Развитие института юридической ответственности государственных служащих в России в период с 1917 по 1993 г. | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №12 (354) март 2021 г.

Дата публикации: 14.03.2021

Статья просмотрена: 2 раза

Библиографическое описание:

Воронцов, С. А. Развитие института юридической ответственности государственных служащих в России в период с 1917 по 1993 г. / С. А. Воронцов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 12 (354). — С. 95-97. — URL: https://moluch.ru/archive/354/79213/ (дата обращения: 21.04.2021).



В статье рассмотрены особенности применения мер юридической ответственности к государственным служащим в период становления и развития советского государства в России.

Ключевые слова: государственная служба, юридическая ответственность, советское государство.

The article considers the features of applying legal liability measures to civil servants during the formation and development of the Soviet state in Russia.

Key words: public service, legal responsibility, the Soviet state.

Советское законодательство постреволюционного периода с первых дней своего существования пошло по пути расширения содержания понятия государственного служащего, в качестве которого рассматривался любой советский служащий, занимающий какое-либо служебное место и выполняющий задачи государственного характера в организации с участием государственного капитала, несмотря на незначительность его функций в общей системе управления. Например, в качестве должностных лиц рассматривались работники, занимающиеся перепиской бумаги, печатанием на пишущей машинке, курьеры, рассыльные, сторожа, врачи, учителя и т.п. [11, с. 25]. Таким образом, субъект должностного преступления и правонарушения рассматривался в широком понимании служебной деятельности.

Как и иные сферы общественной жизни, ответственность государственных служащих в первые годы развития советской России регулировалась множеством нормативных правовых актов, которые носили подзаконный характер. Например, 14.11.1919 года был принят Декрет Совета народных комиссаров (далее — СНК) РСФСР, которым введено в действие Положение «О рабочих товарищеских дисциплинарных судах» [1]. Эти суды учреждались в целях поднятия и укрепления дисциплины рабочих и служащих. Вопросы дисциплинарной ответственности служащих за деяния, которые обладали меньшей общественной опасностью, нежели преступления, определял Декрет Всероссийского центрального исполнительного комитета СНК от 26.04.1920 «О дисциплинарных и административных взысканиях, налагаемых на членов исполнительных комитетов и служащих в советских учреждениях» [2]. За совершение должностного проступка лицам, указанным в последнем из декретов, назначались такие дисциплинарные взыскания, как выговор, выговор с опубликованием в печати, арест до двух недель, перемещение на нижестоящую должность.

Большое значение для регулирования рассматриваемых отношений имело Положение о дисциплинарной ответственности в порядке подчиненности от 04.07.1927 [6] и Основы дисциплинарного законодательства Союза ССР и союзных республик от 13.10.1929 [7], нормы которых установили общие положения привлечения к дисциплинарной ответственности государственных служащих, а также соответствующие виды дисциплинарных взысканий, права, обязанности, процедуры, сроки и т. д. Последний из указанных документов действовал вплоть до распада СССР. Также вопросы дисциплинарной ответственности советских государственных служащих активно регулировались трудовым законодательством. Данный факт был обусловлен тем, что по своему правовому положению государственный служащий фактически ничем не отличался от других категорий граждан.

Рассматривая вопросы дисциплинарной ответственности в советский период развития российского государства нельзя не отметить еще один важный момент. Речь идет о всеобъемлющем влиянии коммунистической партии во всех сферах жизни общества, в том числе в сфере подбора кадров. При этом совершение серьезного нарушения государственным служащим внутрикорпоративных правил, неисполнение им воли партийных верхов влекло исключение правонарушителя из партии, что рассматривалось как серьезные последствия, которые выходили далеко за пределы партийной организации. Например, положениями циркулярного письма Центрального комитета Коммунистической партии от 22.10.1919 подчеркивалась, что «исключение из партии есть гражданская и политическая смерть для исключенного» [10, с. 101].

Определенной спецификой обладал и порядок привлечения к юридической ответственности партийных государственных служащих. Так, 30.12.1920 года Центральным комитетом Коммунистической партии было принято решение о том, что суд над коммунистами можно было проводить только с предварительного уведомления партийной организации соответствующего уровня. Впоследствии данное положение более детально было разработано рядом инструкций. Подобным образом складывалась система, при которой государственные служащие — коммунисты имели особое положение. Какие бы факты нарушений действовавшего законодательства они не совершили, общество и государство не могли давать им официальную оценку без согласия на то соответствующего партийного органа.

Помимо дисциплинарной ответственности на советских государственных служащих за совершение ими проступков возлагалась административная ответственность. Несмотря на отсутствие единой нормативной основы для этого, указанные правоотношения также регулировались множеством подзаконных нормативных правовых актов. В частности, административные правонарушения были сформулированы и ответственность за них установлена постановлениями СНК РСФСР от 27.04.1928, ЦИК СССР, СНК СССР от 02.01.1929 и другими нормативными правовыми актами. Ими же была регламентирована процедура привлечения к административной ответственности и порядок приведения в исполнение постановления.

Возлагалась на государственных служащих в рассматриваемый период времени и гражданско-правовая ответственность, положения о которой, например, были закреплены в ст. 407 Гражданского кодекса РСФСР 1922 года [4]. Данная норма возлагала обязанность на государственные учреждения возмещать вред, причиненный незаконными действиями служащего, одновременно предоставляя им право взыскать уплаченное с виновного.

Анализируя первые советские кодифицированные нормативные акты, содержащие уголовно-правовые запреты для государственных служащих, можно обратиться к Уголовному кодексу РСФСР 1922 года [3] (далее — УК РСФСР 1922 года). Ответственность за совершение рассматриваемых деяний здесь была предусмотрена статьями, систематизированными в главе II Особенной части «Должностные (служебные) преступления». В частности, уголовная ответственность для государственных служащих здесь предусматривалась за «злоупотребление властью» (ст. 105), «превышение власти» (ст. 106), «бездействие власти» (ст. 107), «халатное отношение к службе» (ст. 108), «дискредитирование власти» (ст. 109), получение взятки (ст. 114), служебный подлог (ст. 116), присвоение ценностей (ст. 113), разглашение сведений, составляющих служебную тайну (ст. 117) и за некоторые иные деяния. Помимо этого здесь имелись специальные составы преступлений, субъектом которых могли быть должностные лица, осуществляющие правосудие или предварительное расследование (ст.ст. 111, 112). Статьей 27 УК РСФСР 1922 года должностные преступления были отнесены к деяниям, направленным против нового порядка управления, в связи с чем, совершение данных преступлений при отягчающих обстоятельствах могло повлечь за собой высшую меру наказания — расстрел.

Аналогичные вышеперечисленным составы должностных преступлений содержались и в главе 3 Особенной части Уголовного кодекса РСФСР 1926 года [5] (далее — УК РСФСР 1926 года). Помимо этого, согласно Примечанию 2 ст. 109 УК РСФСР 1926 года, к субъектам должностных преступлений были отнесены должностные лица профсоюзов за совершенные ими служебные преступления, при условии, что они были привлечены к ответственности по постановлениям профессиональных союзов.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 года [8] в главе 7 «Должностные преступления» также содержал нормы, предусматривающие ответственность за нарушение запретов, связанных со служебной деятельностью. Всего данная глава насчитывала 8 разновидностей преступлений: злоупотребление властью или служебным положением; превышение власти или служебных полномочий; халатность; получение, дача взятки и посредничество в ней; должностной подлог и нарушение антимонопольного законодательства. Последнее из указанных деяний было криминализировано лишь Законом РФ от 13.03.1992 N 2509–1 «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» [9]. Данный факт был обусловлен развитием экономических отношений в нашей стране и необходимостью защиты конкуренции.

Заканчивая ретроспективный анализ, процесса становления и развития института юридической ответственности государственных служащих в России, можно сделать вывод о том, что история возникновения и развития норм, предусматривающих ответственность для государственных служащих, характеризуется существенной сменой законодательной базы на разных этапах истории нашего государства. Социальная обусловленность возникновения и развития этих норм объясняется изменениями в политическом и экономическом развитии общества, изменениями в его правовой системе и общественном сознании.

Главный недостаток правового регулирования вопросов юридической ответственности государственных служащих в советский период развития российского законодательства состоял в том, что оно осуществлялось разнородными по своему содержанию нормативными правовыми актами, носящими несистемный характер, и имеющими низкий уровень законодательной техники.

Литература:

  1. Декрет СНК РСФСР от 14.11.1919 «О рабочих дисциплинарных товарищеских судах (Положение)» // СУ РСФСР, 1919, N 56, ст. 537 (утратил силу).
  2. Декрет ВЦИК, СНК РСФСР от 26.04.1920 «О дисциплинарных и административных взысканиях, налагаемых на членов Исполнительных Комитетов и служащих в советских учреждениях» // Известия ВЦИК, N 90, 28.04.1920 (утратил силу).
  3. Постановление ВЦИК от 01.06.1922 «О введении в действие Уголовного Кодекса Р. С. Ф.С.Р». // СУ РСФСР, 1922, N 15, ст. 153 (утратило силу).
  4. Постановление Всероссийского Центрального исполнительного комитета от 11.11.1922 «О введении в действие Гражданского кодекса Р. С. Ф.С.Р. // «Известия ВЦИК», № 256, 12.11.1922 (утратило силу).
  5. Постановление ВЦИК от 22.11.1926 «О введении в действие Уголовного Кодекса Р. С. Ф.С.Р. редакции 1926 года» // СУ РСФСР, 1926, N 80, ст. 600 (утратило силу).
  6. Постановление ВЦИК, СНК РСФСР от 04.07.1927 «Об утверждении Положения о дисциплинарной ответственности в порядке подчиненности» // Известия ЦИК СССР и ВЦИК, N 173, 31.07.1927 (утратило силу).
  7. Постановление ЦИК СССР, СНК СССР от 13.10.1929 (утв. Постановлением ЦИК СССР от 08.12.1929) «Об основах дисциплинарного законодательства Союза ССР и союзных республик» // Свод законов СССР», т. 2, с. 341, 1990 г. (утратило силу).

8. Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) (ред. от 30.07.1996) // Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1960, № 40, ст. 591 (утратил силу).

  1. Закон РФ от 13.03.1992 N 2509–1 «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» // Ведомости Верховного Совета Российской Федерации от 16.04.1992, № 16, ст. 838 (утратил силу).
  2. Ваганов А. М. Регламентация правового и номенклатурного статуса советского государственного служащего (1917–1929) // Государство и право. 2018. № 11. С. 97–108.
  3. Головко Н. В. Возникновение и развитие российского уголовного законодательства об ответственности за должностные преступления // Юридические науки, 2016 № 1.С. 25.
Основные термины (генерируются автоматически): служащий, дисциплинарная ответственность, Уголовный кодекс РСФСР, УК РСФСР, юридическая ответственность, Коммунистическая партия, административная ответственность, Особенная часть, партийная организация, Центральный комитет.


Задать вопрос