Влияние социального окружения на формирование симптомов пограничного расстройства личности в подростковом возрасте | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Психология

Опубликовано в Молодой учёный №14 (356) апрель 2021 г.

Дата публикации: 03.04.2021

Статья просмотрена: 8 раз

Библиографическое описание:

Картавская, А. В. Влияние социального окружения на формирование симптомов пограничного расстройства личности в подростковом возрасте / А. В. Картавская. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 14 (356). — С. 57-62. — URL: https://moluch.ru/archive/356/79711/ (дата обращения: 19.04.2021).



Данная статья обобщает опыт социального взаимодействия людей с пограничным расстройством личности в подростковом и детском возрасте. Известно, что основу формирования личности ребенка закладывают родители и ближайшее окружение, их отношение во многом определяет характер взаимодействия ребенка со внешним миром и самим собой. Целью данного исследования является выявить, какие трудности и дефекты в системе межличностного общения возникают у людей с ПРЛ.

Ключевые слова: ПРЛ, пограничное расстройство личности, эмоциональная нестабильность, биопсихосоциальная модель, влияние социального окружения, психологическое, физическое, сексуальное насилие над подростком.

Термин «пограничное состояние» впервые появился в психоаналитической литературе в статье Адольфа Стерна «Психоаналитическое исследование и терапия пограничной группы неврозов» (1938). В этой статье автор рассматривал группу пациентов, которые в начале терапии были похожи на людей с невротическим уровнем организации личности, но в ходе самой терапии демонстрировали явное сопротивление психодинамическому подходу. Особенностью пациентов с пограничной организацией личности являлось то, что они не подходили по описанию ни к одной известной на то время психоанализу организации личности, а именно психотической и невротической. Специфика термина «пограничный» в том, что в нем сочетаются черты и того и другого. Клинический диагноз «пограничное расстройство личности» появился в американской классификации психических расстройств DSM (Diagnostic and Statistical Manual of mental disorders).

Эквивалентом в МКБ 10, что сейчас используется в России и некоторых других странах мира можно считать эмоционально — неустойчивое расстройство личности, пограничный тип (F60.31).

ПРЛ диагностировано примерно у 18 миллионов человек — это приблизительно равняется 6 % взрослых людей в США (Grant и др. 2008).

Диагностируется ПРЛ чаще у женщин, нежели у мужчин, в соотношении три к одному, но примерно равное количество обоих полов (53 % мужчин и 47 % женщин; Grand и др. 2008) сталкиваются с симптомами ПРЛ.

В других частях света распространенность ПРЛ варьируется от 1,4 до 5,9 % от общей численности населения (Samuels и др. 2002; Coid и др. 2006; Lenzenweger и др. 2007; Grant и др. 2008; Trull и др. 2010).

В мире психологии начала обретать популярность биопсихосоциальная модель, согласно которой в формировании психических расстройств принимают участие биологические факторы (генетические, биохимические и т. д.), психологические факторы (настроение, личность, поведение и т. д.) и социальные факторы (культурные, семейные, социально-экономические и т. д.). Совокупность этих факторов будет определять предрасположенность или наличие у индивида определенных заболеваний.

В основе данной модели лежит принцип «диатез — стресс», где диатез — это биологическая предрасположенность к определенному болезненному состоянию, а стресс — психосоциальные факторы, которые актуализируют эту предрасположенность.

Главной составляющей пограничного расстройства личности можно назвать явление эмоциональной дисрегуляции, таким людям сложно контролировать свои эмоции и связанные с ним импульсивные действия. Эмоциональная дисрегуляция является результатом биологической предрасположенности и также связана с влиянием социального окружения индивида.

Биологическим фактором является генетическая предрасположенность или наследуемость ПРЛ, так популяционные и близнецовые исследования позволяют оценить её как «умеренную», в районе 0.40–0.70.

Также существуют особенности головного мозга у лиц с ПРЛ, целый ряд исследований в области нейровизуализации показал наличие уменьшения вещества мозга в конкретных отделах. Эти отделы в норме вовлечены в регуляцию ответа на стресс и регуляцию эмоциональной сферы. Речь идёт о гиппокампе, глазнично-лобных участках коры головного мозга и миндалевидном теле.

Нельзя отрицать важную роль родителей и ближайшего окружения на формирование личности ребенка, будь то здоровая или патологическая личность. Насилие, манипуляции, пренебрежительное отношение и другие нездоровые формы отношения к ребенку могут усилить уже генетически детерминированные особенности, способствуя развитию проблем с регуляцией эмоций в будущем.

С точки зрения когнитивно-поведенческого подхода у людей с расстройствами личности существуют дисфункциональные убеждения и дезадаптивные стратегии поведения, которые делают людей более уязвимыми к жизненным ситуациям и это повышает их когнитивную уязвимость.

Эмоциональную уязвимость можно характеризовать как:

1) чрезвычайно высокую чувствительность к эмоциональным раздражителям;

2) интенсивные реакции на эмоциональные раздражители;

3) медленное возвращение нормального эмоционального состояния после эмоционального возбуждения.

Таким людям сложно выстраивать адаптивные стратегии эмоциональных реакций, из-за чего они страдают от сильных негативных эмоций и связанных с ним импульсивным поведением.

Многие индивиды, страдающие от пограничного расстройства личности, уже после постановки им диагноза, анализируя свое прошлое, отмечают, что симптомы этого расстройства и модели поведения возникли раньше, в подростковом или даже детском возрасте. Однако постановка диагноза пограничное расстройство личности, как и любое другое расстройство личности редко ставится детям и подросткам, потому как они все еще растут, развивают свои навыки управления эмоциями и совершенствуют их. Если диагноз выставлен в возрасте до восемнадцати лет, то симптомы ПРЛ сохранялись в течение, как минимум, одного года.

В своем исследовании я хочу рассмотреть предпосылки формирования симптомов ПРЛ, связанные с детско-родительскими отношениями в подростковом возрасте, как социальное окружение влияет на развитие данного расстройства и в какой степени.

Организация и методы исследования:

В данном исследовании приняли участие 78 человек от 18 до 30 лет обоих полов с диагностированным пограничным расстройством личности или эмоционально-неустойчивым расстройством личности, что является эквивалентом в МКБ-10.

В рамках эмпирического исследования были использованы две методики:

1. Методика «Детско-родительские отношения подростков» П. Трояновской (ДРОП). Данная методика включает в себя 19 шкал, при обработке результатов в данном исследовании были использованы только 2 шкалы, а именно шкалы эмпатии и конфликтности, потому как именно эти шкалы представляют для исследования наибольшую ценность. Инструкция была частично изменена по причине того, что в исследовании принимали участие респонденты старше восемнадцати лет, им предлагалось вспомнить об их взаимоотношениях с родителями в подростковом и детском возрасте.

Результаты исследования:

По шкале эмпатии проценты распределились следующим образом:

Никогда — 37,9 %

Редко — 21,5 %

Иногда — 21,5 %

Часто — 11,1 %

Всегда — 8,9 %

Данные показатели говорят нам о том, что большее число опрошенных не чувствовали со стороны своих родителей или попечителей сопереживания в той мере, в которой нуждались, 40,5 % опрошенных считают, что их родители не могли или не хотели оказать им поддержку в трудную минуту, они чувствовали себя оставленными, а своих родителей склонны оценивать как беспричастных. Еще 38 % опрошенных утверждают, что не смогли бы обратиться за помощью к своим родителями, они боялись, что их проблемы сочтут несерьезными или были уверены в том, что это может закончиться ссорой.

По шкале конфликтность:

Всегда — 37,6 %

Часто — 22,1 %

Иногда — 16 %

Редко — 13,6 %

Никогда — 13,7 %

Эти показатели свидетельствуют о том, что в семьях людей имеющих ПРЛ часто встречаются конфликтные отношения между родителями и ребенком, а также конфликты между родителями. Еще 24,3 % опрошенных сообщают о том, что родители вовлекали или продолжают вовлекать уже во взрослом возрасте в их конфликты других членов семьи. В 45,5 % случаев родители были склонны при решении конфликта выходить победителями, тем самым лишая подростка возможности быть услышанным. В 85 % случаев родители в подростковом и детском возрасте при спорах и конфликтах склонны были срываться на ругань и крик, а 77 % опрошенных сообщают, что, наказывая, родители применяли к ним физическую силу, еще 60 % опрошенных сообщают, что это происходило с ними более 10 раз.

Свои отношения с родителями люди с пограничным расстройством личности склонны оценивать как «сложные», «плохие», «ужасные», «холодные», «тяжелые» и «непоследовательные» в 63,7 % случаев, 15 % сообщают о гиперопеке, еще 7 % оценивают их как нейтральные и только 14,3 % из них оценивают свои отношения с родителями в подростковом возрасте как «хорошие или нормальные».

2. Опросник ICAST-R. Данный опросник используется среди лиц старше 18 лет с целью изучения опыта пережитого в детстве и подростковом возрасте психологического, физического или сексуального насилия.

В детстве и подростковом возрасте, люди с пограничным расстройством личности имели негативный опыт в отношениях со своими родителями, где им целенаправленно причиняли физическую боль.

39,7 % опрошенных считают, что причинение им физической боли в основном было за дисциплинарные проступки, но они не считают, что это было справедливо.

Еще 33,3 % опрошенных считают причинение им физической боли как несправедливое, за мелкие проступки или вовсе без повода.

23,1 % опрошенных считают, что им никогда не причиняли физической боли намеренно.

И только 3,8 % опрошенных считают, что причинение им физической боли было оправданным.

41 % опрошенных считает, что в детстве и подростковом возрасте им причиняли больше физической боли, нежели их сверстникам.

6 человек сообщают о том, что это вызывало у них переломы костей или кровотечение, из-за чего они были вынуждены обращаться ко врачу или оставаться дома из-за нанесенных им травм.

Еще 12 человек сообщают о том, что это имело временные последствия: раны или сложности с хождением при переломах.

73 человека из 78 ответили, что их оскорбляли, критиковали, пытались заставить чувствовать себя плохими или глупыми. Еще пять человек не дали однозначного ответа на этот вопрос.

64 человека ответили, что это происходило с ними более 10 раз.

У 49 человек это происходило на протяжении от 5 и до 18 лет. Большая часть приходится на возраст с 10 до 13 лет.

Также 56 человек из числа опрошенных считают, что их оскорбляли и критиковали больше, нежели их сверстников.

46 % от общего числа опрошенных сообщают о том, что они подвергались сексуальному насилию, большинство из которых переживали только эпизоды домогательства, в числе которых их заставляли дотрагиваться до интимных частей тела другого человека (22 %) и наоборот, когда кто — либо дотрагивался до их интимных частей тела без их на то согласия (37 %), еще 7,7 % опрошенных из общего количества респондентов заставляли позировать перед камерой обнаженными, а 14 % опрошенных имели сексуальные отношения, когда не хотели этого.

Это позволяет сделать вывод о том, что существует корреляция между взаимоотношениями «родитель — ребенок» и развитием пограничного расстройства личности у второго, из-за чего у ребенка к подростковому возрасту формируются дисфункциональные убеждения и стратегии поведения. Ребенок с уже детерминированной эмоциональной уязвимостью склонен быть более импульсивен в своих действиях чем его сверстники, из — за чего родителю сложнее дается его воспитание. Своими действиями они усиливают его генетическую предрасположенность к данному расстройству, таким образом к биологическим предпосылкам добавляется социальная составляющая (непоследовательность родителей, пренебрежительное отношение, гиперопека) и вероятность манифестации расстройства увеличивается. Также свое влияние оказывают и отношения вне семьи, физическое, эмоциональное и сексуальное насилие со стороны сверстников или людей старшего возраста.

Литература:

  1. Аарон, Бек Когнитивная терапия расстройств личности / Бек Аарон, Фримен Артур. — 12. — Санкт — Петербург: Питер, 2017. — 354 c. — Текст: непосредственный.
  2. Дэниел, Фокс Пограничное расстройство личности. Комплексная программа, позволяющая понять и контролировать свое ПРЛ / Фокс Дэниел. — 1. — Чехов: Первая образцовая типография, 2020. — 272 c. — Текст: непосредственный.
  3. Джерольд, Крейсман. Я ненавижу тебя, только не бросай меня. Пограничные личности и как их понять / Крейсман Джерольд, Страус Хэл. — 1. — Санкт — Петербург: Питер, 2017. — 303 c. — Текст: непосредственный.
  4. Марша, М. Лайнен. Руководство по тренингу навыков при терапии пограничного расстройства личности / М. Л. Марша. — 1. — Москва: И. Д. Вильямс, 2018. — 354 c. — Текст: непосредственный.
  5. Незнанов, Н. Г. Биопсихосоциальная психиатрия / Н. Г. Незнанов, А. П. Коцюбинский, Г. Э. Мазо. — 1. — Москва: СИМК, 2020. — 901 c. — Текст: непосредственный.
  6. Chapman Borderline personality disorder and emotion dysregulation / Chapman, A. — Текст: непосредственный // Development and Psychopathology. — 2019. — № 3. — С. 1143–1156.
Основные термины (генерируются автоматически): пограничное расстройство личности, подростковый возраст, родитель, детский возраст, сексуальное насилие, отношение, том, биологическая предрасположенность, ближайшее окружение, генетическая предрасположенность.


Задать вопрос