Пределы корпоративного правотворчества | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №9 (351) февраль 2021 г.

Дата публикации: 25.02.2021

Статья просмотрена: 4 раза

Библиографическое описание:

Пажина, П. Д. Пределы корпоративного правотворчества / П. Д. Пажина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 9 (351). — С. 120-122. — URL: https://moluch.ru/archive/351/78844/ (дата обращения: 21.04.2021).



В работе автором рассмотрено корпоративное правотворчество и ограничивающие его законодательные пределы. Проводится разграничение существующих в законодательстве пределов корпоративного правотворчества в зависимости от возникающих в корпорации правоотношений.

Ключевые слова: корпоративное правотворчество, правоотношения, пределы корпоративного правотворчества, корпоративные акты, локальные нормативные акты.

Зарубежной юридической науке давно известно такое правовое явление как корпоративное правотворчество. Корпорации развитых стран на протяжении долгого времени внедряют и применяют в своей деятельности собственные корпоративные акты, которые призваны регулировать возникающие внутри корпорации правоотношения с наибольшей эффективностью. В отечественной литературе вопросам корпоративного правотворчества посвящено не так много исследований и связано это с тем, что изначально правотворчество рассматривалось только как специальная деятельность компетентных органов государственной власти по созданию, изменению и отмене нормативно-правовых актов. Большинство ученых, среди которых В. С. Нерсесянц, А. В. Малько, разделяют это мнение и признают за государством доминирующую роль в правотворчестве. На современном этапе развития правового государства такое понимание правотворчества является ограниченным, поскольку оно не отражает роли институтов гражданского общества и международного сообщества в данной сфере деятельности [1, с. 11].

Тем не менее, стремительное развитие хозяйственных и экономических отношений обусловило появление новых субъектов права — корпораций, которые, являясь хозяйствующими субъектами, нуждались в собственном правовом регулировании. Ученые и практики пришли к выводу, что на централизованном уровне невозможно урегулировать всю палитру отношений, складывающихся в деятельности корпорации. [2, с. 43]. В связи с этим Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ были внесены изменения в 52 статью Гражданского Кодекса Российской Федерации (Далее — ГК РФ) в части возможности утверждения учредителями (участниками) юридического лица внутреннего регламента и иных внутренних документов юридического лица [3]. С этого момента в науке всё больше стали говорить о появлении нового вида правотворчества — корпоративного. Выделение данного вида правотворчества говорит о смене парадигмы в праве, где единственным субъектом правотворчества является государство [4, с. 8]. Расширение полномочий российских корпораций позволило им создавать и применять внутри организаций собственные корпоративные акты, касающиеся организационных, трудовых, социальных и иных отношений.

Говоря о свободе корпораций самостоятельно регулировать свою деятельность собственными корпоративными актами, — нельзя не затронуть вопрос ограничения этой свободы и установления государством на законодательном уровне определенных пределов корпоративного правотворчества. Под установлением пределов корпоративного правотворчества следует понимать процесс целенаправленного, организационного воздействия, осуществляемого государством с помощью системы правовых средств, в целях упорядочения и охраны общественных отношений, возникающих в корпорации. Установление пределов корпоративного правотворчества необходимо рассматривать не только как меру ограничения свободы правотворчества корпораций, но и как ориентир для их правотворческой деятельности. Кроме того, строго очерченные пределы призваны разграничивать круг общественных отношений, регулирование которых и есть цель корпоративного правотворчества.

В данной статье предлагается разграничить существующие в законодательстве пределы корпоративного правотворчества на основании возникающих в корпорации правоотношений.

В связи с её деятельностью в корпорации возникают достаточно разнообразные правоотношения : 1) в сфере организации управленческой деятельности корпорации; 2) по управлению финансовыми и материальными ресурсами корпорации; 3) в сфере регулирования труда и других социальных вопросов; 4) по регламентации процедуры корпоративного правотворчества; 5) в сфере регулирования информации; 6) в области маркетинга; 7) по формированию корпоративной культуры и повышению образовательного уровня участников корпорации; 8) по разрешению юридических вопросов; 9) по регулированию безопасности внутри корпорации и многие другие [5, с. 34]. Перечисленные правоотношения регулируются принимаемыми в корпорации локальными актами.

Первой и самой значительной группой правоотношений, существующих в корпорации, следует назвать корпоративные правоотношения. К ним относятся все правоотношения, которые связаны с участием и управлением корпорацией. Как уже было сказано ранее, пункт 5 статьи 52 ГК РФ закрепил за корпорациями право принимать регулирующие корпоративные отношения и не являющиеся учредительными документами внутренний регламент и иные внутренние документы юридического лица. В то же время, для правотворчества корпорации устанавливается предел: во внутреннем регламенте и в иных внутренних документах юридического лица могут содержаться положения, не противоречащие учредительному документу юридического лица. Таким образом, законодатель обеспечил соответствие корпоративных актов учредительным документам корпорации — учредительному договору или уставу.

Представляется интересным вопрос двойственной правовой природы устава и учредительного договора корпораций, поскольку, являясь учредительными документами, — они в тоже время рассматриваются некоторыми учеными и как корпоративные акты. Так, например, И. С. Шиткина определяет устав акционерного общества как «основополагающий нормативный акт локальной системы правового регулирования деятельности акционерного общества, который создает правовую базу для других внутренних документов общества» [6, с. 40]. Кроме того, положения уставов и учредительных договоров, как и корпоративные акты, принимаются частными лицами, определяют правовое положение корпорации и ее участников, распространяются на определенный круг лиц и являются обязательными для исполнения.

Следующая обширная группа правоотношений, регулируемых корпорацией, — правоотношения в сфере труда. В статье 8 Трудового Кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ) предусмотрено, что работодатели, за исключением работодателей — физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, принимают локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права в пределах своей компетенции в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективными договорами, соглашениями. В качестве пределов правотворчества работодателей в корпорации в данном случае выступают: объект правового регулирования; круг лиц, на которых распространяется действие локальных нормативных актов; учет (обязательный или факультативный) мнения представительного органа работников.

Можно заметить, что в ТК РФ установлено большее количество пределов корпоративного правотворчества, чем в ГК РФ. Это связано с тем, что локальные нормативные акты появились гораздо раньше корпоративных и сфера их применения обширнее, чем у последних. Тем не менее, в любой корпорации не может обойтись без отношений между работником и работодателем, поэтому корпорация, как и любой другой работодатель, имеет право создавать и применять в своей деятельности акты, содержащие нормы трудового права. В ГК РФ подход законодателя к определению субъекта корпоративного правотворчества остается размытым, не определен круг лиц, на которые должны распространятся принимаемые корпоративные акты, не регламентировано ознакомление участников корпорации с принимаемыми корпоративными актами. Общим недостатком можно признать отсутствие регламентированной структуры корпоративных актов.

Помимо этого, нельзя не обратить внимание на используемую законодателем терминологию. Так, в ГК РФ для обозначения актов корпораций применяются «не являющиеся учредительными документами внутренний регламент и иные внутренние документы юридического лица», а в ТК РФ используется понятие «локальный нормативный акт». В связи с этим, можно говорить о существовании в законодательстве неопределенности относительно наименования актов, принимаемых внутри организаций. На протяжении долгого времени ученые в своих исследованиях, посвященных вопросам корпоративного права и корпоративных норм, повсеместно используют в своих работах термины «корпоративный акт», «локальный акт», «внутренний акт», не придавая особого значения терминологии. Данный факт не может не препятствовать точному определению пределов корпоративного правотворчества.

Таким образом, можно прийти к выводу, что не столько важен вид регулируемых корпоративными актами правоотношений, как важно то, что их объединяет единый субъект правотворчества — корпорация. Уточнение на законодательном уровне терминологии и пределов корпоративного правотворчества необходимо исключительно в целях повышения эффективности корпоративных актов организации и ограничения злоупотреблений их составителей.

Литература:

  1. Козырева, А. Б. Корпоративное правотворчество: понятие и факторы влияния // Актуальные проблемы российского права. — 2015. — № 8. — С. 9–15.
  2. Кирилловых, А. А. Сущность и природа локального регулирования деятельности корпорации // Законодательство и экономика. — 2008. — № 8. — С. 42–46.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. 5 декабря. № 32. Ст. 3301
  4. Козырева, А. Б. Корпоративное правотворчество: теория и практика: специальность 12.00.01 «Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве»: диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Козырева Анна Борисовна; Московский государственный юридический университет им. О. Е. Кутафина. — Москва, 2016. — 260 c.
  5. Лютов Н. Л., Егоров С. А., Игнатенко А. С., Козырева А. Б., Мжаванадзе Э. А., Хаваяшхов А. А. Межотраслевая координация правового регулирования труда в корпоративных организациях: Монография (под ред. Н. Л. Лютова) — М.: Буки Веди, 2016. — 145 с // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 4, Государство и право: Реферативный журнал. 2018. № 1.
  6. Шиткина, И. С. Правовое регулирование деятельности коммерческих организаций внутренними(локальными) документами: специальность 12.00.03 «гражданское право, семейное право, гражданский процесс, международное частное право»: диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Шиткина Ирина Сергеевна; Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова. — Москва, 1997. — 297 c.
Основные термины (генерируются автоматически): корпоративное правотворчество, акт, юридическое лицо, ГК РФ, корпорация, внутренний регламент, круг лиц, предел, ТК РФ, Российская Федерация.


Ключевые слова

правоотношения, корпоративное правотворчество, пределы корпоративного правотворчества, корпоративные акты, локальные нормативные акты
Задать вопрос