Концепт как лингвокогнитивное понятие | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №12 (354) март 2021 г.

Дата публикации: 19.03.2021

Статья просмотрена: 27 раз

Библиографическое описание:

Абильдинова, Ж. Б. Концепт как лингвокогнитивное понятие / Ж. Б. Абильдинова, Б. Н. Карпец. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 12 (354). — С. 272-276. — URL: https://moluch.ru/archive/354/79315/ (дата обращения: 21.04.2021).



Настоящая статья посвящена исследованию концепта как лингвокогнитивного явления. Актуальность исследования концептов как составных частей концептуальной системы языка вызвана потребностью изучения этнического менталитета, являющегося важным элементом духовной жизни народа, особым этнопсихологическим признаком. Авторами статьи концепт рассматривается как базовая единица сознания, участвующая в процессе мышления и имеющая языковую объективацию.

Ключевые слова: антропоцентризм, ментальность, концепт, концептуальная система, смысл, знания.

Лингвистика как одна из гуманитарных наук ставит во главу своего исследования язык в тесной взаимосвязи с его носителем — человеком, ведь «не рассматривать «человеческий фактор» для лингвистики — то же, что для биолога изучать анатомию человека исключительно по художественным изображениям» [1, 5]. Сегодня лингвистика находится в тесном контакте с такими науками, как философия, логика, психология, нейронаука для того, чтобы наиболее полно и всесторонне изучить феномен языковой личности.

Доминантной в лингвистике XXI века стала антропоцентрическая парадигма, в эпицентре внимания которой находится комплекс проблем, связанных с ролью индивида в развитии и функционировании языка. Одной из существенных проблем является проблема репрезентации действительности в сознании людей. При восприятии одних и тех же объектов окружающего мира члены этнических обществ по разному воспринимают действительность, так как язык определяет мировоззрение человека, формирует его картину мира. Ментальные представления народа оттачиваются в течение многих веков и тысячелетий и формируются в коллективном языковом сознании.

Лингвистические исследования показали, что в языковом сознании человека присутствуют концепты — ментальные образования, образующие семантическое пространство языка. В лингвокогнитологию термин был введен из логики, где он понимался как часть сознания и сводился к логическим категориям, образующим сложные выражения с самостоятельным содержанием (исследования Г. Фреге и А. Черча). Вместе с тем истоки происхождения самого понятия ведут свое начало из античной философии, в которой разрабатывалось учение об эйдосах (идеях), лежащих в основе всего множества вещей. Сам термин «концепт» возникает в средневековой философии в трудах П. Абеляра, занимавшегося исследованием универсалий, которые являлись для него понятиями, концептами ума; свою философскую теорию ученый именует концептуализмом.

В современном психологическом и философском дискурсе концепт интерпретируется как базовый конструкт ментального мира человека, представляющий собой существенные осознаваемые фрагменты опыта, отображающий бытие реальной и идеальной действительности. Такой взгляд на понимание концепта сближает его с понятием концепта в лингвистике, но в отвлечении от его языковой реализации. Одним из лингвистов, кто смог взглянуть на проблему языкового представления когниций под другим углом, был С. А. Аскольдов, он стал первым, кто ввел термин «концепт» в российское языкознание. В своем научном труде «Концепт и слово» (1928 г.) под концептом он понимает мысленное образование, замещающее в результате мышления неограниченный класс предметов одного и того же рода [2, 267]. В дальнейшем учение о концепте получило разработку в научных исследованиях Д. С. Лихачева и Ю. С. Степанова, которые дополнили представление об этом понятии, расширили его архитектонику. Так, Д. С. Лихачев уточнил, что концепт коррелирует не со всеми имеющими значениями слова, не со всей их совокупностью, а с одним из основных. Это значение воспринимается носителем языка приблизительно (в индивидуальном понимании внутреннего содержания интерпретируемого объекта). Было установлено, что концепт должен выполнять заместительную функцию, т. е. оттенки индивидуальных интерпретаций не должны мешать коммуникантам понимать, что имеется в виду при употреблении каждым из них той или иной языковой единицы [3, 10].

В современной лингвистике понятие концепта получило новое звучание, он стал объектом всестороннего изучения, но все еще не получил однозначного толкования. В этом убеждают работы известных российских, казахстанских и кыргызских ученых: Н. Н. Болдырева, В. А. Масловой, Е. С. Кубряковой, В. Н. Телии, Р. М. Фрумкиной, С. Г. Воркачева, В. И. Карасика, В. В. Колесова, М. В. Пименовой, З. Д. Поповой, И. А. Стернина, А. П. Бабушкина, Ю. Е. Прохорова, З. К. Дербишевой, У. Д. Камбаралиевой, Э. Д. Сулейменовой, А.Е Агмановой, З. К. Темиргазиной, Ш. К. Жаркынбековой, Ж. А. Джамбаевой, А. С. Базарбаевой и мн.др. При этом, как отмечает М. В. Пименова, в первую очередь необходимо обратить вниманием на ряд проблем, связанных с методикой и методологией исследования концептов и концептуальной системы естественного языка. Концептуальная система — это основа языковой картины мира. Составные части концептуальной системы концепты объективируется в виде слов или сочетаний слов, в которых «прочитываются» признаки фрагментов языковой модели мира. Проблемы методологии исследования концептуальной системы ставят перед когнитивной лингвистикой основную задачу определить закономерности, связывающие ментальные процессы с языковыми структурами. Опираясь на результаты исследования вербальных единиц, лингвисты реконструируют мыслительные сущности (концепты, гештальты, фреймы и т. п.), определяющие стратегии человека, порождающие действия на основе полученной при помощи языковых средств информации.

Актуальность использования понятия «концепт» обусловлена развитием когнитивистики и вызвана потребностью введения в научный аппарат ««недостающего когнитивного «звена», способного отражать представления о предмете реального или идеального мира, по которому можно было бы судить о структурах знаний в их конкретно-национальном преломлении. По мнению казахстанского лингвиста Ш. К. Жаркынбековой, введение термина концепт призвано сузить известную многозначность термина «понятие». Концепт предполагает содержание понятия, а также понятийную часть значения, смысл слова. [4, 17].

Необходимость исследования концептов обусловлена их принадлежностью к сфере ментальности. Сфера ментальности распределяется на «ключевые» понятия» или «ключевые концепты», которые обладают высокой смысловой значимостью, выполняют символическую функцию для большого семантического комплекса и определяют смысловые вехи. «Ключевые концепты», как и «ключевые слова», выступают как ядерные понятия, вокруг которых организованы целые области знаний. Концепты отражают непрерывную динамику и расчлененность национального и группового мировоззрения, различия социальной практики и духовной активности социума [5, 206].

Данную точку зрения высказывает и С. Г. Воркачев, утверждая, что множество концептов составляет национальную картину мира, представляет языковое сознание, формирует этнический менталитет, определяет тип языковой личности. Признавая концепт планом содержания языкового знака, он включает в него помимо предметной отнесенности всю коммуникативно значимую информацию [6].

По мнению В. В. Колесова, концепты представляют собой опорную сеть коренных понятий национальной культуры, существующую вне времени и пространства; они даны как помысление сущности параллельно с вещным миром; они познаются интуитивно и всеми носителями данной культуры воспринимаются одинаково, но с разной силой, энергией и отдачей. <…> Зерно концепта концептум — полное отсутствие субстанции материи, и концепт создается из пересечения множества линий сознания, образующих мерцающую сеть отношений. Как видим, концепт локализован в человеческом сознании, поскольку является результатом когниции [7, 5].

Концепт как комплексное лингвокогнитивное явление есть единица «ментальных или психических ресурсов нашего сознания; оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга (lingua mentalis), всей картины мира, отраженной в человеческой психике. В процессах мышления человек оперирует концептами, которые отражают содержание результатов человеческой деятельности и познания мира в виде неких «квантов» знания» [8, 90]. Считается, что концепты формируются в человеческом сознании на базе: 1) его непосредственного чувственного опыта — восприятия мира органами чувств; 2) предметной деятельности человека; 3) мыслительных операций; г) из языкового общения (концепт может быть сообщен, разъяснен человеку в языковой форме); д) путем сознательного познания языковых единиц [9, 40].

Концепт включает в себя смыслы, которыми оперирует человек в процессах мышления и которые отражают содержание мыслительного опыта и в целом знания, то есть содержание результатов всей человеческой деятельности в области познания мира. Р. М. Фрумкина полагает, что концепт скорее представление, чем понятие, это ментальное образование, культурно-обусловленное понимание мира. Существующие языки «концептуализируют» (преломляют действительность) неодинаково: за одним и тем же словом в сознании носителей разных языков могут стоять разные концепты [10, 30].

Объектом когнитивного анализа концепта является его смысловое наполнение. В содержательном и структурном отношении концепты являются достаточно сложными образованиями, о чем не раз говорилось в научных исследованиях. Сложность концепта объясняется тем, что он являет собой не просто совокупность смыслов, а «знание о том или ином объекте, которое закрепилось в семантике языковых единиц и входит в качестве составляющей в языковую картину мира» [11, 42]. Ученые, опираясь на понятии концепта как «слоистого» образования, считают, что он вбирает в себя не только комплекс представлений и ассоциаций, образующих его понятийное и смысловое содержание, но и отношение и оценку, т. е. субъективное отношение человека к осмысляемому объекту.

С. Г. Воркачев предлагает следующее поэтапное выделение составляющих концепта: понятийная составляющая, образная составляющая и значимостная составляющая, этимологические, ассоциативные характеристики концепта, определяющие его место в лексико-грамматической системе языка. Понятийная составляющая, по мнению ученого, отражает его признаковую и дефиниционную структуру, образная фиксирует когнитивные метафоры, поддерживающие концепт в языковом сознании. Еще одна составляющая — значимостная, определяемая местом, занимает имя концепта в лексико-грамматической системе конкретного языка, куда входят его этимологические и ассоциативные характеристики [12, 43].

В. И. Карасик выявляет в структуре концепта образно-перцептивный компонент, понятийный компонент и ценностную составляющую. Под образно-перцептивным компонентом ученый понимает след чувственного представления в памяти в единстве с метафорическими переносами. Под понятийной составляющей понимается комбинация существенных признаков объекта или ситуации и итог их познания. Ценностная составляющая представляет собой культурнозначимый компонент [13, 18].

Структура концепта, предложенная З. Д. Поповой и И. А. Стерниным, также трехкомпонента, в нее входят такие элементы, как: базовый слой (образ), информационное содержание и интерпретационное поле. Базовый слой концепта представляет собой определенный чувственный образ, который представлен перцептивным и когнитивным компонентами. Информационное содержание концепта формируется набором дифференцирующих когнитивных признаков, характеризующих понятие о предмете или явлении, его денотат. По смысловому наполнению информационное содержание близко словарной дефиниции. Интерпретационное поле концепта раскрывает в развернутой форме информационное содержание, а также дополняет его [9, 65–66].

В описании когнитивной структуры концепта З. К. Дербишева выделяет следующие компоненты: понятийное ядро, семантическую сферу, когнитивную сферу, образно-символическую сферу, культурно-ценностную сферу. Когнитивный анализ данной структуры концепта позволяет, по мнению ученого, выявить все способы языковой экспликации концепта: установить спектр внутрисистемных языковых значений (лексико-грамматические, деривационные, синтагматические), заключенные в имени концепта, определить спектр когнитивных признаков и когнитем, отражающих глубинные смыслы концепта, обнаружить стереотипы и типичные образы коллективного сознания, распознать культурно-ценностную значимость концепта [14, 71]. Когнитивная структура концепта, предложенная З. К. Дербишевой учитывает, на наш взгляд, лингвокогнитивную природу концепта как «продукта когнитивно-мыслительной деятельности человека, которая формирует интеллект личности, и концепта, как продукта коллективного сознания, который находит реализацию в языке» [Там же, 32]. Схематично структуру концепта можно представить следующим образом (рис. 1.)

Составляющие концепта по З. К. Дербишевой

Рис. 1. Составляющие концепта по З. К. Дербишевой

В результате всестороннего исследования концептов ученым удалось разработать различные классификации концептов, однако проблема их типологии так до конца и не решена в лингвистике. На сегодняшний день имеющиеся в лингвокогнитологии классификации разработаны с учетом таких параметров, как роль концепта в обслуживании коммуникативных потребностей социума, место концепта в концептосфере и характер взаимодействия с другими единицами концептуальной системы, способ языкового выражения, структурная целостность, роль чувственно-предметного образа в формировании содержания концепта, осознаваемость и обсуждаемость (актуальность), место и роль концепта в дискурсе, уровень устойчивости и вариативности в рамках одной лингвокультуры.

Так, по способу языковой репрезентации (вербализации) концепта А. П. Бабушкин выделяет два типа концептов: лексические и фразеологические, каждый из которых распределяется на следующие концептуальные структуры: мыслительные картинки, концепты-схемы, концепты-гиперонимы, концепты-фреймы, концепты-инсайты, концепты-сценарии, калейдоскопические концепты [15, 30].

В. А. Маслова считает, что концепты могут классифицироваться на основе различных критериев. С точки зрения тематики концепты образуют, например, эмоциональную, образовательную, текстовую и др. концептосферу. Классифицированные по своим носителям концепты образуют индивидуальные, микрогрупповые, национальные, цивилизованные, общечеловеческие концептосферы. Могут выделяться концепты, функционирующие в том или ином виде дискурса: например, педагогическом, религиозном, политическом, медицинском и др. сам дискурс может рассматриваться одновременно как совокупность аппеляций к концептам и как концепт, существующий в сознании носителя языка [16, 38].

Типология концептов Д. С. Лихачева базируется на социологическом критерии. Ученый дифференцирует концепты на универсальные («смерть», «жизнь»), этнические («отчизна», «интеллигенция»), групповые («сцена» для актера и зрителя), индивидуальные (определяющие уровень культуры и систему ценностей определенного человека [3, 7].

С точки зрения прагматики А. Я. Гуревич распределяет концепты на следующие классы: универсальные (время, пространство, причина, изменение, движение) и социальные (культурные) (свобода, право, справедливость, труд, богатство, собственность) [17, с. 54].

Подводя итоги нашего исследования, можно сказать, что концепт является основной лингвокогнитивной категорией в описании языкового отражения мира. Посредством концепта слово проникает в языковую картину мира и находится в ней, взаимодействуя с другими лексическими единицами. Всестороннее изучение концепта, его лингвистических возможностей позволит сформировать комплексное представление о менталитете как специфическом отношении к миру.

Литература:

  1. Studia Linguistica Cognitiva. Вып. 1. Язык и познание: Методологические проблемы и перспективы.- М.: Гнозис, 2006. — 364 с.
  2. Аскольдов С. А. // Русская словесность: от теории словесности к структуре текста: М.: Academia, 1997 — с. 267–279
  3. Лихачев Д. С. Концептосфера русского языка. Известия АН СССР. Серия литературы языка. Т. 52- с. 5–12
  4. Жаркынбекова Ш. К. Языковая концептуализация цвета в культуре и языках: автореф. дис….д-ра филол.наук- Алматы, 2004. — с. 11
  5. Зайнулин М. В., Зайнулина Л. М. Общие проблемы лингвокультурологии. Курс лекций –Уфа, 2008–206 с.
  6. Воркачев С. Г. Методологические основания лингвоконцептологии // Теоретическая и прикладная лингвистика. Вып.3: Аспекты метакоммуникативной деятельности. — Воронеж, 2002 — С. 79–95
  7. Колесов В. В., М. В. Пименова. Введение в концептологию — М.:Флинта: Наука, 2017- 248 с.
  8. Краткий словарь когнитивных терминов/ Под ред. Е. Кубряковой — М.: Филол. ф-т МГУ им. М. В. Ломоносова, 1996–245 с.
  9. Попова З. Д., Стернин И. А. Когнитивная лингвистика. Монография. — Москва АСТ: «Восток-Запад», 2007- 314 с.
  10. Фрумкина Р. М. Концепт, категория, прототип. — Лингвистическая и экстралингвистическая семантика. Сборник обзоров. — М.: ИНИОН РАН, 1992 — С. 33–41
  11. Иванова Е. В. Концепт как одна из основных единиц когнитивной лингвистики // Вестник Санкт-Петербургского университета. 2006. Сер.9. вып.3- С. 40–48
  12. Воркачев С. Г. От лингвоконцептологии к лингворидеологии: поиски метода// Vita in lingua: к юбилею проф. С. Г. Воркачева: сб. статей- Краснодар, 2007- С. 39–60
  13. Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс — М., 2004–112 с.
  14. Дербишева З. К. Основы лингвокогнитивного сравнения языков: монография- М.: Флинта, 2020- 336 с.
  15. Бабушкин А. П. Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка — Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1996- с. 30
  16. Маслова В. А. Введение в когнитивную лингвистику- М.: Флинта: наука — 296 с.
  17. Гуревич А. Я. Человек и культура. Индивидуальность в истории культуры- М., 1990–192 с.
Основные термины (генерируются автоматически): концепт, концептуальная система, структура концепта, информационное содержание, составляющая, коллективное сознание, смысловое наполнение, человеческая деятельность, человеческое сознание, этнический менталитет.


Задать вопрос