Проблемы перевода классических текстов: практика сохранения поэтической формы | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №7 (349) февраль 2021 г.

Дата публикации: 08.02.2021

Статья просмотрена: 46 раз

Библиографическое описание:

Кокиева, Айше. Проблемы перевода классических текстов: практика сохранения поэтической формы / Айше Кокиева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 7 (349). — С. 215-218. — URL: https://moluch.ru/archive/349/78498/ (дата обращения: 20.01.2022).



В статье рассматриваются проблемы: как в процессе перевода автор строит диалог с классическим стихотворным текстом, и переводами, который требует знания, как собственного, так и переводимых языков и языка оригинала. Как на основе сравнения и сопоставления разноязычных переводов, сохранив содержание оригинала и староитальянскую строфическую форму трехстиший (терцину), требующей использования определенного размера, рифмы, мелодики, строфики и стилистики, можно воспроизвести текст на крымскотатарском языке.

Ключевые слова : классический поэтический текст, терцина, перевод, диалог, практика, обучение.

The article examines the problems: how, in the process of translation, the author builds a dialogue with the classical poetic text and translations, which requires knowledge of both his own and the translated languages and the original language. How, on the basis of comparison and juxtaposition of multilingual translations, preserving the content of the original and the old Italian stanza form of the three verses (tertsin), which requires the use of a certain size, rhyme, melody, stanza and stylistics, it is possible to reproduce the text in the Crimean Tatar language.

Keywords: classic poetic text, terza rima, translation, dialog, practice, training.

Специфичность поэтического текста обусловлена своеобразной природой, которая создает определенные трудности при переводе. Некоторые исследователи полагают даже, что перевод труднее самого поэтического творчества [7, с.100]. Понимание поэтических текстов — особо важный диалог, развивающий переводчика многомерно. Изучая разные варианты переводов, а также переводов произведения на разные языки, исследуя феномен сохранения содержания и специфической особенности формы поэтического текста, можно, сохранив форму и содержание, воспроизвести текст и на крымскотатарском языке.

Так например, при переводе Данте Алигьери «Божественная комедия» части «Ад» 1, 5, 33 песен нам пришлось ознакомиться с переводами на русский язык Е. Кологривовой (1842), Д. Мина (1902–1904), А. П.Фёдорова (1892–1894), Д. Минаева (1874–1876), М. Горбова, Н. Голованова (1896–1902), О. Чюминой (1900- 1902), В. Брюсова, В. Иванова, М. Лозинского, А. А. Илюшина (1995), В. Г. Маранцмана (2003), с переводами на азербайджанский — А. Курчойли, на узбекский язык — А. Орипова, на казахский язык — К. Ахметова, на украинский — М. Рыльского, П. Карьманского, Е. Дробьязко и основой для предстоящего перевода взять перевод «Божественной комедии» М. Л. Лозинского (1936- 1942 гг.).

При чтении трехстиший (терцин) на разных языках и языке оригинала была прочувствована звучность и величавость силлабического размера стиха, который использовался в крымскотатарском народном творчестве и обозначался терминами «пармакъ» — «палец», «пармакъ эсабы» — «счет по пальцам», «эджа везни» — «счет по слогам», «пармакъ везни» — «ритм, определяющийся счетом пальцев», «аруз», в котором важны чередование закрытых и открытых слогов. В связи с тем, что «приемы стихосложения в зависимости от своего склада, от своих свойств не может быть механически перенесена с одной языковой почвы на другую» [6, с. 99] была изучена ритмическая структура трехстиший — силлабического одиннадцатисложника текста Данте. При длительном и повторном чтении текстов, схваченный максимально точный для перевода ритм закрытых и открытых слогов без разбивки на стопы, определил сосредоточиться на подсчете слогов в целевом и в исходном тексте. Составленная схема рифмовки показала, что при переходе из одной строфы в другую, образующие цепочки aba bcb cdc ded и т. д. опоясывая ритм, создают важную особенность — мелодичность, музыкальность терцины.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

1 Nel — mez — zo — del — cam — mın — di — nos– tra — vi — ta (a)

mırit — ro — vai — per — u — na — sel — va — os — cu — ra (b)

chela — di — rit — ta — vi — a — e — ra — sma — ri — ta. (a)

4 Ahi guanto a dir gual era e cosa dura (b)

Esta selva selvaqqia e aspra e forte (c)

Che nel pensier rinova la paura! ( b )

Далее уделили внимание подстрочному переводу:

  1. В середине странствия нашей жизни

Я оказался в некоем лесу,

Ибо с праведного пути сбился.

4. О сколь трудно рассказать об этом

Диком лесе, страшном и непроходимом,

Что наводит ужас при одном воспоминании.

На наш взгляд весьма интересным моментом является анализ смысловых различий оригинала и разных переводов на русский язык и разные языки. Мы же на примере сопоставления и сравнения размера стиха шести строк из текста на русском и тюркских языках, остановимся лишь на том, как могут ступенчато формироваться навыки у переводчика, чтобы научиться вмещать в поэтическую форму другого языка смысл оригинального произведения, требующего использования определенного размера и рифм.

Перевод на русский язык М. Л. Лозинского

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

1 Зем — ну — ю — жизнь — прой — дя — до — по — ло — ви — ны, (a)

Я — о — чу — тил — ся — в — сум — рач — ном — ле — су, ( b )

Ут — ра — тив — пра — вый — путь — во — тьме — до — ли — ны. (a)

4 Каков он был, о, как произнесу, ( b )

Тот дикий лес, дремучий и грозящий, ( c )

Чей давний ужас в памяти несу! ( b ) [2].

Перевод М. Л. Лозинского с итальянского на русский выполнен с сохранением размера (подлинника) пятистопным ямбом, строка состоит из 11 слогов. Выдержана рифма терцины — 1-ая строка рифмуется с 3-ей строкой: [ до половины — во тьме долины ( a) ], 2-ая, 4-ая, 6-ая строки рифмуются между собой: [ в сумрачном лесу — о как произнесу — в памяти несу ( b ) ] и далее 5-ая строкарифмуется с 7-ой и 9-ой строками.

Перевод на казахский язык Кенжебая Ахметова:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

1 Жар — ты — ө — мір — өт — кен — тұс — та — түр — ті — нек — пен, (а)

Тап — бол –дым — қа — ра — ор — ман — ға — тұн — жы — ра — ған, ( b )

Хақ — жол –ды — та — ба — ал — мас –тан — түн — тү — нек — тен. (а)

4 Қара орман болмағандай бекер елес... ( c )

Мүлгіген орман көрдей үрейлі еді, ( e )

Жадымнан сол қорқыныш кетер емес! [4, с.12]. ( c )

Перевод К. Ахметова на казахский язык выполнен силлабическим двенадцатисложником без разбивки на стопы. В трёхстишиях не соблюдена форма терцины, а именно переход рифмы из одной строфы в другую, образующая цепочку aba bcb . Переводчику не удалось сохранить форму терцины. Весь перевод написан рифмой aba cdc , где1-ая строка рифмуется с 3-ей : [ түртінекпен — түнтүнектен (а) ], 4-ая строка с 6-ой строкой: [ бекер елес кетер емес (а) ], не выдержаны рифмы 2-ой [ тұнжыраған ( b ) ] и 5-ой [ үрейліеді ( b ) ] строк, далее идёт повтор такой же рифмовки.

Перевод на азербайджанский Элиага Курчойли:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

1. Bu — dün — ya — da — őm — rü — mün — ya — ri — si — ni — ke — çǝn — dǝ (а)

Mǝn — gir — dim — zül — mǝt — ki — mi — qa — ran — liq — bir — me — şǝ — yǝ. (b) I — tir — dim — dog — ru — yo — lu — zül — met — dǝ — rǝ — i — çin — dǝ. ( а )

4. O salibdir fikrimi dǝhşǝtǝ, ǝndişeyǝ, (b)

Vahşi idi o meşǝ qorxuluydu dǝrindi (c)

Nece tǝsvir elǝyim, bǝnzǝdim hansi şeyǝ! [1, с. 19]. ( b )

Перевод Элиага Курчойли на азербайджанский язык выполнен с соблюдением рифм терцины, где1-ая строка рифмуется с 3-ей: [ keçǝndǝ — içindǝ. (а)], 2-ая, 4-ая, 6-ая строки рифмуются между собой: [ meşǝyǝ — ǝndişeyǝ hansi şeyǝ! ( b )], [ dǝrindi ], но силлабическим четырнадцатисложником без разбивки на стопы.

Перевод на узбекский язык Абдуллы Орипова:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

1. Ер — да — ки ум — рим — нинг яр — ми — ни ю — риб, (а)

Зуль — мат во — дий — си — да а — да — шиб қ ол — дим. ( b )

Бо қ сам, бир ўр — мон — га ке — тиб — ман ки — риб. (а)

4. О, уни нега ҳ ам ёдимга олдим, ( b )

Да ҳ шатларга тўла ўрмон эди у, ( c )

Эсдан чы қ аролмай неча йил толдим. ( b ) [3, с. 9].

Перевод Абдуллы Орипова на узбекский язык выполнен силлабическим одиннадцатисложником без разбивки на стопы с соблюдением рифм терцины, где1-ая строка рифмуется с 3-ей: [ юриб– кириб (а) ] , 2-ая, 4-ая, 6-ая строки рифмуются между собой:[ қолдим — олдим толдим ( b ) ] , идалее 5-ая строка

[ урмон эди у ] рифмуется с 7-ой и 9-ой строками. Составленная схема рифмовки стихов наглядно показывает переход рифмы из одной строфы в другую, образуя цепочки aba bcb cdc ded и т. д.

При сравнении и сопоставлении, переводов на вышеназванные языки, было выявлено, что каждый перевод, сколь бы он ни был превосходен, проецирует многомерную сложность подлинника, делает оригинал упрощённым и представляет его односторонне. Сопоставляя формы переводов на вышеназванные языки, мы можем увидеть отображение оригинала с разных сторон. Каждый перевод может открыть дорогу другим переводам, которые хотят увидеть новое в классическом памятнике. Читая перевод на разных языках, мы максимально можем приблизиться к подлиннику. Прочувствовать, что Данте, написав «Божественную комедию», создал итальянский поэтический язык и, все вышеназванные переводчики, создали свои переводы, насыщенные своим родным поэтическим языком.

Перевод на крымскотатарский язык Айше Кокиевой

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

1 А — я — тий ом — рюм — нинъ я — ры — сын ю — рип, (a)

Чы — тыр — ман дагъ — лар — да ша — шыр — дым ё — лум. ( b )

Зуль — мет — тен сар — сыл — гъан ор — ман — гъа сю — рип (a)

4 Киргеним, айтмагъа аджиздир гонълюм. ( b )

Хатыргъа пек синъген мудхиш сезгини ( c )

Унутып оламай, солгъандыр гулюм. ( b ) [5, с. 210].

Сравнительный и сопоставительный анализ переводов на разные языки позволил переводчику, автору статьи понять, что поэтический текст, спрессованный ритмом, рифмами и фонетической системами, образует как бы особый сверхсмысловой плазменный сгусток, в котором каждый элемент сопрягается по вертикали и горизонтали с каждым другим элементом и обретает дополнительное и многослойное значение.

Таким образом, можно сделать вывод, что сопоставление и сравнение классического поэтического текста, переведенного на разные языки — особый диалог с текстами, которые развивают переводчика, расширяя его понимание себя и мира многомерно. Ступенчато обучает переводчика воссоздавать поэтическую структуру жанра терцины на родном языке. Учит в поэтическую форму оригинала на разных языках вмещать содержание и смысл величайшего памятника поэтической культуры итальянского народа. При переводе Данте Алигьери частей «Ад» 1, 5, 33 песни заговорили уже на крымскотатарском языке, обогатив крымскотатарскую поэзия величайшим памятником искусства и жанром терцины.

Литература:

  1. Aliqyeri Dante. Ilahi komediya / Tercüme eden ӘIiağa Kürkçayli, — Baki: «Őnder neşriyyat», 2004. — 592 s.
  2. Данте Алигьери. Божественная комедия / В пер М. Лозинского (примечания М. Лозинского) — М.: Изд-во «Советский писатель», — 1967.
  3. Данте Алигьери. Илоҳий комедия. Дўзах / Русчадан Абдулла Орипов таржимаси, — Тошкент: Ғафур Ғулом номидаки Адабиёт ве саньат нашриёти, 1975. — 45 бет.
  4. Данте Алигьери. Құдiреттi комедия (ќазаќ тіліндe) / Oрыс тілінeн аударған Кенжебай Ахметов. Қазақша аудармасы, «Аударма» баспасы, 2012. — 52 б.
  5. Данте Алигьери. Иляхий комедия. Джехеннем. Биринджи, бешинджи, отуз учюнджи йырлар. (210–222 с.) Айше Кокиеванынъ терджимеси / А.Кокиева. Къырымтатар ве чет эль эдебияты.9-ынджы сыныф талебелери ичюн. — Симферополь: «Къырымокъувпеднешир» нешрияты, 2009. — 320с.
  6. Лозинский М. Л. Искусство стихотворного перевода // Перевод — средство взаимного сближения народов / М. Л. Лозинский. Сборник статей. — М.: Прогресс,1987. — С.91–106.
  7. Магомедзагиров Р. Г. Методы и принципы поэтического перевода. Переводческие преобразования при переводе поэзии // Вестник РУДН. Русский и иностранные языки и методика преподавания, 2016. — № 4. — С.100
Основные термины (генерируются автоматически): перевод, поэтический текст, язык, дикий лес, казахский язык, переход рифмы, русский язык, соблюдение рифм терцины, узбекский язык, форма терцины.


Ключевые слова

перевод, обучение, практика, диалог, классический поэтический текст, терцина
Задать вопрос