Анализ современных подходов к определению взяточничества | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №14 (356) апрель 2021 г.

Дата публикации: 05.04.2021

Статья просмотрена: 1 раз

Библиографическое описание:

Доля, В. Н. Анализ современных подходов к определению взяточничества / В. Н. Доля. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 14 (356). — С. 193-199. — URL: https://moluch.ru/archive/356/79706/ (дата обращения: 18.04.2021).



В статье раскрыты различные трактовки понятия взяточничества, а также подходы к квалификации данного преступления согласно действующему законодательству РФ.

Ключевые слова: взяточничество, взятка, взяткодатель, взяткополучатель, законодательство, квалификация, наказание.

The article reveals various interpretations of the concept of bribery, as well as approaches to the qualification of this crime in accordance with the current legislation of the Russian Federation

Keyword: bribery, bribe, bribe-giver, bribe-taker, legislation, qualification, punishment.

Характеристике взяточничества в юридической литературе уделяется значительное внимание, но, несмотря на это, остаются вопросы, которые в силу своей проблемности не находят единообразного решения среди ученых или вообще не решаются, что, разумеется, не способствует правильному применению норм об уголовной ответственности за получение-дачу взятки и норм о преступлениях, которые являются связанными или смежными со взяточничеством. В подавляющем большинстве работ по обозначенной проблематике детальному анализу подвергаются признаки составов получения и дачи взятки, при этом дискуссионные аспекты авторы пытаются решать только в рамках учения о составах данных преступлений, часто не прибегая к изучению исходных положений по данным деяниям или к применению знаний более общего уровня, имеющим косвенную связь с самим взяточничеством. Поэтому перед тем как характеризовать данное преступление с точки зрения уголовного права, представляется необходимым, прежде всего, определить содержание понятия взяточничества и его правовую природу. Решение данных вопросов носит принципиальное значение и должно служить той основой, на которую необходимо опираться в дальнейшем при анализе признаков взяточничества и выработке правил его квалификации.

История российского государства и эволюция государственного строя в процессе исторического развития во многом предопределила ход развития правовых норм, которые касаются взяточничества. Очевидно, что любую правовую проблему невозможно решить без надлежащего изучения ее генезиса. В рамках истории отечественного уголовного права, в частности, преступлений, которые заключаются во взяточничестве, следует акцентировать на памятниках русского права, к которым относятся Русская Правда, Судебники 1497 1550, Соборное Уложение 1649, Артикул Военный 1715, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845, Уголовное Уложение 1903 г., а также на УК РСФСР.

Анализ исторических источников права в целом показывает, что уголовное ответственность за взяточничество обеспечивалась не на всех этапах развития общества. В частности, во времена Русской Правды существовала «система кормления», которая удерживала чиновников за счет населения на соответствующей территории, что не противоречило закону и считалось социально приемлемым явлением [4, с. 151].

Правовые нормы, которые впервые предусматривали ответственность за получение взятки, появились в Судебниках 1497 и 1550, однако они не имели универсального характера и распространялись обычно на сферу осуществления судопроизводства. Впоследствии взяточничество стало дифференцироваться в зависимости от правомерности действий, которые совершает получатель взятки, появляются новые его формы, а также виды неправомерной выгоды (Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845, Уголовное уложение 1903 г.). Отдельно были предусмотрены составы получения взятки лично чиновником или через посредника.

Образование Советского Союза ознаменовало новый, достаточно длительный и прогрессивный этап развития уголовного законодательства, направленного на борьбу с взяточничеством. В СССР взяточничество в соответствии с УК РСФСР 1922 г. каралось расстрелом. УК УССР 1960 г. предусматривал возможность освобождения от уголовной ответственности только взяткодателя, исключив такую возможность для посредника [4, с. 152].

Действующий Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ) [17], принятый в 1996 г, предусматривает уголовную ответственность за получение взятки (статья 290 УК РФ), за дачу взятки (статья 291 УК РФ), а также и за посредничество во взяточничестве (статья 291.1 УК РФ). Кроме того, Федеральным законом от 03.07.2016 г. № 324-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» [19] был введен новый состав преступления — мелкое взяточничество (291.2 УК РФ).

Следовательно, законодательные нормы, предусматривающие уголовную ответственность за взяточничество, в сформированном виде появились лишь в действующем УК РФ, однако и они неоднократно подвергались изменениям и дополнениям, и до настоящего времени не лишены недостатков. Взяточничество, несмотря на предпринимаемые меры по борьбе с ним, является одним из самых распространенных коррупционных преступлений в Российской Федерации на сегодняшний день. Это преступление, которое осуществляется против государственных интересов, местного самоуправления и органов власти. Такая деятельность ведёт к разрушительным последствиям: служащие отказываются выполнять свои обязанности, подрывается авторитета власти в государстве, подчинению общественных и государственных задач личным интересам. Должностные преступления подрывают авторитет и государства, и всех тех, кто является государственными служащими. Иными словами, население перестает доверять органам власти, считая, что при нарушении их прав — восстановлением никто заниматься не будет. Несмотря на то, что тема взяточничества находится под пристальным вниманием ученых, до сих пор существуют спорные вопросы определения предмета взяточничества. Кроме того, действующее законодательство не в полной мере отражает специфику составов преступлений, при квалификации получения взятки основные ошибки и сложности в правоприменительной практике возникают в тот момент, когда данное преступление отграничивается от смежных.

Рассматривая взяточничество с точки зрения юридической науки, следует отметить, что содержание данного термина раскрывается по-разному — с точки зрения «узкого» и «широкого» подходов. Сторонники «узкого» и подхода отождествляют взяточничество с получением взятки или при характеристике взяточничества сводят последнее только к получению взятки, приходя к мысли, что рассматривать дачу взятки наряду с ее получением нецелесообразно. Такой подход представляется принципиально неверным, в силу существования связи между получением и дачей взятки, характеристика состава одного из этих действий будет неполной, так как не представляется возможным описать в законченном виде получения (дачу) взятки абстрактно, не принимая во внимание непосредственно ее дачу (получение). Кроме того, после отнесения дачи взятки к преступлениям против порядка управления, в дальнейшем указывается, что данное деяние посягает на нормальную деятельность государственного аппарата, то есть на объект должностных преступлений (приведенная трактовка объекта данной группы преступлений является дискуссионной). Такое положение нарушает принцип группировки преступлений в Особенной части по признаку общности их непосредственных объектов. Учитывая направленность дачи взятки и ее особенности, представляется, что данное деяние является преступлением в сфере служебной деятельности, которое невозможно рассматривать изолированно от получения взятки. Из приведенного следует, что возведение взяточничества только к получению взятки нецелесообразно.

В противоположность приведенному узкому толкованию понятия взяточничества существует широкая его трактовка, согласно которой «взяточничество — это родовое понятие, которое охватывает четыре вида преступлений: 1) получение взятки; 2) посредничество во взяточничестве; 3) дачу взятки; 4) провокацию взятки» [5, с.67].

Представляется неточным название преступления — «провокация взятки», ведь нельзя спровоцировать взятку, то есть (условно) предмет имущественного характера, например — деньги. Из содержания диспозиции ст. 304 УК РФ следует, что провоцируют получение или дачу взятки, поэтому данное преступление в законе необходимо обозначить как «Провокация получения или дачи взятки, коммерческого подкупа либо подкупа в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд». Кроме того, если обратить внимание на направленность преступления, предусмотренного ст. 304 УК, обнаружим, что целью данного деяния, как указано в самой диспозиции, является разоблачение того, кто дал или взял взятку, данное преступление наносит вред интересам правосудия, повышает его общественную опасность по сравнению с простым подстрекательством к взяточничеству. Учитывая приведенное, включение в понятие взяточничества провокации взятки безосновательно.

Может показаться, что позиция широкого понимания понятия взяточничества отображается в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24 (ред. от 24.12.2019) «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» [15], согласно преамбулы оно призвано обеспечить одинаковое и правильное применение законодательства именно по делам о взяточничестве и при этом в нем закреплены рекомендации Верховного Суда РФ о применении норм как о получении, даче взятки, посредничестве во взяточничестве, так и о провокации взятки (п.25 Постановления). Такое положение вещей является примером рассмотрения провокации взятки наряду с ее получением и дачей только в целях удобства. При рассмотрении же дел о взяточничестве судам необходимо соблюдать требования закона об индивидуализации наказания, и при рассмотрении их составов преступлений руководствоваться статьями 290, 291, 291.1, 291.2 УК РФ [17]. Таким образом, представляется, что Верховный Суд РФ под взяточничеством понимает получение взятки, дачу взятки и посредничество в данных деяниях.

Такое понимание объема понятия взяточничества тесно связано с его правовой природой. В научной литературе вопрос о правовой природе взяточничества является практически не разработанным и (из-за этого) нерешенным. Наиболее принципиальные и конкретные позиции по данной проблеме сводятся к трем точкам зрения.

Одна группа авторов утверждает, что получение и дача взятки являются самостоятельными преступлениями, не зависят друг от друга (Б. В. Здравомыслов [8], В. Ф. Кириченко [10], В. Е. Мельникова [13], М. Д. Шаргородский [22]). Данные преступления сформулированы в различных статьях УК РФ. С такой позицией согласиться нельзя. Ее резко охарактеризовал Д. А. Гарбатович как поверхностную и механистическую [2, с. 4].

Существует позиция, согласно которой дачи взятки — это необходимое соучастие в получении взятки (Б. В. Волженкин [1], А. А. Жижиленко [7]). Сторонники данной точки зрения обращают внимание на то, что должностное лицо самостоятельно не может осуществить получение взятки, для этого необходимо, чтобы кто-то ее дал.

Однако с данным утверждением следует не согласиться. Разница в субъективных признаках объясняется тем, что при соучастии не требуется общность мотивов, интересов, целей деятельности. Важно лишь осознание сопричастности и противоправности действий.

Приведенные аргументы являются полностью верными, но кажется, что они не доказывают тезис о том, что дача взятки является несамостоятельным преступлением и представляет собой необходимое соучастие в получении взятки. Поэтому в целом данный подход представляется сомнительным. Во-первых, институт соучастия не знает такого вида соучастия как необходимое соучастие. Представляется, что данный термин был введен для смягчения контраргумента относительно данной позиции, которая заключается в следующем. Соучастие в уголовном праве предполагает совместное умышленное участие нескольких субъектов преступления в совершении одного и того же умышленного преступления (ст.32 УК РФ). При этом такое преступление может быть совершено и одним лицом, то есть без наличия соучастия, которое только повышает общественную опасность данного деяния, не меняя его юридическую природу, не являясь конструктивным элементом состава такого преступления. Поэтому соучастие никогда не может быть необходимым. Во-вторых, если признать позицию, которая рассматривается верной, то каждый раз при квалификации взяточничества нужно было бы делать указание на форму такого соучастия (Ст. 32 УК РФ) и применять ее в виде отягчающего обстоятельства ч.2 ст.35 УК РФ (совершение преступления группой лиц по предварительному сговору) и т. д., чего никогда не наблюдалось в правоприменительной деятельности или разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ. Если дача взятки — это соучастие в получении взятки, то тогда к какому виду соучастника отнести взяткодателя? По характеру действий он не может быть ни организатором, ни подстрекателем, ни пособником, а выступает соисполнителем при получении взятки. Кроме того, согласно данной позиции, дача взятка необоснованно ставится в зависимость (подчиненность) от ее получения. При этом упускается из виду то, что и \ взятка не может быть получена, если ее никто не дал. Почему тогда не говорить о зависимом характере и несамостоятельности получения взятки не понятно. Все это доказывает равенство двух данных деяний. Некоторые авторы даже сравнивают взяточничество с гражданско-правовым договором, выражающим паритетность взяткодателя и взяткополучателя.

Получение взятки является специальным усеченным корыстным видом злоупотребления властью или служебным положением, поэтому для данных действий действуют одинаковые закономерности. Для выявления пробелов в позиции, которая критикуется, рассмотрим следующие ситуации:

— в случае вымогательства и получения должностным лицом за использование своего служебного положения благ неимущественного характера от любого лица, если это причинило существенный вред указанным в ст. 285 УК РФ интересам, то налицо будет только состав злоупотребления властью или служебным положением, в действиях же лица, предоставившего названные блага, отсутствуют признаки какого-либо состава преступления, в том числе и соучастия;

— если же при аналогичных условиях должностное лицо требует получает блага имущественного характера (охватывается понятием взятки), то будут присутствовать признаки получения взятки (ст. 290 УК) и ее дачи (ст. 291 УК РФ), за которое так взяткодатель в соответствии с примечанием к ст.291 УК РФ будет освобожден от уголовной ответственности. Возникает вопрос — почему при аналогичном фактическом участии лица, у которого требуют определенные блага, в первом случае в его действиях вообще не будет признаков преступления, а во втором будут признаки дачи взятки?

Если признать дачу взятки соучастием в его получении, то ответить на этот вопрос мы не сможем, потому что будем вынуждены действия лица, которое передает блага, в первом случае квалифицировать (по аналогии с дачей взятки) как соучастие в злоупотреблении властью или служебным положением, что, разумеется, сделать невозможно. Из этого простого примера следует, что концепция «необходимого соучастия» не может должным образом отразить правовую природу взяточничества, но необходимо признать следующие положения, которые непосредственно вытекают из нее:

— получение и дача взятки — это единое по своей сути преступление — взяточничество;

— в нем участвуют две стороны — взяткодатель и взяткополучатель, каждый из которых может иметь соучастников (посредников);

— каждая сторона может преследовать собственную цель, руководствуясь при этом мотивами, отличными от мотивов «контрагента».

Исходя из этих положений и принимая во внимание вышеизложенное, представляется верной позиция авторов (Н. Дурманов [6], В. Н. Кудрявцев [11], Ш. Г. Папиашвили [14], А. Б. Сахаров [16], Б. С. Утевский [18] и другие), по которой получение и дача взятки — это единственный сложный двусторонний состав преступления (иногда используется другая терминология: преступление особого рода, двуединый процесс, но от этого смысл остается тем же). Как дача, так и получение взятки является обязательными (конструктивными) конструктивными элементами единого процесса — взяточничества. Единство данного преступления выражается в том, что данные деяния:

— посягают на один и тот же непосредственный объект;

— считаются законченными в один момент и не могут быть доведенными до конца самостоятельно;

— имеют единую диспозицию, что свидетельствует об общности их объективной стороны [6].

Сложность взяточничества заключается в том, что его объективная сторона, хотя является одним процессом, состоит из двух необходимых взаимосвязанных элементов (является двуединой) — дача и получение взятки, первый из которых выполняет взяткодатель, второй — взяткополучателя. Указанные элементы условно размещены законодателем в двух статьях УК (290 и 391 УК РФ). Двусторонний характер взяточничества в пояснениях не нуждается. С точки зрения поддержанного подхода можно ответить на поставленный выше вопрос. В обоих приведенных случаях имеет место единый сложный двусторонний процесс, который без участия какого-либо одного не может быть доведен до окончания преступления, но в отличие от действий лица, у которого требуют блага неимущественного характера, взяткодатель в силу того, что он передает имущественные блага (взятка), имеет высшую общественную опасность, ведь его действия направлены на удовлетворение более негативной по оценке общества мотивации — корыстной, поэтому такие действия наделены законодателем признакам преступления. Если же впоследствии общество, путем расширения понятия взятки, признает, что предоставление неимущественных благ должностному лицу, направленное на удовлетворение его других личных (некорыстных) мотивов, является столь же опасным, как и передача взятки, то такие действия тоже будут содержать признаки взяточничества.

Таким образом, взяточничество — это единственный сложный двусторонний состав преступления, состоящий из двух необходимых взаимосвязанных элементов — дача и получение взятки. Приведенное понимание понятия взяточничества и его правовой природы имеет не только общетеоретическое значение, но и определяет решения ряда вопросов квалификации данного деяния. В частности, поскольку дачу взятки нельзя считать посредничеством в ее получении, то необходимо сделать вывод, что состав преступления, предусмотренный ст. 291 УК РФ, не охватывает преступную деятельность, содержащую признаки посредничества в получении взятки. Поэтому Федеральным законом от 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции» [19] в УК РФ была введена статья, предусматривающая уголовную ответственность за посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ).

Историческое достояние национальной практики и научно-теоретические основы конструирования структуры правовых норм, устанавливающих уголовную ответственность за взяточничество, являются достаточным основанием для подтверждения целесообразности существования в качестве отдельной статьи уголовного закона нормы о посредничестве во взяточничестве.

Посредничество во взяточничестве по своей сути представляет умышленное противоправное деяние физического лица, совершенное в интересах других лиц, которое направлено на ведение переговоров, содействие достижению или реализации договоренности о даче или получении взятки, а та же непосредственное исполнение поручения взяточника или взяткодателя о передаче предмета взятки. При этом важно, что посредник не является членом группы лиц, которая совершает преступление по предварительной договоренности (в таком случае действия квалифицируются как действия организатора указанных преступлений или подстрекателя) [9, с.7].

Что касается общей уголовно-правовой характеристики взяточничества, то исследование нормативно-правовых источников и авторских подходов исследователей по уголовному праву позволяет сделать следующие выводы.

Родовым объектом составов взяточничества являются общественные отношения, определяющие и регулирующие содержание правильной (нормальной), то есть такой, которая соответствует установленным требованиям законодательства, деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, юридических лиц частного и публичного права, предприятий, учреждений, организаций, а также лиц, оказывающих публичные услуги. В рамках родового объекта следует выделять видовые объекты составов преступлений, заключающихся во взяточничестве, а также определять их непосредственные объекты. При рассмотрении видового объекта преступлений, указанных в главе 30 УК РФ, необходимо отметить, что он включает в себя различные отрасли государственной власти, кроме того, видовым объектом получения взятки необходимо считать авторитет государственной и муниципальной власти, их влияние на общественную жизнь [21, с. 140].

Непосредственным объектом составов взяточничества, являются общественные отношения, которые определяют и регулируют порядок деятельности, основанной на нормах действующего законодательства РФ, должностных лиц, органов государственной власти, местного самоуправления, должностных лиц, юридических лиц приватного права, лиц, уполномоченных на выполнение функций государства, лиц, осуществляют профессиональную деятельность, связанную с предоставлением публичных услуг, лиц, которые являются работниками предприятий, учреждений или организаций, по их неподкупности, а также законности и объективности в принятии решений.

Предметом рассматриваемых составов преступлений является взятка, содержание которой раскрывается в ст.290 УК РФ и конкретизируется Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» [15], в которое 24 декабря 2019г были внесены существенные изменения, в том числе, и в части определения предмета взятки. Статья 290 УК РФ предусматривает ответственность за получение взятки, при этом диспозиция статьи напрямую раскрывает данное понятие путем перечисления следующих видов имущественных благ и услуг имущественного характера: деньги; ценные бумаги; иное имущество; незаконное оказание услуг имущественного характера; предоставление иных имущественных прав. П. 10 Постановления дополняет перечень указанием на возможность получения взятки через «электронный кошелек». Однако в уголовном законодательстве до сих пор нет закрепления услуг неимущественного характера и незаконных услуг, не смотря на мнения и споры научных деятелей уголовного права по данному поводу. Размер взятки определяется в рублях, в случае если взятка была получена или передана в иностранной валюте, её размер переводится согласно соответствующему курсу Центрального банка Российской Федерации на момент получения взятки. Получение взятки считается оконченным преступлением с момента принятия должностным лицом хотя бы части передаваемых ему ценностей, а также когда ценности по предварительной договоренности участников взяточнической схемы помещаются в условленное место, к которому взяткополучатель имеет доступ. При этом, анализ судебной практики РФ свидетельствует о том, что иногда правоохранительные и судебные органы за получение лицом части взятки, квалифицируют действия как приготовление или покушение на совершение преступления, что является ошибочным.

Субъект совершения преступлений, которые заключаются во взяточничестве, является специальным, обладающим рядом общих и дополнительных признаков [11, c. 16]. Признаки специальных субъектов отражены в диспозициях конкретных норм Особенной части УК РФ, при этом законодатель не всегда придерживается метода четкого определения статуса субъекта, и соответствующие дополнительные его признаки вытекают из закона посредством толкования нормы права.

Субъективная сторона взяточничества характеризуется прямым умыслом, так как действия лица, совершающего преступления, напрямую направлены на совершение общественно опасного деяния, лицо полностью осознает и желает совершения данных действий и получения преступного результата в результате их совершения. При этом, если в процессе получения взятки должностное лицо предпринимало попытки его вымогательства, вполне законно утверждать о том, что это должностное лицо выражает активное неуважение к государственному аппарату в целом, к его законному и правильному функционированию. Увеличение размера получения взятки говорит о большей заинтересованности субъекта преступления в корыстном обогащении, о проявлении расчетливости при совершении противоправных деяний. Получение взятки организованной группой указывает на направленность двух или более субъектов на совершение незаконных действий, их деяния спланированы с целью получения корыстной выгоды для каждого.

Литература:

  1. Волженкин Б. В. Вопросы ответственности за взяточничество // Советская юстиция. 1967. № 7. С. 9–10.
  2. Гарбатович Д. А. Посредничество во взяточничестве: преобразованный вид пособничества//Уголовное право. 2018. № 5. С. 4–9.
  3. Головин А. Ю., Бугаевская Н. В. Проблемные вопросы квалификации преступлений по статьям 290, 291, 291.1 УК РФ//Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. 2019. № 1. С. 2–7
  4. Горбунов А. И. История развития взяточничества в России. // Молодой ученый. 2020. № 13 (303). С. 151–153.
  5. Грошев А. О судебной практике по делам о взяточничестве//Уголовное право. 2020. № 5. С. 90–95.
  6. Дурманов Н. Уголовная ответственность за взяточничество по действующему советскому законодательству // Проблемы социалистического права. 1937. Т. ІІ. С. 20–47.
  7. Жижиленко А. А. Должностные (служебные) преступления: Глава III Уголовного Кодекса: Практический комментарий. — М.: Право и жизнь, 1927. — 100 с.
  8. Здравомыслов Б. В. Должностные преступления. Понятие и квалификация. — М.: Юридическая литература, 1975. — 168 c.
  9. Иванов Н. Г. Уголовное право Российской Федерации. М.: Академия, 2018. 544с.
  10. Кириченко В. Ф. Виды должностных преступлений по советскому уголовному праву. — М.: Изд-во АН СССР, 1959. — 184 с.
  11. Коррупция: причины, проявления, противодействие: электронное учебно-методическое пособие: текстово-графическое электронное учебно-методическое пособие / Сост. Н. Г. Костромина. — Кемерово: КемГУ, 2018. — 93 с.
  12. Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. — М.: Юристь, 2004. — 304 с.
  13. Мельникова В. Е. Ответственность за взяточничество. — М.: ВЮЗИ, 1982. — 56 с.
  14. Папиашвили Ш. Г. Проблема должностных преступлений и борьбы с ними по советскому уголовному праву и судебной практике: автореф. дисс. на соискание науч. степени доктора юрид. наук: спец. 12.00.08 «уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право». — Тбилиси, 1983. — 53 с.
  15. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» от 09.07.2013 № 24 (ред. от 24.12.2019) // Консультант плюс: справочно-правовая система.
  16. Сахаров А. Б. Ответственность за должностные злоупотребления по советскому уголовному праву. — М.: Госюриздат, 1956. — 211 с.
  17. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 08.12.2020) // Консультант плюс: справочно-правовая система.
  18. Утевский Б. С. Общее учение о должностных преступлениях. — М.: Юрид. изд. Минюста СССР, 1948. — 440 с.
  19. Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 03.07.2016 № 324-ФЗ // Консультант плюс: справочно-правовая система.
  20. Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в в области противодействия коррупции» от 04.05.2011 № 97-ФЗ (ред. от 04.06.2014) // Консультант плюс: справочно-правовая система.
  21. Хлус А. М. Ситуационный подход к расследованию взяточничества: проблемы и пути их решения. // Вестник Нижегородского государственного университета им. Н. И. Лобачевского. 2019. № 2. С. 138–145.
  22. Шаргородский М. Д. Уголовный закон. — М.: Юрид. изд-во МЮ СССР, 1948. — 311 с.
Основные термины (генерируются автоматически): получение взятки, УК РФ, дача взятки, взяточничество, преступление, должностное лицо, Российская Федерация, уголовная ответственность, Верховный Суд РФ, получение.


Задать вопрос