Судебная практика как источник права Российской Федерации | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №13 (355) март 2021 г.

Дата публикации: 28.03.2021

Статья просмотрена: 1 раз

Библиографическое описание:

Солодова, А. А. Судебная практика как источник права Российской Федерации / А. А. Солодова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 13 (355). — С. 199-201. — URL: https://moluch.ru/archive/355/79527/ (дата обращения: 19.04.2021).



В настоящей статье рассматривается один из важных источников права, как судебная практика. Каждая правовая система обладает своим источником права. Необходимо выделить также судебный прецедент, правовой обычай и нормативно-правовые акты, ведь благодаря данным источникам правосудие может осуществлять свои функции. Присутствие судебной практики является свидетельством того, что правотворческой деятельностью в государстве занимаются и судебные органы.

Ключевые слова: государство, источники права, судебная практика, юриспруденция, суд, решение, право.

This article examines one of the most important sources of law, as judicial practice. Each legal system has its own source of law. It is also necessary to highlight the judicial precedent, legal custom and normative legal acts, because thanks to these sources, justice can perform its functions. The presence of judicial practice is evidence that the law-making activities in the state are also carried out by the judicial authorities.

Keywords: state, sources of law, judicial practice, jurisprudence, court, decision, law.

Актуальность выбранной темы заключается в том, что судебная практика имеет множество способов ее рассмотрения. В основном дискуссионными вопросами становятся понятие и сущность судебной практики, возможность осуществления правотворческой деятельности судами разных уровней, обязательность выполнения ее правовых положений, а также, хоть и с рядом оговорок, судебную практику относят к источнику права.

Стоит отметить, что в странах романо-германской правовой системы, касаемо судебной практики придерживаются иных установок, нежели в странах общего права. Данные установки сводятся к тому, что решения, принятые одним судом не обязательны для другого суда, даже если они находятся в рамках одной подсистемы судебных органов, также все суды наделены равными полномочиями и не могут быть связаны с другими судами решениями. При рассмотрении аналогичных дел решения вышестоящих судов не являются обязательными для нижестоящих судов [4].

Исходя из вышеизложенного можно предположить, что судебная практика может быть источником права по усмотрению суда.

Для того, чтобы определиться является же судебная практика источником права для современной Российской Федерации стоит обратиться к истории.

В Российской империи целесообразность судебной практики, как источника права появилась после проведения во второй половине XIX века земской, военной, судебной и иных реформ. Важное значение имеет то, что до проведения судебной реформы судебная практика не могла существовать и быть источником права. Объясняется это тем, что судебная власть на тот момент не была отделена от законодательной власти и высшей судебной инстанцией являлся Государственный Совет.

В таких условиях судебная практика не могла получить значения самостоятельного источника права.

Ранее, если суд не мог рассмотреть дело, то «усматривал неясность или неполноту законодательства, он должен был представлять о том в высшую инстанцию, и так переходя из инстанции в инстанцию, дело доходило до Государственного Совета, где оно и разрешалось» [5, c. 359], а также судебные решения превращались в законодательные постановления.

К судебной практике изменилось отношение после принятия Устава торгового судопроизводства, уголовного судопроизводства, а также гражданского судопроизводства и т. д.

Но, данное изменение отношения не означало признания судебной практики на законодательном уровне в качестве одного из источников права и не свидетельствовало о значительном изменении отношения со стороны официальной власти Российской Федерации.

Стоить обратить внимание, что признание судебной практики, как источника право впервые получила признание в постреформенное время со стороны ведущих теоретиков права.

Одним из них был Л. И. Петражицкий, который отмечал, что «в качестве третьего и последнего, после законного и обычного права, источника русского права в юридической литературе приводится, согласно господствующим учениям современной науки об источниках, судебная практика» [7, c. 630].

В пользу вышеизложенного тезиса о судебной практики, как источника права России утверждают законодательные положения в Уставах гражданского и уголовного судопроизводств, а именно статья 10 Устава гражданского судопроизводства и статьи 12, 13 Устава уголовного судопроизводства.

На законодательном уровне предоставлялось судам решать «всякое дело на основании существующих законов, не останавливая решения под предлогом неполноты, неясности, недостатка и противоречия законов», а также по словам теоретика указывалось, что «это требование можно выполнять только при свободном толковании законов», которое неизбежно «влекло за собой творческое значение судебной практики» и как следствие — «возведение ее в источник права» [7. c. 635–637].

Таким образом, судебная практика в дореволюционной России не могла быть самостоятельным источником права, но при этом в научных кругах множество теоретиков сходилось на мнении, что судебная практика достойна находиться в источниках российского права.

Обращаясь к советской теории права, то исходя из постулата следует, что судебная практика не является источником права. С. Л. Зивс подчеркивал, что обратное противоречило бы «принципу подзаконности судебной деятельности. Правотворческая деятельность суда с неизбежностью умаляет значение закона» [3, c. 176– 192]. По мнению И. Б. Новицкогов советском государстве не может быть места для судебного прецедента. Советский суд является проводником и стражем законности, он должен строго следить за тем, чтобы общие нормы закона (и подзаконных актов) неукоснительно соблюдались всеми гражданами, должностными лицами, учреждениями и прежде всего самим судом [6, c. 125].

В советский период считалось, что на законодательном уровне при учете правовых норм существует возможность рассмотреть множество факторов, чем при рассмотрении судом конкретного дела.

Касаемо вышестоящих судебных органов, то они осуществляют надзор за нижестоящими, а не вносят значимые поправки в законодательные акты с помощью решения конкретного дела.

Стоит отметить, что в современных условиях также осталось мнение, что судебная практика не может являться источником права, так как данная позиция противоречит принципу разделения властей. Но, можно также обратить внимание на то, что правотворческая функция судов совместима с конституционным принципом властей.

Не все решения суда любой инстанции могут быть признаны источником права. Данной функцией должны обладать решения высших судов Российской Федерации.

В последнее время акты высших судебных органов в Российской Федерации признаются, как источник права. Суды нижестоящих инстанций имеют возможность ссылаться на разъяснения, постановления и судебные акты пленумов Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ.

В современной России также есть теоретики, которые приводят ряд признаков судебной практики, как источника права. Одной из них является Абросимова Е. Б., которая утверждала, что «…постановления Пленума Верховного Суда РФ обладают признаками источника права:

1) выступают способом закрепления нормы;

2) содержат именно нормы права, выраженные в абстрактной форме, адресованные неограниченному числу лиц;

3) рассчитаны на многократное применение;

4) являются способом внешнего выражения права;

5) принимаются уполномоченным на то органом Российского государства;

6) подлежат обязательному опубликованию, иными словами обладают признаками нормативного акта, подзаконного характера» [2, c. 56-71].

Исходя из вышеизложенного следует, что признание судебной практики, как источника права спорно, но имеет место быть. Законодательно следует закрепить правотворческую функцию за высшими судебными органами, такие как Высший Арбитражный суд РФ и Верховный Суд РФ, ведь фактически данная функция у них уже существует.

Косвенно также закреплена нормотворческая функция в ФКЗ от 28.04.1995 N 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» по вопросам своего ведения Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ принимает постановления, обязательные для арбитражных судов в Российской Федерации [1].

Постановления и разъяснения и судебные акты высших судебных органов является вторичным источником права, так как основывается на законе, при этом конкретизирует и дополняет его с учетом конкретного дела. Судебная практика более четко и ясно толкует законодательство в Российской Федерации и способна уменьшить количество пробелов в нем.

Литература:

  1. Федеральный конституционный закон от 28.04.1995 N 1-ФКЗ (ред. от 08.12.2020) «Об арбитражных судах в Российской Федерации»;
  2. Абросимова Е. Б. Судебная власть в Российской Федерации: система и принципы. М., 2018;
  3. Зивс С. Л. Источники права. М., 2017;
  4. Колесников Е. В. Рецензия на книгу «Судебная практика как источник права: сборник статей» (Б. Н. Топорнин, Э. Серверэн, К. Гюнтер и др. М.: Юристъ, 2008) // Правоведение. 2019. № 5;
  5. Марченко М. Н. Источники права: Учеб. пособие. М., 2018;
  6. Новицкий И. Б. Источники советского гражданского права. М., 2018;
  7. Петражицкий Л. И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. Т. 1. СПб., 1907.
Основные термины (генерируются автоматически): судебная практика, источник, Российская Федерация, суд, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд, законодательный уровень, РФ, уголовное судопроизводство, Государственный Совет.


Задать вопрос