К вопросу об определении предмета цифрового права | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 24 апреля, печатный экземпляр отправим 28 апреля.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №14 (356) апрель 2021 г.

Дата публикации: 02.04.2021

Статья просмотрена: 11 раз

Библиографическое описание:

Василькова, Е. В. К вопросу об определении предмета цифрового права / Е. В. Василькова, З. А. Шелковникова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 14 (356). — С. 182-184. — URL: https://moluch.ru/archive/356/79667/ (дата обращения: 14.04.2021).



В статье рассматривается проблема определения предмета цифрового права. Цифровое право — молодая отрасль российской системы права, в которой многие ключевые понятия еще не нашли общепринятого понимания. К таким понятиям относится предмет данной отрасли права. Авторы излагают свое видение решения обозначенной проблемы.

Ключевые слова : цифровое право, отрасль права, признаки отрасли права, предмет цифрового права, искусственный интеллект, криптовалюта.

Проблема определения предмета цифрового права занимает особое место в отечественном правоведении. Данное обстоятельство объясняется тем, что цифровое право является новой отраслью в системе российского права. Более того, вопрос о том, что представляет собой данная отрасль права, также остается пока дискуссионным. В настоящее время российские специалисты так и не пришли к единому мнению о том, можно ли то направление, в рамках которого регулируется вопрос регламентирования цифровых отношений, назвать отраслью.

Как известно, любая отрасль должна обладать присущими ей признаками.

Во-первых, у каждой отрасли должен быть предмет регулирования. О том, что можно условно соотнести с предметом регулирования цифрового права, будет сказано ниже.

Во-вторых, каждой отрасли права присущ свой метод регулирования общественных отношений. Впрочем, методов может быть два и более. Основными методами правового регулирования являются императивный и диспозитивный методы. Напомним, что согласно диспозитивному методу, законодатель предусмотрел две и более моделей поведения для физических лиц, юридических лиц и публичных образований. Для императивного метода характерно наличие только одной модели. Что касается метода цифрового права, то нами не выявлено четкое определение данного вопроса в учебной и научной литературе. Видимо, данный вопрос требует своего дальнейшего обсуждения.

В-третьих, для любой отрасли российского права необходимо наличие собственной законодательной базы. В настоящее время для цифровых правоотношений характерна слабая нормативная разработка. Безусловно, говорить о том, что законодатель обошел вниманием те общественные отношения, которые складываются в виртуальном мире, не приходится. Однако источникам цифрового права не хватает некой системности. С данной точки зрения цифровое право смотрится более блекло и неубедительно по сравнению с другими отраслями права.

В-четвертых, отрасль права должна обладать собственными, присущими только ей функциями. Вообще, функция представляет собой некую модель взаимодействия двух или более явлений, которых иногда называют переменными. В случае изменения одной переменной предполагается изменение другой, или, наоборот, ее статическое состояние. В праве функция означает взаимозависимость между законодательством и тем процессами, которые происходят в обществе. Функции бывают разными, но, как правило, выделяют две основные: регулятивную и охранительную. Регулятивная функция предполагает модель взаимодействия между нормативно-правовыми актами и изменениями в общественных отношениях, которые присущи той или иной сфере их проявления. Так, например, гражданское право как отрасль права обеспечивает имущественный оборот в обществе. Охранительная функция, в свою очередь, гарантирует надлежащее исполнение законодательства физическими лицами, юридическими лицами и публичными образованиями. Безусловно, для цифрового права свойственны собственные функции. Однако анализ текущей литературы не позволил нам точно определить функции цифрового права.

И, наконец, в-пятых, каждой отрасли права присущи собственные принципы. На наш взгляд, принципы представляют собой некий вектор или общее направление, по которому в перспективе и будет развиваться та или иная отрасль права. Принципы так же бывают разными: общеправовыми, межотраслевыми и отраслевыми. В цифровом праве проблема принципов сложно назвать решенной, не смотря на то, что научные публикации по данному вопросу имеются [1].

В рамках определения предмета цифрового права, как нам кажется, стоит особое внимание уделить искусственному интеллекту и криптовалюте . Оба правовых института в настоящее время являются дискуссионными и привлекают внимание ученых разных стран, в том числе и России.

Искусственный интеллект как предмет цифрового права. Пожалуй, наиболее спорным моментом в цифровых правоотношениях можно назвать проблему цифрового интеллекта. Как нам видится, в современной научной литературе оформились две точки зрения по поводу того, что из себя представляет искусственный интеллект. Согласно мнению ряда исследователей, искусственный интеллект — это некий роботизированный механизм, который выполняет функции по принятию и выполнению решений в той или иной ситуации. При этом перечень функций изначально запрограммирован самим человеком. Иначе говоря, искусственный интеллект в зависимости от ситуации выбирает тот или иной вариант действий, которые были предусмотрены человеком. Данная точка зрения достаточно широко распространена среди российских исследователей. Другая точка зрения кардинально отличается от предыдущей. Ряд исследователей полагает, что в окружающей человека реальности появился новый субъект правоотношений. Хотим обратить особое внимание, что в данном случае речь идет не об объекте, а о субъекте правоотношений. Действительно, искусственный интеллект в состоянии принимать решения самостоятельно без учета установок, которые были запрограммированы человеком. Ярким подтверждением тому является ряд побед компьютеров над именитыми шахматистами. Как видно, машина или робот в подобных ситуациях исходя исключительно из собственных «умозаключений» решает ту или иную ситуацию. Вопрос о том, возможно ли назвать искусственный интеллект объектом правоотношений в цифровой сфере, неоднозначен и становится причиной оживленной дискуссии, как среди российских, так и среди зарубежных специалистов. Как нам видится, к объекту цифровых правоотношений искусственный интеллект может быть причислен в виду того, что по поводу его создания и эксплуатации и формируется механизм взаимодействия в цифровой сфере. Однако, как нам видится, вводить в состав правоотношений искусственный интеллект в качестве субъекта пока еще преждевременно.

Криптовалюта как объект цифрового права. В последние годы широкую популярность получили так называемые виртуальные или цифровые деньги. Их происхождение неоднозначно оценивается российскими учеными, но суть вопроса не в этом. Для нас важно понять, насколько справедлива та точка зрения, которая предлагает криптовалюту причислять к объектам цифровых правоотношений. С нашей точки зрения, участники правоотношений вступают в сделки по поводу криптовалюты, например, осуществляют торги на различных виртуальных площадках. Более того, криптовалюта, как правило, без особых проблем конвертируется в так называемые реальные деньги, в том числе и в рубли. По данной причине цифровые деньги можно назвать объектом цифрового права. В данном контексте хочется сказать, что механизм взаимодействия государства и криптовалюты требует своего детального переосмысления. С одной стороны, государству, как субъекту правоотношений, навряд ли удастся взять под полный контроль оборот криптовалюты. Однако публичные образования точно так же, как и физические и юридические лица способны осуществлять сделки, объектами которых является криптовалюта.

Хочется добавить, что неким особняком стоит вопрос определения предмета и объекта правового регулирования [2]. Вероятно, что данный вопрос в перспективе станет еще более обсуждаемым, но уже в рамках цифрового права, учитывая специфику данного направления.

Итак, предмет цифрового права как проблема современной юриспруденции пока еще не нашел четкого определения. Однако, как нам видится, такие правовые институты, как искусственный интеллект и криптовалюту прямо или косвенно можно соотнести с предметом правового регулирования в цифровой сфере.

Литература:

  1. Толстых Д. М., Малинкина М. С. Принципы цифрового права: проблемы теоретизации // Молодой ученый. — 2021. — № 8. — С.108–109.
  2. Нуриев Б. Д. Объектно-предметные отношения в юридической науке и праве (на примере финансового права) // Евразийский юридический журнал. — 2017. — № 2 — С. 278 ‒ 281.
Основные термины (генерируются автоматически): искусственный интеллект, отрасль, правовое регулирование, предмет, субъект правоотношений, том, цифровая сфера, диспозитивный метод, особое внимание, предмет регулирования.


Задать вопрос