Вопросы правового регулирования института арбитражных управляющих | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №7 (349) февраль 2021 г.

Дата публикации: 09.02.2021

Статья просмотрена: 4 раза

Библиографическое описание:

Гасанова, П. А. Вопросы правового регулирования института арбитражных управляющих / П. А. Гасанова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 7 (349). — С. 89-92. — URL: https://moluch.ru/archive/349/78533/ (дата обращения: 28.02.2021).



Статья посвящена исследованию состояния правового регулирования института арбитражных управляющих. Автором выявлены проблемы в деятельности арбитражного управляющего, связанные с недостаточностью правового регулирования некоторых аспектов деятельности данного профессионального субъекта гражданско-правового института несостоятельности (банкротства). По результатам проведенного исследования сделан вывод о необходимости совершенствования правового регулирования деятельности арбитражных управляющих и проведения комплексного научно-правового анализа института арбитражных управляющих с учетом современного состояния правового регулирования и практики его применения.

Ключевые слова: арбитражный управляющий, несостоятельность (банкротство), правовой статус арбитражного управляющего, ответственность арбитражного управляющего.

Институт арбитражных управляющих представляет систему норм, регулирующих правовой статус и порядок осуществления деятельности арбитражными управляющими. Деятельность арбитражного управляющего непосредственно связана с институтом банкротства, правовое регулирование которого осуществляется комплексом нормативных правовых актов.

Основные принципы несостоятельности банкротства основываются на конституционных положениях, закрепляющих: признание и защиту всех форм собственности (ч. 2 ст. 8 Конституции РФ 1); право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и любой другой не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34 Конституция РФ); недопустимость лишения имущества не иначе как только по решению суда (ч. 3 ст. 35 Конституции РФ); право каждого на защиту своих прав и свобод (ст.ст. 45 и 46 Конституции РФ) и др.

Основополагающие положения в части несостоятельности (банкротства) закреплены в действующем Гражданском кодексе Российской Федерации (далее — ГК РФ) 2; 3. В частности, ГК РФ регулирует особенности банкротства гражданина, занимающегося предпринимательской деятельностью (ст. 25 ГК РФ), юридических лиц (ст. 65 ГК РФ). В ст. 64 ГК РФ изложен порядок удовлетворения требований кредитора.

Основы специального регулирования несостоятельности банкротства заложены в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)». В частности, в названном Федеральном законе закреплены основы правового статуса арбитражного управляющего, его права и обязанности, ответственность, освобождение от исполнения возложенных на него обязанностей (ст.ст. 20, 20.3, 20.4, 20.5), требования, предъявляемые к арбитражному управляющему (ст. 20.2), вознаграждение и расходы арбитражного управляющего (ст.ст. 206.,20.7), саморегулирование арбитражных управляющих (ст.ст. 21, 21.2, 22, 22.2, 23.1, 25.1, 26.1), страхование ответственности арбитражных управляющих (ст. 24.1).

Ответственность арбитражного управляющего регулируется ст. 14.13 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) 4 и ст. 195 Уголовного кодекса РФ (далее — УК РФ) 5.

Правовой статус и деятельность саморегулируемых организаций арбитражных управляющих регулируется специальным Федеральным законом «О саморегулируемых организациях» 6, закрепляющий порядок формирования, компетенцию и срок полномочий органов управления саморегулируемой организации арбитражных управляющих и другие вопросы деятельности.

Ряд вопросов, связанных с осуществлением арбитражными управляющими своей деятельности, урегулирован подзаконными нормативными правовыми актами.

Например, постановлениями Правительства РФ утверждены Правила проведения и сдачи теоретического экзамена по единой программе подготовки арбитражных управляющих 7, Правила проведения финансового анализа 8, правила подготовки отчетов 9 и др.

Приказами Росреестра утверждены образец свидетельства о сдаче теоретического экзамена арбитражным управляющим 10 и Регламент работы комиссий по приему экзамена у арбитражных управляющих 11.

Приказами Минэкономразвития России утверждены порядок ведения единого государственного реестра саморегулируемых организаций арбитражных управляющих 12 и Административный регламент осуществления контроля (надзора) за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих 13.

В целом следует признать, что деятельность арбитражного управляющего, являющегося профессиональным субъектом гражданско-правового института несостоятельности (банкротства), обладающего особым правовым положением и выступающий в качестве нейтральной стороны, призванной урегулировать возникающие споры урегулировано достаточно большим количеством нормативных правовых актов. Однако, несмотря на важную роль, отведенную арбитражному управляющему в процедуре несостоятельности (банкротстве), нельзя признать ясным его правовое положение, которое в условиях постоянного реформирования российского гражданского законодательства, не раз подвергалось изменениям. Нельзя признать однозначно решеным вопрос его правового статуса.

В настоящее время неоднозначность правового положения арбитражного управляющего усугубляется тем обстоятельством, что согласно Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» арбитражный управляющей должен быть членом одной из саморегулируемых организаций и тем самым становится одним «из элементов огромного и непонятного механизма» 14, с. 6 в зависимость от которого он попадает. Более того, сама деятельность саморегулируемых организаций арбитражных управляющих не является эффективной. В частности, в сфере саморегулирования в арбитражном управлении сохраняется нарушение законодательства Российской Федерации, устанавливающего требования к осуществлению саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих функций по контролю за деятельностью своих членов.

Так, по данным Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр) в 2018 году типичными нарушениями саморегулируемых организаций арбитражных управляющих были:

– неосуществление контроля на соответствие членов организации обязательным условиям членства;

– неосуществление контроля за своевременным заключением арбитражными управляющими договора страхования ответственности;

– прием в состав саморегулируемой организации арбитражных управляющих, которые не уплатили взнос в компенсационный фонд;

– неосуществление контроля за соблюдением членами саморегулируемой организации арбитражных управляющих требований федеральных законов и иных нормативных правовых актов, федеральных стандартов и правил профессиональной деятельности;

– нарушались сроки предоставления информации о соответствии кандидатур арбитражных управляющих для их утверждения в делах о банкротстве 15.

Как можно заметить, системный характер нарушений, при осуществлении саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих функций контроля за деятельностью своих членов, не связан с недостаточностью нормативно-правового регулирования, а является следствием недостаточной внутренней организацией деятельности саморегулируемых организаций и взаимодействия со своими членами.

Кроме того, осуществляемая арбитражными управляющими профессиональная деятельность не внесена в Единый тарифно-квалификационный справочник работ и профессий рабочих отраслей экономики. Занимаясь частной практикой, арбитражный управляющий не имеет никаких социальных гарантий со стороны государства. Все это является серьезным упущением, требующего своего разрешения и законодательного урегулирования.

Нельзя признать удовлетворительной работу арбитражных управляющих в связи с часто встречающимся на практике назначением одного управляющего на несколько предприятий. Причиной подобной ситуации является не урегулированность количественного ограничения процедур, которые может вести конкретный арбитражный управляющий, что заметно снижает эффективность их деятельности.

Рост случаев неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей со стороны арбитражных управляющих и недостаточный, неэффективный контроль за деятельностью арбитражных управляющих со стороны саморегулируемых организаций арбитражных управляющих приводит к увеличению размера финансовой ответственности арбитражных управляющих и росту требований к компенсационному фонду (что требует увеличения размеров имущественной ответственности арбитражных управляющих).

Существующие в настоящее время формы ответственности арбитражных управляющих не являются эффективными. Зачастую на практике арбитражных управляющих привлекают к гражданско-правовой ответственности в форме взыскания убытков, в случае, если судом будет установлено, что убытки причинены в результате неправомерных действий (бездействия) арбитражного управляющего, в частности, если арбитражный управляющий не обеспечил сохранность принадлежащего должнику имущества, что привело к его утрате 16, не произвел своевременно расчеты с Кредитором, что привело к невозможности удовлетворения его требований 17, не оспорил сделки по отчуждению имущества (денежных средств) должника, необоснованно списал дебиторскую задолженность, что привело к непополнению конкурсной массы 18, необоснованно расходовал денежные средства из конкурсной массы 19. Если же суд придет к выводу, что арбитражный управляющий надлежаще исполнял свои обязанности и его действия (бездействие) не причинили кредитору, то в таком случае отсутствуют основания для привлечения его к ответственности.

Так, судами было установлено, что истец, несмотря на то, что процедура банкротства в отношении должника продолжалась на протяжении почти четырех лет, не предпринял мер для реализации своих прав, предусмотренных действующим законодательством. В частности, в судебном порядке в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) вопрос об исключении из конкурсной массы ОАО «Народненский крупозавод» спорного имущества не разрешался, действия конкурсных управляющих по включении в конкурсную массу имущества, как не принадлежащего должнику, незаконными признаны не были, с заявлением о включении своих требований в реестр требований к должнику, выраженных в денежной форме, в рамках дела о банкротстве ОАО «Народненский крупозавод» истец не обращался, равно как и не предъявлял требований по общим правилам судопроизводства о взыскании текущей задолженности, об истребовании из чужого незаконного владения 20.

Однако недобросовестные арбитражные управляющие не всегда привлекаются к ответственности. При этом, отсутствуют механизмы проверки действий арбитражного управляющего, что осложняет защиту прав других участников процедуры банкротства. Подобное положение дел ставит вопрос об ужесточении ответственности арбитражных управляющих, а также необходимость разработки механизма привлечения их к ответственности.

Кроме того, несмотря на то, что в ст. 2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», установлено понятие «федеральных стандартов», но отдельного нормативного акта, устанавливающего подобные стандарты деятельности арбитражных управляющих, не утверждено. Устанавливаемые же саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих, стандарты касаются деятельности самой организации. Более того, зачастую показатель среднего количества стандартов деятельности на одну саморегулируемую организацию остается достаточно низким. В некоторых саморегулируемых организациях арбитражных управляющих просматривается формальный подход к разработке стандартов и правил.

Таким образом, изложенное свидетельствует о необходимости совершенствования правового регулирования деятельности арбитражных управляющих и проведения комплексного научно-правового анализа института арбитражных управляющих с учетом современного состояния правового регулирования и практики его применения.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020) Электронный ресурс // СПС КонсультантПлюс.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 16.12.2019) // Собрание законодательства. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 г. № 14-ФЗ (ред. от 18.03.2019, с изм. от 03.07.2019) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ (ред. от 01.03.2020) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1 (Ч. 1). Ст. 1.
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 18.02.2020) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
  6. Федеральный закон от 01.12.2007 г. № 315-ФЗ (ред. от 03.08.2018) «О саморегулируемых организациях» // Собрание законодательства РФ. 2007. № 49. Ст. 6076.
  7. Постановление Правительства РФ от 28.05.2003 г. № 308 (ред. от 24.12.2014) «Об утверждении Правил проведения и сдачи теоретического экзамена по единой программе подготовки арбитражных управляющих» // Собрание законодательства РФ. 2003. № 22. Ст. 2169.
  8. Постановление Правительства РФ от 25.06.2003 г. № 367 «Об утверждении Правил проведения арбитражным управляющим финансового анализа» // Собрание законодательства РФ. 2003. № 26. Ст. 2664.
  9. Постановление Правительства РФ от 22.05.2003 г. № 299 «Об утверждении Общих правил подготовки отчетов (заключений) арбитражного управляющего» // Собрание законодательства РФ. 2003. № 21. Ст. 2015.
  10. Приказ Росреестра от 16.04.2009 г. № 6 «Об утверждении образца свидетельства о сдаче теоретического экзамена по единой программе подготовки арбитражных управляющих» // Российская газета. 2009. 24 июня. № 113.
  11. Приказ Росрегистрации от 13.04.2005 г. № 47 «Об утверждении Регламента работы комиссий по приему теоретического экзамена по единой Программе подготовки арбитражных управляющих» // Российская газета. 2005. 12 мая. № 98.
  12. Приказ Минэкономразвития России от 08.07.2010 г. № 284 (ред. от 22.11.2012) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2010. № 44.
  13. Приказ Минэкономразвития РФ от 07.10.2011 г. № 549 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс.
  14. Витрянский В. Новое в правовом регулировании несостоятельности (банкротства) // Хозяйство и право. 2003. № 1. С. 6.
  15. Приказ Росреестра от 28.06.2019 г. № П/0263 «О результатах обобщения практики осуществления в 2018 году Федеральной службой государственной регистрации, кадастра и картографии государственного контроля (надзора) [Электронный ресурс] // Режим доступа: https://rosreestr.ru/site/activity/gosudarstvennyy-nadzor/kontrol-nadzor-za-deyatelnostyu-samoreguliruemykh-organizatsiy-arbitrazhnykh-upravlyayushchikh-/ (дата обращения: 28.01.2020 г.).
  16. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 25.07.2018 г. № Ф05–10412/2018 по делу № А40–117848/2016 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс.
  17. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.05.2019 г. № Ф05–2959/2014 по делу № А41–45296/13 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс.
  18. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 07.10.2019 г. № Ф04–25637/2015 по делу № А27–22675/2014 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс.
  19. Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 05.06.2019 г. № Ф10–1525/2019 по делу № А84–2265/2016 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс.
  20. Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 07.10.2019 г. № Ф10–3893/2019 по делу № А14–18190/2018 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс.
Основные термины (генерируются автоматически): управляющий, ГК РФ, правовой статус, деятельность, Конституция РФ, правовое регулирование, саморегулируемая организация, банкротство, неосуществление контроля, Российская Федерация.


Задать вопрос