Применение ракетного вооружения в советских ВВС в годы Великой Отечественной войны | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: История

Опубликовано в Молодой учёный №12 (354) март 2021 г.

Дата публикации: 18.03.2021

Статья просмотрена: 9 раз

Библиографическое описание:

Крючков, Я. В. Применение ракетного вооружения в советских ВВС в годы Великой Отечественной войны / Я. В. Крючков, С. В. Аверченко. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 12 (354). — С. 184-188. — URL: https://moluch.ru/archive/354/79311/ (дата обращения: 21.04.2021).



Ракетное оружие является неотъемлемой частью современного ведения воин. Оно является универсальным средством поражения наземных, воздушных и морских целей. Ракеты используются и как оружие устрашения, и как оружие защиты, например — зенитные ракеты. Но еще во время Великой Отечественной войны во всех видах и родах войск Советского Союза использовались реактивное оружие. Оно хорошо проявило себя на море, земле и в воздухе. В авиации реактивные снаряды применялись в воздушных боях, а также для ударов по наземным целям. Они дали толчок в развитии авиационного вооружения и сформировали новые тактические приёмы применения авиации.

Работы по созданию реактивных снарядов велись в 30-е годы прошлого столетия. Особенно активно велась разработка 82- и 132-мм бронебойных и осколочно-фугасных реактивных снарядов — РБС-82, РБС-132, РОФС-132 (РБС — реактивный бронебойный снаряд, РОФС — реактивный осколочно-фугасный снаряд).

Данные снаряды имели высокую по тем временам кучность стрельбы, отличались бронепробиваемостью и мощным осколочно-фугасным поражением. НИИ-3 наркомата боеприпасов являлся основным их разработчиком. РБС-82 и РБС-132 при удачном попадании в танк чаще всего обеспечивали пробитие 55-мм и 75-мм брони, а РОФС-132–30-мм, размеры пробоины в броневых пластинах составляли примерно 20‑25 х 35‑80 мм. Эти снаряды планировалось применять с истребителей И-16 и И-15 для нанесения ударов по речным и морским судам противника, с толщиной брони 35–40 мм.

При испытаниях РБС-82 на полигонах в 1940 году отмечалось то, что снаряд устойчив при полете, а также эффективность его боевой части, так как в большинстве случаев 50-мм броню снаряд пробивал на вылет. По итогам испытаний нарком ВМФ адмирал Н. Г. Кузнецов принял реактивные снаряды РБС-82 на вооружение. Испытания данного снаряда показали, что при расходе в 237 РБС-82, всего 20 снарядов попали в бронеплиты и 6 попали в края плит. Но с учетом того, что испытания новых ракет были оценены положительно, вопрос о их массовом производстве не решался вплоть до самой войны.

Проводились стрельбы с бомбардировщиков СБ снарядами РБС-132, превосходившими РБС-82. Их вес был на 23 кг больше, чем у последнего, что было сделано с целью увеличения боевой мощи и обеспечения поражения труднодоступных и наземных целей. Предполагалось вооружить данными снарядами штурмовую авиацию, а также ударные истребители.

По результатам этих испытаний было принято решение вооружать снарядами РОФС-132 самолёты класса «И» (истребители), но выпускать залпом не более 4 снарядов. На самолете Ил-2 было предложено устанавливать по 12 таких ракет.

В это время реактивные снаряды были практически единственным действующим, и достаточно дешёвым в производстве авиационным средством поражения бронированной техники. Авиационные пушки крупного калибра были не совершенны и требовали дальнейшей работы над ними, а бомбы не обладали достаточной точностью для поражения бронетехники. Из-за этого командование ВВС КА предлагало обеспечить боевые машины ракетными орудиями РО-82. Но по состоянию на апрель 1941 г. выполнить данную работу в полном объёме не удалось, и лишь 732 самолёта типа «И» были вооружены данными боеприпасами. Его устанавливали также на штурмовике Ил-2, что обуславливалось особенностями его применения, а также на бомбардировщики СБ. На другие самолёты авиапарка ВВС КА установка реактивных снарядов не предусматривалась. Лишь в ходе начавшейся войны, боевые действия вскрыли потребность в ракетных снарядах, что заставило выпускать истребители Миг-3, ЛаГГ-3 и Як-1 с пусковыми установками РО-82 и монтировать их на самолёты сразу же на заводе. Но снаряды РОФС-132 стали поступать в авиационные части лишь в 1942 г., а РБС-132 — с 1943 г.

Калибры 82- и 132-мм были выбраны не случайно, т. к. опыты велись с пороховыми шашками диаметром 24 мм. Если плотно уложить 7 определенных расчётов шашек в цилиндрическую камеру сгорания, о внутренний диаметр последней будет составлять 72 мм, а стенки по 5 мм добавляют еще 10 мм, отсюда и формируется диаметр (калибр) снаряда равный 82 мм. Калибр 132 мм появился точно таким же образом.

Первоочередным вопросом стала стабилизация и устойчивость полёта ракеты. В связи с этим проводились испытания с турбореактивными ракетами и кольцевыми стабилизаторами, но испытания не показали ожидаемого результата и впоследствии чего, было принято решение перейти к четырёхлопастному оперению. В ходе испытаний на полигоне и в аэродинамических трубах использовалось оперение с размахом от 120 до 200 мм. При размахе менее 120 мм устойчивого полёта не получалось, а при размахе более 200 мм центр тяжести смещался назад и точно также не обеспечивалась устойчивость полёта. В итоге были приняты размах оперения 200 мм для 82-мм снарядов и 300 мм для 132-мм ракет.

В 1937 году в РНИИ для пусковых установок РСов была разработана направляющая желобкового типа с одной Т-образной планкой. Конструкция получила название «Флейта». В пусковой установке для 132-мм РС от опорной балки-трубы отказались, заменив её П-образным профилем, что обеспечило улучшение аэродинамических и эксплуатационных характеристик снарядов, обеспечив надёжность и упростив их изготовление.

Боевое крещение нового оружия произошло в 1939 году во время вооружённого конфликта с Японией на реке Халхин-Гол с 20 по 31 августа. Там успешно действовало и хорошо зарекомендовало себя первое в истории авиации звено истребителей-ракетоносцев из 5 истребителей И-16, вооружённых снарядами РС-82.

20 августа 1939 г. в 16 час. советские летчики С. Пеминов, В. Федосов, И. Михайленко и Т. Ткаченко под командованием капитана Н. Звонарева выполняли боевую задачу по прикрытию советских сухопутных войск. Пролетая над линией фронта, они встретились с японскими истребителями. Все пять советских истребителей провели одновременный ракетный залп и сбили два японских самолёта. Успешное применение РС-82 было обусловлено тем, что японские истребители двигались горизонтально с постоянной скоростью в плотно сомкнутом строю. В 14 воздушных боях истребители-ракетоносцы сбили 13 японских самолётов, не потеряв ни одного своего.

В 1942 году авиационные снаряды РС-82 и РС-132 были модернизированы и получили индексы М-8 и М-13. Одно из самых широких применений реактивные снаряды нашли в истребительской авиации. Наряду со штурмовиками Ил-2, для штурмовых действий использовались истребители И-153, И-16, а также разведывательные самолеты Р-5. С началом боевых действий, авиапарк в строевых частях дорабатывался самостоятельно, пусковые установки переносились со старых самолётов на новые, не предназначенные для установки на них заводом РС.

Истребительный полк, где воевал будущий Герой Советского Союза К. В. Сухов, лично сбивший 22 немецких самолёта, был вооружен И-153 «Чайка». Реактивное вооружение в его полку зарекомендовало себя настолько высоко, что спустя некоторое время, когда их пересадили на новые И-16, они сразу затребовали вооружить машины реактивными орудиями.

В начале войны РС успешно использовали для ударов по вражеским бомбардировщикам, например в районе Севастополя. Так, однажды группа советских истребителей их четырёх самолётов выпустила 16 реактивных снарядов в сторону группы немецких Ju-88. Те тут же не целясь сбросили бомбы и с разворотом стали уходить, а один из Ju-88 загорелся и упал.

В. Ф. Голубев в начальный период войны воевал на истребителе И-16. В своей книге «Крылья крепнут в бою» он так описывает применение РС: «Я выбираю одного, подхожу на метров 400, посылаю два РС. Сближаюсь на короткую снайперскую дистанцию, стрелки «Юнкерса» молчат, видимо, оба убиты. Длинная очередь из трёх пулеметов пробивает самолёт врага от хвоста до кабины. Ju-88, медленно заваливаясь на крыло, уходит вниз».

Советские истребители И-15 бис, И-153, И-16, хотя на начало войны уже морально устарели, благодаря ракетному вооружению успешно противостояли современным истребителям противника. В. Ф. Голубев описывает это так: «Мессеры тоже увидели нашу пару, но только одну, верхнюю, и начали заходить в атаку с двух сторон. Плахута резко развернулся в сторону ближней пары и, прицелившись, выпустил сразу четыре РС. Пуск оказался удачным. Один «Мессер» сделал переворот и, не выходя из пикирования, врезался в лёд. Но враг боя не прекратил. Вторая пара Ме-109 пошла в атаку на отставшего в развороте Бугова. Вот теперь Бакиров оказался на месте, он снизу атаковал ведущего второй пары. «Мессер» пролетел немного по прямой и упал, к радости шоферов движущейся рядом вереницы машин. Остальные два Ме-109 вышли из короткого боя и исчезли».

Использование в истребительской авиации РС калибром 132-мм не замечено, но применение их по наземным целям было обычной практикой лётчиков на истребителях. При немецком наступлении от Солнечногорска на Литвиново, а также под Каменкой и Тулой с 28 по 30 ноября 1941 г. ракетами уничтожались небольшие группы и одиночные самолёты врага, которые пытались прорваться к Москве. Примерно в то же время при проведении штурмовых ударов истребительной авиацией с использование РС было уничтожено 77 танков, 163 автомобиля с личным составом и грузами, 13 полевых орудий, и был подавлен огонь трёх зенитных батарей противника.

Надо отметить, что эффективная атака истребителей по бронетехнике оставалась для лётчиков практически мечтой. Машин с 20-мм автоматическими пушками ШВАК практически не было, а реактивное оружие позволяло уничтожать танки противника даже «фанерно-тряпочными» истребителями, вооружёнными только пулемётами.

Более предпочтительным применением РСов была штурмовка аэродромов противника. Так, например, 20 июля 1941 г. по аэродрому в Зарудинье был нанесён удар реактивными снарядами, в результате были уничтожены 14 фашистских самолётов, а через день ещё 15, а в Крестах, Веретенье и Малитино еще 26 самолётов.

К началу боёв на подступах к Ленинграду, появлялись смешанные истребительные авиагруппы. Наиболее типичный состав: И-153 с бомбами, И-16 с пушками и РС, МиГ-3 с РС, МиГ-3, ЛаГГ-3 и ЯК-1 без РС. Это обеспечивало наилучшее взаимодействие и эффективность огня. Такая группа делилась на ударную и прикрывающую. Ударная вооружалась пушками, бомбами, реактивными снарядами. А прикрывающая только стрелковым вооружением. Первая наносила штурмовые, пикирующие и бреющие удары, а вторая прикрывала ударные самолёты с воздуха.

В это время на аэродромах велись споры об установке РС на новые самолёты, что было одобрено лишь в 1942 году и то, только на старых самолётах. Як-1 с РС впервые применили под Москвой. Из-за большого рассеивания и отсутствия надёжного прицела, вероятность попадания в маневренную воздушную цель снижалась. Применяли РС по большим группам бомбардировщиков. При прямом попадании те рассыпались в воздухе. Из-за этого немецкие лётчики ломали строй, а с ним и систему взаимной обороны, что облегчало выполнение атаки советским истребителям. Для сопровождения штурмовиков часто использовали МиГ-3, и в этом случае они сами использовались как штурмовики, ведя огонь РСами.

К концу первого периода Великой Отечественной войны и в начале второго применение ракетных снарядов в истребительной авиации уменьшалось в связи с тем, что происходило перевооружение с устаревших И-5, И-15, И-153, И-16 на более новые и современные истребители Як-1, Як-3, Як-7, ЛаГГ-3, МиГ-3, на которых реактивное оружие не предусматривалось, а в последствии от применения РС на истребительных самолётах вовсе отказались.

В соответствии с постановлением ГКО № 1721 «Об истребителях» говорилось о срочном снятии с Як-1, Як-7, ЛаГГ-3, МиГ-3 РСов, для того чтобы не терялась скорость самолётов и могла обеспечиваться конкуренция и преимущество над немецкими истребителями.

Широкое применение ракетные установки получили в штурмовой авиации, что характеризовалось характером их применения, так как использование в истребительной авиации было менее эффективно из-за скоротечности воздушного боя, а применение по наземным целям, давало более точную возможность прицелиться и произвести более точный выстрел.

Советские истребители Ил-2 в немецкой пехоте называли «Чёрная смерть», а реактивное вооружение штурмовиков «Хвостатая смерть». Советские лётчики применяли осколочные, осколочно-фугасные и бронебойные ракетные снаряды, а машины оснащали ими порой в самых неожиданных комбинациях. Ил-2 в западной литературе называли «Tankbusters» — некое чудо-оружие, способное уничтожать танки «пачками». Но эффективность данного самолёта сильно преувеличена.

Во время боевого вылета 28 ноября 1941 года было израсходовано порядка 340 ракетных снарядов различного калибра и класса. Снарядами РБС-132 было выведено из строя не меньше 20 танков, 35–40 автомашин и разрушено несколько зданий, но по единодушному мнению летчиков РОФС-132 являлось более эффективным в условиях отсутствия скопления бронетехники. Но надо заметить, что системы прицеливания на Ил-2 того времени отсутствовали и появились гораздо позднее.

В результате испытаний в боях в 47-й авиадивизии с ноября по январь 1941–1942 гг. ракетными снарядами были выведены из строя: танки, автомобили, бронеавтомобили, здания. При каждом вылете штурмовиков Ил-2, будь то одиночный вылет на «свободную охоту» или действия в составе группы, немецкая армия несла значительные потери. Снаряды РБС-132 признали мощным оружием для борьбы с бронированными целями при различных условиях атаки. Но лётчиков больше впечатляли снаряды РОФС-132.

Например, младший лейтенант Балашов в боевом вылете 9 января 1941 года обстрелял ракетными снарядами колонну автомашин и гужевых повозок. Их попадания вызвали большой взрыв, уничтоживший весь транспорт в колонне на протяженности 50 метров, а обломки автомобилей взлетали на высоту до 70 метров. В этот же день командир звена старший лейтенант Баранов атаковал железнодорожный состав, ударив по погрузочной площадке с танками и автомобилями противника, а также по вагонам, уничтожив их.

В результате вылетов на «свободную охоту» успешно уничтожались транспортные колонны автомашин, такни, живая сила, укрепления и сооружения. Лётчики оценивали высокую эффективность ракетных снарядов. Вывод комиссии заключался в том, что применение РОФС-132 на штурмовом самолёте Ил-2 увеличивает его огневую мощь в 8–10 раз, а со штатным РОС-82 в 3–4 раза. Моторизированные колонны атаковали под углом 15–20 градусов и с высоты над целью 25–30 м. Первый удар наносили по голове колонны. Прицеливались по трассирующими пулями из пулемётов ШКАС, а затем открывали огонь из пушек и РС. Вооружением большинства эскадрилий штурмовиков Ил-2 и Ил-10 оставались РС-82.

Характерным полётом можно считать налёт на аэродром под Курском в 1942 году. Вот что о нём говорит его участник летчик-штурмовик Одинцов: «Тогда я замыкал строй, ракетные снаряды были установлены на два залпа по четыре снаряда. В неразберихе боя я оказался в створе ВПП, на которую в этот момент выруливали на взлёт два Ju-88. Выпустив в обоих залпах весь боезапас РС, я в одном заходе поочередно уничтожил оба Юнкерса. По-видимому, попадание было очень удачным, поскольку в моей машине оказалось достаточное количество пробоин и осколков, от взрыва полностью заправленного топливом и боеприпасами самолёта противника…». Вспомогательные функции РС заключались в психологическом воздействии этого оружия на пехоту и зенитчиков, особенно когда по нашим атакующим самолётам с земли вели сосредоточенный огонь. Также встречались случаи дуэли двух видов техники: наземной и воздушной. Дуэли между танками и самолётами-штурмовиками. М. П. Одинцов вспоминал о вылете на ИЛ-2, вооружённом противотанковыми бомбами и РС М-13: «Мы застали колонну на марше и «поработав» над ней, уничтожили 4–5 машин противника. При стрельбе РС колонну наземной техники атаковали в развёрнутом строю поперек или под близкими этому ракурсу углами… Немцы знали, что наши противотанковые бомбы с взрывателями мгновенного действия, поэтому решили укрыться в лесном массиве, рассчитывая на срабатывание авиабомб по верхним ветвям деревьев. При этом стрелять из пушек и реактивными снарядами вслепую было невозможно. Тогда мы вызвали эскадрилью штурмовиков с зажигательными авиабомбами и ампулами. В лесу были сожжены все танки».

Применение штурмовиков Ил-2 в первые дни войны показало, что подготовленный лётчик снарядом РС с дистанции 300–400 метров в среднем поражал два танка, с хорошей подготовкой — один-два, с посредственной — не более одного. Таким образом, мы видим, что применение ракетных снарядов в штурмовой авиации проявило себя выше всего и обеспечило их применение на протяжении всей войны. РС-ами уничтожались наземные и морские объекты противника.

Использование ракетных снарядов в бомбардировочной авиации Красной Армии было не так широко, как в истребительной и штурмовой. В начале войны системы калибром 132-мм устанавливались на пикировщиках для ударов по наземным целям. В середине войны ракеты калибра 82-мм и 132-мм избирательно применялись на ближних и ночных бомбардировщиках. На бомбардировщиках дальней авиации, а позже и на пикирующих бомбардировщиках, ракетные снаряды калибра 82-мм использовались для обороны от вражеских истребителей. В авиации ВМФ с тяжёлых морских ближних разведчиков, используя РС 82-мм, наносились удары не только по подводным целям, но также и по авиации противника.

Надо сказать и о недостаточной защищенности задней полусферы наших СБ и Пе-2. В связи с этим полковые умельцы самостоятельно довооружали бомбардировщики ракетными снарядами малого калибра для стрельбы назад. В документах того времени зафиксировано несколько случаев, когда атаки немецких истребителей были сорваны данным способом.

Во время войны 14 самолётов У-2 вооружили ракетами РС 82- и 132-мм. Часто У-2 летали ночью, группами по 5–6 самолётов, 3–4 из которых были с бомбами, а 1–2 с РС. Противник освещал прожекторами переднюю группу и вёл по ней огонь, тем самым обозначая себя для идущей позади группы. Такая тактика обеспечивала успех, так как после удара несколькими РС прожектора и огневые точки зачастую прекращали работу. Придя на цель, группа бомбардировщиков начинали поочередно бомбардировать объект.

Применение ракетных снарядов в бомбардировочной авиации было не таким успешным, но поставленные задачи они выполнили в требуемых объемах, и поэтому РС стало универсальным средством для всех видов авиации.

Реактивные снаряды РС-82, РС-132, впоследствии: М-8 и М-13, отлично проявляли себя на полях сражений Великой Отечественной войны, обусловив собой новую эру ракетного оружия. В годы войны РС чаще и более успешно применялись по наземным целям, малая точность попадания в маневренную цель компенсировалась мощью боевой части снаряда и мощью ракетного залпа. Данное оружие явилось универсальным средством поражения, показав всему миру находчивость и гениальность советских конструкторов, техников и инженеров.

Литература:

  1. Растренин О. Советское авиационное вооружение. Самолет против танка. М.: Эксмо; Яуза, 2017. 368 с.
  2. Широкорад А. Б. Энциклопедия отечественного реактивного оружия 1817–2002 / Под ред. А. Е. Тараса. Глава 11.
  3. Резниченко С. Н. Реактивное вооружение советских ВВС 1930–1945 гг. М.: Изд-во «Бедретинов и Ко», 2007. 1056 с.
Основные термины (генерируются автоматически): снаряд, истребитель, Великая Отечественная война, время, истребительная авиация, реактивное оружие, танк, удар, штурмовая авиация, Советский Союз.


Задать вопрос