Возможность добровольного отказа от преступления в случаях, когда состав преступления описан в законе как формальный | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №14 (356) апрель 2021 г.

Дата публикации: 03.04.2021

Статья просмотрена: < 10 раз

Библиографическое описание:

Колпащикова, О. А. Возможность добровольного отказа от преступления в случаях, когда состав преступления описан в законе как формальный / О. А. Колпащикова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 14 (356). — С. 214-216. — URL: https://moluch.ru/archive/356/79709/ (дата обращения: 18.04.2021).



Правовой институт добровольного отказа от преступления в рамках уголовно-правовой литературы и практической реализации является одним из самых дискуссионных в отечественном правовом поле.

Конструкция ст. 31 УК РФ содержит в себе целый комплекс правовых дисбалансов, одному из которых и посвящено настоящее исследование. Автором изучены проблемы допустимости признания добровольного отказа в случаях, когда состав преступления описан в законе как формальный. Анализируется уголовное законодательство и практика его применения.

Ключевые слова : статья 31 УК РФ, уголовно-правовая доктрина, добровольность, окончательность, формальный состав преступления.

The possibility of voluntary renunciation of the crime in cases where the crime is described in the law as formal

The institution of voluntary renunciation of a crime within the framework of criminal law literature and practical implementation is one of the most controversial in the domestic legal field.

The construction of Article 31 of the Criminal Code of the Russian Federation contains a whole complex of legal imbalances, one of which is devoted to this study. The author studies the problems of the admissibility of the recognition of voluntary refusal in cases where the corpus delicti is described in the law as formal. The article analyzes the criminal legislation and the practice of its application.

Keywords: voluntary renunciation of a crime, Article 31 of the Criminal Code of the Russian Federation, criminal law doctrine, voluntariness, finality, formal corpus delicti.

Правовая доктрина современности, а также практика применения статьи 31 УК РФ характеризуются отсутствием единообразного теоретико-правового взгляда на многообразие элементов, составляющих данную правовую конструкцию.

Обратившись к суждениям современных исследователей, таких как А. И. Камышев [7], П. П. Фомин, А. С. Кравцов [11], Т. А. Демичева [5] добровольный отказ от преступления предлагаем определить как выраженное свободно и своевременно осознанное волеизъявление субъекта, направленное на окончательное прекращение преступной деятельности в виде приготовления уголовно –наказуемого деяния, либо прекращения покушения на него.

Большинством авторов — современников, апеллируя к конструкции состава того либо иного установленного законодателем преступления, предлагается выделять и особенности применения к нему добровольного отказа.

Исследователи склоняются к возможности применения данного правового института, прежде всего, к преступлениям с материальным составом. Однако, возможность его реализации сохраняется и формальных составах.

Так, например Д. С. Солодских [10] допускает такую возможность, указывая при этом на такое необходимое условие как осуществление субъектом посягательства всевозможных действий либо бездействия, направленных по своему характеру на окончательное прекращение преступной деятельности.

Данные суждения нашли свое отражение и в практике Верховного Суда РФ [3].

Продолжая исследовать данную проблему, соглашаясь с воззрениями таких авторов как А. И. Левченко [8], А. А. Савин, А. В. Баринов [9], предлагаем подразделить преступления, объективная сторона которых выражена в форме действия, а состав описывается законодателем как формальный на следующие составные части.

Первую из которых образуют те из них, возможность применения добровольного отказа в которых презюмируется, а процесс их совершения предполагает осуществление всех стадии предварительной преступной деятельности.

Добровольный отказ здесь возможен как в стадии приготовления уголовно — наказуемого деяния, так и покушения на него, которое еще не окончено. За неким исключением, когда предполагается наступление вредных последствий как одного из обязательных признаков объективной стороны оконченного состава преступления.

Вторую составляют, преступления, имеющие формальный состав и по замыслу законодателя оконченными являются в стадии покушения либо приготовления.

Возможность применения добровольного отказа здесь несколько ограничена и может быть реализована только в стадии приготовления к совершению преступного посягательства, до окончания такой деятельности. Здесь мы имеем ввиду особо опасные преступления. Преступление, являющиеся оконченным на такой стадии его осуществления как покушение, предполагает реализацию анализируемого правового института на стадии приготовления.

И последняя, третья часть преступлений, объективная сторона которых выражена в форме действия, а состав описывается законодателем как формальный, исключает в принципе возможность применения добровольного отказа. Поскольку ее образуют преступления, не предполагающие ни подготовку, ни покушение.

Опираясь на позицию современного законодателя, автором предложено подразделять все виды преступлений, объективная сторона которых выражена в форме бездействия, а состав описывается законодателем как формальный на две составляющие.

Первая из них допускает возможность применения добровольного отказа, вторая же нет. Каждая из выделенных групп содержит строго определенные составы.

Первая группа включает в себя составы, исключающие саму возможность покушения и приготовления, т. к. оконченными они являются уже на стадии покушения. Следовательно, правовой институт добровольного отказа здесь возможен лишь в стадии приготовления.

Вторая группа, вообще полностью исключает возможность применения анализируемого правового института; ее образуют преступления, не предполагающие ни подготовку, ни покушение. Так как сам факт не совершения определенных действий, образует состав оконченного преступления.

Таким образом, возможность применения добровольного отказа от совершения преступления с формальным составом подтверждается как теорией, так и практикой. Считаем целесообразным, установить конкретный перечень таких составов актами Верховного Суда РФ.

Литература:

  1. Конституция РФ 12 декабря 1993 года (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30 декабря 2008 № 6-ФКЗ, от 30 декабря 2008 № 7-ФКЗ, от 05 февраля 2014 № 2-ФКЗ, от 21 июля 2014 № 11-ФКЗ, с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020) // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.pravo.gov.ru (дата обращения 01.03.2021).
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ, (ред. от 30.12.2020) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.03.2021) // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.pravo.gov.ru (дата обращения 01.03.2021).
  3. Определение Верховного Суда РФ от 03.02.2014 № 12-Д13–4 [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://sudact.ru/regular/doc (дата обращения: 01.03.2021).
  4. Борисова В. Б., Шульга А. В. Добровольный отказ от преступления: проблемы теории и практики // Скиф. Вопросы студенческой науки. 2019. № 4 (32). С. 50–54.
  5. Демичева Т. А. Основные положения добровольного отказа от преступления в уголовном праве Российской Федерации // Научное Образование. 2020. № 3 (8). С. 384–387.
  6. Захаров А. А. Добровольный отказ от совершения преступления // Научное Образование. 2021. № 1 (10). С. 161–163.
  7. Камышев А. И. Понятие и признаки добровольного отказа от преступления // Аграрное и земельное право. 2020. № 8 (188). С. 117–119.
  8. Левченко А. И. Особенности добровольного отказа от преступления как уголовно-правового института // Право и общество. 2020. № 2 (30). С. 9–14.
  9. Савин А. А., Баринов А. В. Становление института добровольного отказа от преступления: его понятие, признаки и характеристика // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2020. № 2. С. 180–182.
  10. Солодских Д. С. Характеристика добровольного отказа от преступления и его соотношение со стадиями неоконченного преступления // Тенденции развития науки и образования. 2020. № 62–16. С. 76–80.
  11. Фомин П. П., Кравцов А. С. Освобождение от уголовной ответственности в связи с добровольным отказом от совершения преступления // Вестник Луганской академии внутренних дел имени Э. А. Дидоренко. 2020. № 1 (8). С. 95–102.
Основные термины (генерируются автоматически): добровольный отказ, объективная сторона, стадий приготовления, возможность, правовой институт, преступление, УК РФ, анализируемый правовой институт, наказуемое деяние, окончательное прекращение.


Ключевые слова

добровольность, статья 31 УК РФ, уголовно-правовая доктрина, окончательность, формальный состав преступления
Задать вопрос