Проблемы, существующие на практике при привлечении к административной ответственности за фиктивное или преднамеренное банкротство | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №9 (351) февраль 2021 г.

Дата публикации: 25.02.2021

Статья просмотрена: 1 раз

Библиографическое описание:

Ульянова, А. А. Проблемы, существующие на практике при привлечении к административной ответственности за фиктивное или преднамеренное банкротство / А. А. Ульянова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 9 (351). — С. 149-154. — URL: https://moluch.ru/archive/351/78820/ (дата обращения: 21.04.2021).



На практике возникает достаточно много проблем при привлечении виновных лиц к административной ответственности за фиктивное или преднамеренное банкротство. Также хотелось бы отметить, что самой практики катастрофически мало по статье 14.12 Кодекса об Административных правонарушениях Российской Федерации (далее по тексту — КоАП РФ).

Рассмотрим некоторые из существующих проблем при привлечении к административной ответственности за фиктивное или преднамеренное банкротство.

1. А. С. Ященко выделяет фактор, усложняющий применение существующего законодательства, — недостаточный уровень подготовки специалистов правоохранительных органов, расследующих неправомерные действия при банкротстве. Квалифицированный специалист должен быть компетентен как в вопросах юриспруденции, так и в вопросах экономики. При этом кадровые ресурсы зачастую не обладают знаниями в обеих областях [13].

Данная позиция применима также и к арбитражным управляющим, которые составляют заключение о наличии (отсутствии) признаков преднамеренного или фиктивного банкротства должника. В соответствии с ч. 3 ст. 20.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее по тексту — Закон о банкротстве) конкурсный кредитор или уполномоченный орган, являющиеся заявителями по делу о банкротстве, либо собрание кредиторов вправе выдвигать к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве следующие дополнительные требования: наличие высшего юридического или экономического образования либо образования по специальности, соответствующей сфере деятельности должника. Без должной профессиональной подготовки арбитражный управляющий попросту не сможет проделать квалифицированной работы.

Анализ практики по выявлению и расследованию преступлений, связанных с незаконным банкротством, свидетельствует о низкой эффективности работы правоохранительных органов. На фоне значительного числа хозяйствующих субъектов, признаваемых арбитражными судами несостоятельными (банкротами), только сотни дел передаются в суды для рассмотрения по существу. Такие результаты свидетельствуют о существующих проблемах как в механизме правового регулирования в сфере банкротства, так и в практике выявления и расследования преступлений данной категории. Наряду с несовершенством законодательной базы, нехваткой специалистов и другими проблемными аспектами деятельности правоохранительных органов, это обусловлено также увеличением разрыва между наукой и практикой выявления преднамеренных и фиктивных банкротств.

В соответствии с официальными данными Единого федерального реестра сведений о банкротстве за все время существования статьи о несостоятельности предприятия было удовлетворено не более 5 % поданных заявлений о преднамеренных банкротствах.

2. Проблема отсутствия федеральных стандартов анализа финансового состояния должника. Целесообразна разработка таких стандартов на законодательном уровне и создание единой детально проработанной методики выявления признаков фиктивного и преднамеренного банкротства на основе существующих правил [9].

Как отмечает Р. Н. Власенко: «пункты 11–13 Временных правил устанавливают порядок выявления признаков фиктивного банкротства. Определение признаков фиктивного банкротства производится только в случае возбуждения производства по делу о банкротстве по заявлению должника. Однако на практике недобросовестному должнику не составляет труда вступить в сговор с «дружелюбными» кредиторами либо сформировать «свою» кредиторскую задолженность, поэтому было бы правильным осуществлять такое исследование вне зависимости от заявителя по делу о банкротстве» [8].

Зачастую арбитражному управляющему по разным причинам не удается установить, какой именно из показателей финансовой деятельности предприятия в большей мере указывает на тот факт, что поведение руководителя юридического лица или лиц, его контролирующих, можно признать недобросовестным. Помимо этого действующее законодательство не содержит четкого определения, позволяющего установить, какие действия, приводящие к несостоятельности можно оценивать как недобросовестные. В связи с этим в большинстве случаев решения по подобным делам принимаются в соответствии со сложившейся судебной практикой.

3. Основополагающей проблемой привлечения виновных лиц к ответственности за преднамеренное банкротство является сложная доказуемость состава противоправного деяния. Специалисты обращают внимание на то, что ситуацию усложняет отсутствие детально проработанного регламента, позволяющего выявить главные признаки преднамеренного банкротства [10]. Экспертное мнение большинства исследователей базируется на том, что основной причиной этого является недостаточное нормативно-правовое регулирование признаков преднамеренного банкротства.

Также нельзя упускать из вида тот факт, что в действующем законодательстве в качестве субъекта преступления рассматриваются руководитель юридического лица или лицо, его контролирующее, не фигурируют иные лица, ответственные за принятие решений: заместители руководителя предприятия, главные бухгалтеры, члены временной администрации, члены совета директоров, конкурсные управляющие и т. д., которые могут напрямую оказывать существенное влияние на сделки и процессы, происходящие в рамках преднамеренного банкротства [11].

4. Зачастую должники уклоняются от предоставления документов, необходимых для проведения анализа, что позволяет им уйти от ответственности. Примеров данного явления в практике достаточно много. Должник, руководители должника не идут на контакт с арбитражным управляющим, не предоставляют ему документы, в связи с чем затягивается процесс по написанию заключения о признаках фиктивного или преднамеренного банкротства. Арбитражные управляющие прибегают к таким процессуальным действиям, как истребование документов через Арбитражные суды. Но, к сожалению, даже с определением суда об истребовании доказательств по делу, не всегда арбитражному управляющему удается собрать полный пакет документов и грамотно проанализировать финансово-экономическую составляющую деятельности должника в результате которой наступила неплатежеспособность.

5. Еще одной проблемой привлечения лиц к административной и даже к уголовной ответственность является аффилированность между должником и арбитражным управляющим. Данный факт очень тяжело доказать и зачастую он остается без должного внимания. Это явление имеет место быть чаще все при банкротстве граждан, когда должник подает на банкротство самого себя.

Для проведения процедуры банкротства в соответствии с действующим законодательством обязательно нужен арбитражный управляющий. Должники обращаются в саморегулируемую организацию для предоставления кандидатуры арбитражного управляющего. На этом этапе и начинается коррумпированная составляющая сторона процедуры банкротства. В соответствии со ст. 20.6 Закона о банкротстве арбитражный управляющий имеет право на вознаграждение в деле о банкротстве, а также на возмещение в полном объеме расходов, фактически понесенных им при исполнении возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве. Вознаграждение в деле о банкротстве выплачивается арбитражному управляющему за счет средств должника, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом. Вознаграждение, выплачиваемое арбитражному управляющему в деле о банкротстве, состоит из фиксированной суммы и суммы процентов. Размер фиксированной суммы такого вознаграждения составляет для:

1) временного управляющего — тридцать тысяч рублей в месяц;

2) административного управляющего — пятнадцать тысяч рублей в месяц;

3) внешнего управляющего — сорок пять тысяч рублей в месяц;

4) конкурсного управляющего — тридцать тысяч рублей в месяц;

5) финансового управляющего — двадцать пять тысяч рублей единовременно за проведение процедуры, применяемой в деле о банкротстве.

Саморегулируемые организации, к сожалению, не берутся вести дела за фиксированную сумму вознаграждения. Обратившимся к ним должникам СРО АУ разъясняет всю суть процедуры банкротства и обещает решить все накопившиеся проблемы с задолженностью, но с условием дополнительной платы, которая проходит вне ведении Арбитражного суда. Как гласят рекламные вывески арбитражных управляющих: «100 % освобождение от долгов».

1.png

Дополнительные расходы арбитражные управляющие обосновывают несоразмерностью установленной законом суммы вознаграждения и периодом работы арбитражного управляющего по делу о несостоятельности (банкротстве) должника. Не кривя душой, они также открыто психологически загоняют должника в рамки неизбежного смирения с условиями СРО, в связи с тем, что при отсутствии кандидатуры арбитражного управляющего, суд прекращает дело о несостоятельности (банкротстве) должника. Считаю, что этот произвол является огромным пробелом в законодательстве о банкротстве.

Согласно позиции, изложенной в определении Верховного Суда Российской Федерации от 28.01.2019 № 301-ЭС18–13818 такой пробел в праве можно преодолеть, но об этом знает мало юристов, а про неосведомленность обычных должников и говорить не стоит вообще. Согласно данному судебному акту суды первой, апелляционной и кассационной инстанции не приняли во внимание при прекращении дела о несостоятельности (банкротстве) должника, в связи с отсутствием кандидатуры арбитражного управляющего, что право на судебную защиту, гарантированное статьей 46 Конституции Российской Федерации, включает в себя не только возможность гражданина обратиться в суд с заявлением о собственном банкротстве, но и предполагает обеспечение со стороны государства реальных условий для использования им всего механизма банкротства.

В рассматриваемом случае по делу № А28–3350/2017 суды фактически лишили должника Котряхова Ю. М. данного права исходя из поведения иных субъектов, на которых должник не мог и не должен был влиять, — членов пяти саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, не пожелавших исполнять функции финансового управляющего за определенное законом вознаграждение. Такой поход следует признать ошибочным.

Согласно п. 1 ст. 213.9 Закона о банкротстве участие финансового управляющего в деле о банкротстве гражданина является обязательным. Пункт 4 ст. 213.4 Закона о банкротстве предусматривает, что в заявлении гражданина о признании его банкротом указывается саморегулируемая организация, из числа членов которой утверждается финансовый управляющий.

Коль скоро право на банкротство закреплено в законе и оно не может быть осуществлено гражданином без участия финансового управляющего, суд обязан обеспечить условия для реализации названного права. Это означает, что в ситуации, когда неоднократные попытки гражданина, предлагающего саморегулируемые организации предусмотренным законом способом — путем подачи нескольких ходатайств с указанием известных ему организаций — не приводят к положительному результату, суд должен занять активную позицию в решении вопроса об утверждении арбитражного управляющего, в частности, с согласия гражданина, при сохранении у него интереса к дальнейшему ведению дела о банкротстве одновременно направить запросы во все оставшиеся саморегулируемые организации. При поступлении ответов с указанием претендентов из нескольких организаций суд утверждает арбитражного управляющего, кандидатура которого указана в ходатайстве, поступившем в суд первым, если для этого нет установленных Законом о банкротстве препятствий (пункт 1 статьи 6 ГК РФ, абзац третий пункта 7 статьи 45 Закона о банкротстве).

Реестр саморегулируемых организаций арбитражных управляющих ведет УФРС РФ (статья 29 Закона о банкротстве, Постановление Правительства Российской Федерации Российской Федерации от 03.02.2005 № 52 «О регулирующем органе, осуществляющем контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих»). Содержащиеся в упомянутом реестре сведения, в частности о месте нахождения саморегулируемых организаций, размещаются на официальном сайте службы в сети «Интернет», доступны для всеобщего ознакомления без взимания платы и иных ограничений (приложения № 1 и № 4 к Приказу Минэкономразвития России от 08.07.2010 № 284).

Как видно из общедоступного реестра саморегулируемых организаций, в настоящее время соответствующим статусом обладают порядка пятидесяти организаций.

При этом в Верховный Суд Российской Федерации поступило обращение Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих, действующего от своего имени и на основании доверенности от имени арбитражного управляющего Дектерева Александра Сергеевича, являющегося членом союза «ЭКСПЕРТ» — Крымского союза профессиональных арбитражных управляющих «ЭКСПЕРТ». В этом обращении указано на согласие Дектерева А. С. быть утвержденным финансовым управляющим имуществом Котряхова Ю. М. Должник и арбитражный управляющий Дектерев А. С. проживают в одном субъекте Российской Федерации — Кировской области.

Вопреки выводам суда первой инстанции общие положения пункта 9 статьи 45 Закона о банкротстве о таком основании прекращения производства по делу о несостоятельности, как непредставление суду кандидатуры арбитражного управляющего в течение трех месяцев, не подлежали применению к отношениям, вытекающим из потребительского банкротства, поскольку они противоречат смыслу и целям законодательного регулирования в этой специальной сфере.

Трехмесячный срок, отведенный суду на разрешение вопроса о признании обоснованным заявления о признании гражданина банкротом, установленный пунктом 5 статьи 213.6 Закона о банкротстве, носит организационный характер. Само по себе его истечение не является основанием для прекращения производства по делу.

С учетом изложенного, производство по делу о банкротстве Котряхова Ю. М. не подлежало прекращению по приведенным судами мотивам.

Допущенные судами нарушения норм права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Котряхова Ю. М., в связи с чем определение суда первой инстанции, постановления судов апелляционной инстанции и округа следует отменить на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ, дело — направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Должники не знающие о данной позиции Верховного Суда и оказавшись в условиях, при которых СРО АУ рисуют им перспективу не введения процедуры банкротства, естественно, оплачивают дополнительные расходы саморегулируемой организации, вне процедуры банкротства, а также оплачивают фиксированную сумму вознаграждения арбитражного управляющего, внося 25 000 рублей на депозитный Арбитражного суда.

При таких договоренностях, сложившихся между СРО АУ и должником, естественно, арбитражные управляющие закрывают глаза на правильность составления заключения о признаках фиктивного и преднамеренного банкротства. Тем самым, препятствуя привлечению лиц к административной или уголовной ответственности за противоправное деяние.

IMG_7652-23-02-21-12-22.JPG

IMG_7653-23-02-21-12-22.JPG

Литература:

  1. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (ред. от 4 февраля 2021 г. № 4-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1 (часть I). Ст. 1.
  2. Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (ред. от 8 декабря 2020 г.) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 43. Ст. 4190.
  3. Постановление Правительства РФ от 27 декабря 2004 г. № 855 «Об утверждении Временных правил проверки арбитражным управляющим наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства» // Собрание законодательства РФ. 2004. № 52 (часть II). Ст. 5519.
  4. Постановление Правительства Российской Федерации Российской Федерации от 03 февраля 2005 г. № 52 «О регулирующем органе, осуществляющем контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих» // Собрание законодательства РФ. 2005, № 6, ст. 464.
  5. Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 февраля 2020 г. № 18АП-173/20 [электронный ресурс] СПС Гарант.
  6. Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 28 января 2019 г. N 301-ЭС18–13818 по делу N А28–3350/2017 [электронный ресурс] СПС Гарант.
  7. Судебная практика. Акты высших судебных органов по делам по экономическим спорам и другим делам, связанным с осуществлением экономической деятельности: учебное пособие / составитель В. И. Астахов. — Москва: СТАТУТ, [б. г.]. — Часть 2–2015. — 912 с. — ISBN 978–5-8354–1110–8. — Текст: электронный // Лань: электронно-библиотечная система. — URL: https://e.lanbook.com/book/61624 (дата обращения: 23.02.2021). — Режим доступа: для авториз. пользователей.
  8. Власенко Р.Н. Правовые основы и методы выявления признаков фиктивного и преднамеренного банкротства // Актуальные проблемы российского права. 2015. № 8. С. 76.
  9. Добровлянина О.В., Кондратьева К.С., Патырбаева К.В. Виды незаконных банкротств в Российской Федерации: некоторые проблемы правового регулирования // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2017. № 2. С. 76.
  10. Зинковский М. А. Преднамеренное банкротство в условиях национального экономического кризиса // Соврем. право. 2015. № 6. С. 137 - 140.
  11. Локтева А. С. Ответственность за преднамеренное банкротство юридических лиц в российском законодательстве // Развитие территорий. 2019. № 4. С. 36.
  12. Суходольский И. М. Меры государственного регулирования в сфере несостоятельности (банкротства) // Законодательство. 2020. № 9. С. 50–54.
  13. Ященко А. С. Преднамеренное банкротство: проблемы квалификации и разграничения смежных составов преступлений // Вестник Брянского государственного университета. 2015. № 3. С. 178–181
Основные термины (генерируются автоматически): управляющий, банкротство, преднамеренное банкротство, дело, Российская Федерация, должник, суд, Верховный Суд, процедура банкротства, саморегулируемая организация.


Задать вопрос