробационного надзора (ст. 111 УК).

В Молдове освобождение от уголовной ответственности и наказания несовершеннолетнего возможно с применением более широкого спектра мер воспитательного характера [5].

Отличительной особенностью молдовского законодательства следует назвать наличие специального субъекта, наделенного правом освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности с применением воспитательных мер. Таковым является прокурор, который в рамках УПК с учетом характера совершенного преступления и вывода о перспективах исправления молодого преступника воспитательными методами может своим постановлением прекратить уголовное преследование и освободить его от уголовной ответственности (ст. 483 УПК) [6].

Таким образом, прерогативой освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетнего с применением мер воспитательного воздействия наделены как суд, так и прокурор, в то время как правом освобождения от уголовного наказания — суд.

Следует отметить, что одна из принудительных мер воспитательного воздействия Молдовы вызывала особый интерес, ее суть заключается в принуждении несовершеннолетнего к прохождению курса психологической реабилитации (ст. 104 УК).

Данная мера представляется весьма эффективной, учитывая индивидуально-психологические особенности юных правонарушителей. Общеизвестно, что чаще всего различные девиации в поведении несовершеннолетнего следствие неблагополучия в семьях, неправильного воспитания, ослабления родительского контроля и деструктивного влияния ближайшего круга общения. Полагаем, что курс реабилитации целесообразней «рекомендовать» как несовершеннолетнему, так и его родителям либо законным представителям. Уверены, что только комплексный подход, путем формирования благоприятного «фона» вокруг молодых преступников, может стать залогом их исправления и перевоспитания.

Обращаем внимание, что выражение «рекомендовать» использовано не случайно, т. к. на наш взгляд, термины «принуждение» и «психологическая реабилитация» диссонируют друг с другом и не могут использоваться в одном контексте.

Такой же позиции придерживается Хейли Джей — один из основателей Вашингтонского института семейной терапии, по мнению которого большинство психотерапевтических школ целиком основаны на положении о добровольном приходе человека на психотерапию [7].

Преимущественная часть психотерапевтов, использующих разные подходы и техники, единодушны в своей уверенности, что невозможно оказание помощи до тех пор, пока человек не достиг предела своего отчаяния и не просит о ней сам. Поэтому, убеждены, что достичь положительного эффекта от данной меры возможно лишь либеральными методами, путем рекомендации пройти курс психологической реабилитации как несовершеннолетнему, так и членами его семьи. Полагаем, что в отмеченной интерпретации, данная мера могла бы быть имплементирована в казахстанское законодательство.

Особого внимания и дискуссии заслуживает неординарная практика применения анализируемых мер в Республике Беларусь.

В соответствии с белорусским законодательством, принудительные меры воспитательного характера выступают самостоятельной формой реализации уголовной ответственности (ст. 46 УК) и применяются судом как способ освобождения от наказания с вынесением обвинительного приговора. В результате у несовершеннолетнего возникает судимость, которая исчисляется со дня, следующего за днём вступления в законную силу судебного акта и погашается в установленном порядке [8].

Анализ нормы, регламентирующей условия погашения судимости (ст. 121 УК), показывает, что в отличии от несовершеннолетнего, к которому применены воспитательные меры, такой же субъект, осужденный за неосторожное преступление вплоть до лишения свободы, находится в более привилегированном положении, т. к. считается не имеющим судимости после отбытия наказания.

Между тем, судимость лица, осужденного с применением принудительных мер воспитательного характера, погашается в срок от шести месяцев до года в зависимости от характера совершенного преступления.

Указанное, по нашему мнению, противоречит общим принципам гуманизма и нивелирует саму идею применения института воспитательных мер, не говоря о тотальной стигматизации подростков.

Возвращаясь к вопросу системы принудительных мер воспитательного воздействия в рассматриваемых странах видится необходимость провести между ними параллель.

Анализ показал, что мера в виде предупреждения встречается в уголовном законодательстве всех вышеупомянутых стран за исключением Кыргызстана и Узбекистана.

Передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих применяется к несовершеннолетним в Азербайджане, Армении, Кыргызстане, Молдове, России и Таджикистане.

Обязанность загладить вред/ущерб, причиненный преступлением, предусмотрена в уголовном законе Азербайджана, Армении, Беларуси, Молдовы, России, Таджикистана и Узбекистана.

Принесение извинения потерпевшему практикуется в Беларуси и Узбекистане.

Правом поместить несовершеннолетнего преступника в специальное учреждение обладают суды Азербайджана, Армении, Беларуси, России, Таджикистана и Узбекистана.

Резюмируя изложенное и положения нормативных актов, регламентирующих применение данного института в отдельных странах СНГ, можно сделать вывод о преимущественном сходстве положений (порядок и субъект применения, сроки, перечень мер) , за исключением отдельных особенностей (судимость, иерархия мер, замена при систематическом нарушении мер, психологическая реабилитация).

Нормами, заслуживающими внедрению в казахстанское законодательство, с учетом отмеченных положений, можно назвать меру в виде рекомендации пройти психологическую реабилитацию. Кроме того, по опыту Республики Кыргызстан полагаем возможным выстроить четкую иерархию в системе принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных в отечественном уголовном законе (ст. 84 УК РК) с возможностью замены менее строгих мер воздействия на более строгие в случае систематического нарушения со стороны несовершеннолетнего, в отношении которого они применены.

Литература:

1. Уголовный кодекс РСФСР от 27.10.1960 г.// электронный ресурс http://pravo.gov.ru/proxy/ips/?docbody=&prevDoc=102021298&backlink=1&&nd=102010096// дата обращения 25.01.2021

2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г.// электронный ресурс https://online.zakon.kz/document/?doc_id=30397073//дата обращения 25.01.2021

3. Уголовный кодекс Республики Узбекистан от 22.09.1994 г.//электронный ресурс https://online.zakon.kz/document/?doc_id=30421110#pos=743;-54// дата обращения 25.01.2021

4. Уголовный кодекс Кыргызской Республики от 02.02.2017 г.// электронный ресурс http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/111527// дата обращения 25.01.2021

5. Уголовный кодекс Республики Молдова от 18.04.2002 г. // электронный ресурс https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30394923#pos=835;-54//дата обращения 25.01.2021

6. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова от 14.03.2003 г.// электронный ресурс http://continent-nline.com/Document/?doc_id=30397729#pos=4942;-51// дата обращения 25.01.2021

7. Что такое психотерапия Хейли Джей https://psy.wikireading.ru/12325

8. Уголовный кодекс Республики Беларусь от 09.07.1999 г.//электронный ресурсhttps://online.zakon.kz/document/?doc_id=30414984&doc_id2=30414984#activate_doc=2&pos=50;-80&pos2=1091;-100// дата обращения 25.01.2021

Основные термины (генерируются автоматически): мера, уголовная ответственность, Узбекистан, воспитательное воздействие, Армения, Беларусь, воспитательный характер, Таджикистан, Азербайджан, психологическая реабилитация.


Задать вопрос