Соучастие в преступлении по уголовному праву Вьетнама | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №9 (351) февраль 2021 г.

Дата публикации: 26.02.2021

Статья просмотрена: 6 раз

Библиографическое описание:

Хуинь, Хыу Тинь. Соучастие в преступлении по уголовному праву Вьетнама / Хыу Тинь Хуинь. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 9 (351). — С. 161-164. — URL: https://moluch.ru/archive/351/78860/ (дата обращения: 19.04.2021).



В настоящей статье рассматривается процесс становления и развития института соучастия в преступлении по уголовному праву Вьетнама, а также объективные и субъективные признаки соучастия, и даются рекомендации, дополнения совершенствования нормы уголовного кодекса Вьетнама о сооучастии.

Ключевые слова: соучастие, преступление, уголовное право, Вьетнам.

Процесс становления и развития правовых норм о соучастии тесно связан с этапами исторического развития Вьетнама.

Принятый во Вьетнамской Империи нормативно-правовой Свод Хонг Дык (в другом варианте — Куок Чиеу Хинь Луат, 1483 г)[1] упоминал институт соучастия, но в определенной степени ограниченно. В данном своде законов понятие соучастия не определено, суть соучастия выражается только в принципе наказания за преступления: «Если несколько лиц совершают одно и то же преступление, организатор будет наказан в соответствии с законом, а остальные соучастники будут наказаны половиной наказания организатора. Если члены семьи совершают одно и то же преступление, наказан будет только глава семьи [1].

Второй Свод, принятый в XIX веке, под названием «Хоанг Вьет: законы и обычаи» (в другом варианте — Cвод Зя Лонг, 1812г.) [2] также предусматривал институт соучастия, трактовал его схоже с кодексом Хонг Дык.

Необходимо также учитывать, что на этом этапе исторического развития, Вьетнам в течение длительного времени (с 1858 г. до 1945 г.) был колонией Франции, поэтому правовая система и, в частности, уголовное право находились под сильным влиянием континентальной (романо-германской) правовой системы. Вьетнам территориально был разделён на три части (северная, центральная и южная), в каждой из которых действовали положения самостоятельного уголовного кодекса, применяемого в отношении отдельных категорий лиц [3].

Согласно ст. 68 Центрального уголовного кодекса Вьетнама, 1933 г.: «Когда более одного человека совершают особо тяжкое преступление, в соответствии с настоящим кодексом, судья должен учитывать, что среди этих людей есть одно или несколько лиц, которые являются организаторами, и им будет назначено наказание в соответствии с законом; а остальные лица будут рассматриваться в качестве сообщников, их наказание будет равным половине наказания организатора, если иное не установлено законом» [4] .

Образовавшееся после Августовской революции 1945 г. Демократическое государство Вьетнам начало осуществлять правотворческую деятельность, в том числе и в уголовном сфере. Был издан ряд декретов. В целом в уголовно-правовых нормах этого периода не упоминалось понятие соучастия, а лишь принцип наказания за соучастие.

На судебно-обзорной конференции Вьетнамского суда в 1963 г. впервые попытались законодательно дать определение понятию «соучастие» под названием «преступное сообщество»: «двое или более лиц, имеющие одинаковые воли и действия, то есть либо организуют, либо подстрекают, либо пособничают , либо непосредственно участвуют в совершении преступления для достижения одной цели » [5]. В этом понятии законодатель определил преступное сообщество как двух или более лиц, совершающих одно и то же преступление, проявляющих общую волю к совершению преступления; также понятие «сообщество преступления» показало разные роли соучастников в преступном сообществе. Данная формулировка очень важна в процессе становления и развития понятия соучастия в поздний период.

В Уголовном кодексе Вьетнама 1985 г. впервые официально было определено понятие соучастия в п. 1, ст. 17: «двое или более лиц, совместно умышленно совершающие преступление, называются соучастием». В уголовном кодексе Вьетнама 1985 г. впервые предусмотрен институт соучастия, что свидетельствует о качественном развитии уголовно-правовой деятельности во Вьетнаме.

Формулировка «соучастие» используется вместо термина «преступное сообщество», употреблявшегося в предыдущих уголовно-правовых нормах (хотя юридическая природа понятия не изменилась, но она является более точной). Однако вышеуказанные понятия имеют правовой пробел (их формулировки не является научно точными). Фраза «двое или более лиц» формально не логична: нет необходимости в повторении, потому что «два лица» подразумевает «более одного лица»; а «более одного лица» значит «от двух лиц».

В п.1 ст. 20 Уголовного кодекса Вьетнама 1999г. давалось следующее юридическое определение понятия «соучастие в преступлении»: « Соучастием в преступлении считается умышленное совместное совершение преступления от двух лиц ».

В п.1 ст. 17 УК Вьетнама 2015 г. (в ред. 2017 г.) сохраняется данное определение соучастия: « Соучастием в преступлении считается умышленное совместное совершение преступления от двух лиц ».

Согласно вьетнамской теории уголовного права, соучастие, представляя собой особую форму совершения преступления, характеризуется объективными и субъективными признаками.

Первым объективным признаком соучастия в преступлении является количество задействованных лиц. Из вьетнамской концепции соучастия в преступлении следует, что для соучастия требуется от двух лиц, и эти лица должны иметь правосубъектность субъекта преступления (что указывает на высокую опасность преступления, совершенного несколькими участниками). В Уголовном кодексе Вьетнама не указывается максимальное число лиц, участвующих в совершении преступления в форме соучастия, но минимальное количество, необходимое для установления соучастия, составляет два лица [6].

Как упоминалось выше, чтобы считаться соучастником преступления, лицо должно иметь правосубъектность субъекта преступления. Согласно ст. 12 УК СРВ человек, имеющий правосубъектность субъекта преступления, должен:

Во-первых, достигнуть определенного возраста (к моменту совершения преступления): четырнадцати (14) лет — для преступлений, определенных в п. 2 с. 12 УК СРВ; и совершеннолетия (16 лет) — для остальных преступлений, предусмотренных в Особенной части УК СРВ.

Во-вторых, это лицо должно иметь дееспособность.

Примечание: в некоторых преступлениях требуется наличие признака специального субъекта. Например, Государственная измена (ст. 108 УК СРВ): субъект преступления должен быть вьетнамским гражданином. В данном случае соучастие требует, чтобы лицо, непосредственно совершающее преступление, имело признак специального субъекта.

Второй объективный признак соучастия — совместность деятельности нескольких лиц. Данный признак характеризуется следующим:

— в первую очередь преступное деяние осуществляется взаимозависимыми и взаимовлияющими действиями (или бездействием) участников преступной группы,

— во-вторых, объединенная деятельность приводит к общий для соучастников преступным последствиям,

— третье, между актами деятельности всякого участника преступления и общими последствиями преступления имеется причинная зависимость.

Вне зависимости от форм соучастия действия сообщников взаимосвязаны, преступное деяние осуществляется их едиными, взаимодополняющими усилиями, каждый использует усилия другого и ему содействует. Отсутствие взаимовлияющих действий не допускает соучастие [7].

Действия всякого участника преступной группы способствуют осуществлению преступного результата: единого, целого, а не какой-то его части. Поэтому совместное причинение вреда объекту — есть общий, единый результат общих действий всех сообщников. Преступление, совершенное совместно, является целым и неразделимым. Соучастие отрицается в случаях, когда субъекты причастны к одному преступлению, но умыслы соучастников нацелены на разные цели.

В то же время наличие единого результата совместной деятельности соучастников вовсе не подразумевает, что каждый участник преступления внес одинаковую лепту в реализацию преступного намерения. Уровень участия каждого лица зачастую неодинакова.

Обязательное условие совместности причинения вреда объекту посягательства — наличие причинной связи между действиями каждого соучастника и общим преступным результатом. Без этого условия соучастие исключается.

Причинная связь сводится к следующему. Каждый соучастник взаимосвязан хотя бы с одним из остальных участников преступления, прилагает старания для получения совместного преступного результата, воплощает для этого подходящие условия и непосредственно или опосредованно участвует в нанесении вреда объекту посягательства.

С субъективной стороны соучастие характеризуется не только субъективной зависимостью между соучастниками, но и отношением соучастников к совершаемому совместно деянию и его результатам. К субъективным признакам соучастия уголовно-правовой теорией СРВ отнесены следующие:

— взаимная осведомленность о совершении преступления;

— общность умысла в в совершении умышленного преступления [7].

Прежде всего, к субъективным признакам соучастия относится взаимная посвященность соучастников о совместном совершении преступления, наличие двусторонней субъективной связи между ними. Из чего следует, что каждый соучастник осознает, что совместно с остальными лицами принимает участие в осуществлении общего преступного деяния.

Осмысление совместности осуществления преступления предполагает осведомленность участника преступления о том, что к его устремлениям, нацеленным на осуществление преступного деяния, подключаются старания хотя бы еще одного соучастника; при этом вовсе необязательно знать о всех участниках группы. При этом организатор, подстрекатель и пособник обязаны знать о содействующей деятельности исполнителя; исполнитель же должен отдавать себе отчет, что в осуществление преступного деяния привнесли свой вклад и другие участники преступления. Для соучастия необходимо, чтобы каждый участник преступной группы знал не только о факте осуществления преступного деяния, но и о его главных сторонах — имеющих юридическое значение признаках преступного акта, совершаемого исполнителем, то есть о признаках состава преступления.

Соучастие не имеет место как в тех случаях, когда исполнитель не осознает, что реализует преступление вместе с остальными лицами, так и в тех, когда эти другие лица, причастные к осуществлению преступления, не догадываются о преступных намерениях и действиях исполнителя [8].

При этом соучастник должен осмыслять осуществление остальными сообщниками не любых преступных деяний, а конкретного преступления (преступлений).

В законодательном определение соучастия УК СРВ имеется указание на то, что данный институт уголовного права относится к умышленной деятельности. Соучастием будет считаться умышленное совокупное участие двух или более лиц в совершении преступления (п.1 ст.17 УК СРВ). При этом подразумевается, что вьетнамский законодатель имеет в виду только лишь умышленное совместное участие именно в умышленных преступлениях. Попытку дать обоснование вероятности соучастия в преступлениях по неосторожности навряд ли можно считать успешной. Признание допущения соучастия в преступлениях по неосторожности не согласовывается с самой сутью соучастия а также и с его законодательным определением. Рассматривая данный вопрос, следует понимать, что об умышленном преступлении можно говорить лишь тогда, когда субъект имеет стремление реализовать преступление; о преступлении по неосторожности можно говорить лишь в ситуациях, когда виновный не имел стремления совершить преступление. С трудом представляется, что соучастники, действовавшие по неосторожности, не имея замысла совершить преступление, осознанно участвуют в его реализации. Осуществление преступного деяния в ходе неумышленных действий нескольких лиц не составляет соучастия в преступлении. В подобных случаях каждое лицо несет ответственность за преступление по неосторожности.

Таким образом, согласно УК СРВ, соучастие возможно лишь в умышленных преступлениях, что заявляет на второй субъективный признак соучастия. Причинение социально опасных последствий совокупными неосторожными действиями более двух лиц не составляет соучастия [9].

Умысел при соучастии, как и при совершении индивидуальных преступлений, характеризуется двумя компонентами: интеллектуальным и волевым (с присущими им особенностями, обусловленными спецификой института соучастия в преступлении).

Осмысление всеми участниками преступления сущности деятельности остальных соучастников и предположение вероятности или неминуемости возникновения ее результатов представляет сущность интеллектуального компонента умысла в соучастии.

Сущность волевого компонентавсоучастии сводится к стремлению или сознательному позволению возникновения совместного, целостного преступного результата.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что сущность умысла соучастника шире, чем сущность умысла единолично действующего лица. Она охватывает не только осмысление общественно опасного характера собственных деяний, но и осмысление присовокупляющейся противоправной деятельности иного лица (лиц), предположение наступления последствий, которые причиняются совместными действиями, и направленность к общей преступной цели.

Цели и мотивы деятельности соучастников могут совпадать или же не совпадать. Их единство не является обязательным признаком для соучастия. Сплоченные стремлением осуществить то же самое преступное деяние, сообщники могут следовать различным целям и мотивам. В частности, подстрекатель к преступлению может следовать цели отомстить объекту посягательства, а исполнитель руководствоваться корыстным мотивом (заполучить материальную выгоду).

Таким образом , соучастие представляет собой единство между объективными и субъективными признаками: от двух лиц совместно умышленно совершают одно и то же преступление; между соучастниками должна быть взаимосвязь в действиях, взаимосвязь намерений. Кроме того, для преступлений, требующих признаков специального субъекта, лицо, непосредственно совершающее преступление, должно иметь этот признак специального субъекта.

Проведенный анализ понятий и признаков соучастий в уголовном праве России и Вьетнама позволяет сделать следующие выводы:

  1. Понятие соучастия в УК СРВ 1999 г. и 2015 г., по нашему мнению, представлено ограничено: понятие продолжает использовать фразу «совместно совершить преступление», предписанную в статье 17 УК СРВ 1985г. упоминают только поведение исполнителя. Между тем, согласно ч.3 ст. 17 УК СРВ 2015, только исполнителем являются непосредственно совершает преступления, в то время как организаторы, подстрекатели и пособники, участвуют в совершении преступления путем организации, подстрекательства и пособничества. Таким образом, ст. 17 УК 2015г. описывает не исчерпывающим все типы поведения всех соучастников. По нашему мнению, чтобы быть научно точным, понятие соучастия должна быть пересмотрена следующим образом: « Соучастием в преступлении считается умышленное совместное участие совершения преступления от двух лиц ».
  2. УК СРВ не рассматривает коммерческих юридических лиц как субъекта соучастия, хотя УК СРВ рассматривает коммерческое юридическое лицо как субъекта преступления. Отсутствие коммерческого юридического лица как субъекта соучастия является недостатком уголовного права, поскольку в некоторых фактических случаях лица, существующих соучастия между коммерческими юридическими лицами и между физическими лицами и коммерческими юридическими лицами [10]. Поэтому, предлагаем дополнить в ч. 1 ст. 17 УК СРВ следующего содержания: «Соучастием в преступлении считается умышленное совместное участие совершения преступления от двух физических или коммерческих юридических лиц».
  3. Понятие «соучастие» предусмотрено ст. 32 УК РФ и п. 1 ст. 17 УК СРВ. Однако данное понятие разработано в УК РФ более детально, чем в УК СРВ. Так, понятие «соучастие» в теории уголовного права и УК СРВ основано на устаревшем и не воспринимаемом в современной научной школой российского уголовного права понимании соучастия как деяние исполнитель (или соисполнитель), т. е. того, что произошло в действительности, что влечёт искажение сущности данного уголовного института и объективную необходимость изменения статьи п. 1 ст. 17 УК СРВ, дающей правовое определение данного понятия.

Литература:

  1. Куок Чиеу Хинь Луат. Ханой: Изд-ство Государственная политика, 1995. Ст. 35, Том. I. — С.23.
  2. Хоанг Вьет закон и обычаи. Ханой: Издательство Культура иИнформация, 1994. — С.981.
  3. Ву Куок Тхонг. История законодательства Вьетнама. ХШМ.: Изд-ство Сайгонский университет, 1973. — С.463.
  4. Нгуен Ван Хао, Уголовный кодекс Вьетнама, Сайгон, 1962. — С.273.
  5. Верховный народный суд, «Кодификация уголовного закона», 1975. — С. 30.
  6. Хюинь Тхи Ким Ань, Буй Динь Тиен, Вьетнамское уголовное право, общая часть, монография, Университет общественной безопасности, Г. Хошимин, 2015. — С. 52
  7. Вьетнамское уголовное право, Народная общественная безопасность, 2018. — С. 62
  8. Нгуен Нгок Хоа, Преступление в вьетнамском уголовном праве, 1991, Ханой. — С. 94.
  9. Нгуен Нгок Хоа, Об стадиях совершения преступления и проблеме соучастия, 2012, Ханой. — С. 57.
  10. Хоанг Тхи Туе Фыонг, Уголовная ответственность юридических лиц, Хошиминский юридический университет, г. Хошимин 2016. — С. 61.

[1] Нормы Свода законов Хонг Дык былы созданы и применены с 1428 г. до 1843г. во время царствования династии Ле. В 1483 г. Свод законов Хонг Дык был официально опубликован королем Ле Тхань Тонг на основе собирания, дополнения и изменения всех изданных предыдущими королями норм.

Основные термины (генерируются автоматически): преступление, УК СРВ, лицо, соучастие, Вьетнам, совершение преступления, преступное деяние, Уголовный кодекс Вьетнама, специальный субъект, субъективный признак соучастия.


Задать вопрос