О важности соблюдения протокола | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №5 (347) январь 2021 г.

Дата публикации: 29.01.2021

Статья просмотрена: 8 раз

Библиографическое описание:

Шаламов, В. А. О важности соблюдения протокола / В. А. Шаламов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 5 (347). — С. 208-210. — URL: https://moluch.ru/archive/347/78134/ (дата обращения: 07.03.2021).



В статье представлена позиция автора по некоторым вопросам ведения протокола судебного заседания с учетом правовых позиций Верховного Суда РФ по защите процессуальных прав участников уголовного судопроизводства в 2020 году.

Цель исследования: проанализировать практику Верховного Суда РФ по защите прав участников уголовного судопроизводства в 2020 году.

Ключевые слова: Верховный Суд Российской Федерации, защита прав, единство судебной практики, процессуальные права, протокол судебного заседания.

Уильям Шекспир удивительно точно сформулировал, что сущность закона — человеколюбие. 2020 год, прошедший под знаком пандемии, преодоления последствий коронавирусной инфекции, казалось бы, был обречен на заботу каждого о самом себе и отвлечение внимания от защиты прав. Изучая практику Верховного Суда РФ за прошедший 2020 год, мы обнаружили, что высший судебный орган по рассмотрению гражданских, уголовных, административных и экономических дел, на протяжении 2020 года пристально следил за соблюдением процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, не забывая о своей важнейшей функции обеспечения единообразного применения законодательства.

Именно Верховный Суд Российской Федерации выполняет важную роль в осуществлении надзора за рассмотрением гражданских, уголовных и административных дел, подсудных судам общей юрисдикции, обеспечивая единообразие судебной практики, соблюдение законов при осуществлении правосудия, способствуя тем самым формированию единого правового пространства страны.

Судебная практика и судебная защита представляет собой широкий спектр правоотношений. Начиная от субъективного права личности на судебную защиту, в том числе права на справедливое судебное разбирательство заявленного требования и права на восстановление нарушенных прав и возмещение ущерба. Поскольку право на судебную защиту находится на стыке материального и процессуального права и выступает гарантией, юридическим средством для осуществления правовой защиты всех других потребностей и интересов субъектов социальных связей [3], следует выделить протокол судебного заседания как доказательство, отражающее все существенные моменты судебного разбирательства.

В соответствии с уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (далее — УПК РФ) судебное разбирательство должно быть проведено судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон, а протокол судебного заседания должен содержать доводы всех участников процесса, отражать действия суда по предоставлению сторонам обвинения и защиты равных возможностей для реализации своих прав, разрешения по существу в соответствии с требованиями УПК РФ заявленных ходатайств с приведением мотивов принятых решений по их рассмотрению, отражать и ограничения прав участников процесса при рассмотрении ходатайства следствия.

Согласно ч. 1 ст. 259 УПК РФ, в ходе судебного заседания судов первой и апелляционной инстанций составляется протокол в письменной форме и ведется протоколирование с использованием средств аудиозаписи (аудиопротоколирование).

Частью 6 ст. 259 УПК РФ предусмотрено, что протокол должен быть изготовлен и подписан в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания.

Изменение процессуального законодательства привело к изменению подхода к протоколу судебного заседания и совершению отдельных процессуальных действий. Основным средством фиксации стал аудиопротокол, дополнительным — письменный протокол.

Важность и значимость ведения аудиопротокола в настоящее время практически не вызывают сомнений, поскольку такой способ фиксации событий, происходящих в ходе судебного заседания, предотвращает возможные фальсификации или банальные ошибки. Вместе с тем, расшифровка аудиопротоколов является длительным процессом, требующим не только технического внимания, но и определенных технических программ. Например, программ (систем) распознавания речи, поскольку существует необходимость строгого соответствия в сопоставлении речи тех или иных участников процесса. В некоторых судах обсуждается необходимость разработки и внедрения систем распознавания речи и автоматизированной подготовки протоколов судебных заседаний [4]. Полагаю, что решение указанного вопроса позволит не только упростить работу должностных лиц, ответственных за составление протоколов судебного заседания и сократить сроки на их оформление, но так же направлено на развитие информатизации судебной системы и внедрение современных информационных технологий в деятельность судебной системы, в том числе посредством внедрения информационно-коммуникационных технологий за счет применения систем видео- и аудиопротоколирования хода судебных заседаний [5].

С формальной точки зрения сведения, изложенные протоколе, могут явиться доказательствами серьезного нарушения норм процессуального права и служить основанием для отмены или изменения приговоров и иных процессуальных документов.

Верховный Суд РФ придает большое значение процессуальным нарушениям прав участников уголовного судопроизводства. Так, проанализировав правовые позиции высшей судебной инстанции за 2020 год, мы увидели, как пристально суд контролирует соблюдение процессуального закона, посвящая этому особое место в своих квартальных Обзорах судебной практики.

Так, при вынесении частного постановления суд обязан не только объявить об этом участникам судебного разбирательства, но и сделать об этом запись в протоколе судебного заседания (ч. 3 ст. 259 УПК РФ).

В связи с тем, что в судебном заседании оглашалось частное постановление в рамках ч. 4 ст. 29 УПК РФ, однако протокол судебного заседания не содержал сведений ни о провозглашении, ни о вынесении по делу частного постановления Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила частное постановление как вынесенное с нарушением требований процессуального законодательства [6].

Значимость разработки, внедрения и использования автоматизированных систем в деятельности органов судебной власти направлено на сокращение нарушений процессуальных сроков рассмотрения дел и споров, предоставление удобного и быстрого доступа к информации как по конкретным делам, так и о деятельности судов, но так же на повышение качества и эффективности работы аппаратов судов.

Например, в пункте 4 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2020)[1] указано, что пропущенный стороной срок подачи замечаний на протокол судебного заседания не может быть восстановлен председательствующим, если ходатайство об этом подано после направления уголовного дела в суд апелляционной инстанции, либо после вступления приговора в законную силу.

Обосновано это было частями 6 и 7 ст. 259 УПК, по которой протокол судебного заседания должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания в течение трех суток со дня окончания судебного заседания, соответственно, в рамках этого срока должно быть подано ходатайство об ознакомлении с протоколом. Исходя из положения ст. 260 УПК РФ стороны могут подавать замечания на протокол судебного заседания в течении трех суток со дня ознакомления с протоколом. Президиум ВС отметил, что ст. 260 УПК РФ в ее конституционно-правовом истолковании не позволяет председательствующему разрешить вопрос об удостоверении замечаний на протокол судебного заседания после направления уголовного дела в суд апелляционной инстанции, а также после вступления приговора в законную силу.

Указанные процессуальные ситуации могут указывать на то, что протоколы изготавливаются с несоблюдением установленных сроков, что в последствии может повлечь ряд других процессуальных нарушений.

Как следует из паспорта национального проекта «Национальная программа «Цифровая экономика Российской Федерации»[2] сформированы правовые условия в сфере судопроизводства в части унификации правил подачи заявлений и ходатайств в электронной форме, а также допустимости электронных доказательств. По нашему мнению, имеется необходимость формирования не только правовых условий, но и организационных. В части обеспечения аппаратов судов не только специалистами в области права и (или) экономики, но и в области информационных технологий. Поскольку развитие электронного документооборота и в том числе составление аудиопротоколов судебного заседания с участием специалистов в компьютерных и информационных технологиях позволит снижать нагрузку на судей и работников аппаратов судов, повышать качество их работы, предоставлять работникам аппаратов судов возможности для повышения информационной компетентности, а зачастую даже и грамотности, а гражданам, участвующим в данных правоотношениях, свободный доступ к реализации своих прав.

Например, реализации права на принесение сторонами замечаний на протокол судебного заседания независимо от прекращения полномочий председательствующего судьи. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила апелляционное определение и определение судебной коллегии по уголовным делам кассационного суда общей юрисдикции, уголовное дело передала на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по уголовным делам областного суда, мотивировав свое решение следующим.

В рамках поданной кассационной жалобы осужденного Л. об отмене состоявшихся судебных решений было обращено также внимание на то, что замечания на протокол судебного заседания в соответствии со ст. 260 УПК РФ рассмотрены не были.

При этом, из смысла закона и правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, изложенных, в частности, в определении от 18 июля 2019 г. № 1917-О, следует, что само по себе нерассмотрение замечаний на протокол судебного заседания по каким-либо объективным причинам судьей суда первой инстанции не может расцениваться как нарушение права на защиту, но законодатель не допускает необоснованного уклонения суда от обязанности проверки доводов, содержащихся в принесенных замечаниях на протокол судебного заседания.

К объективным причинам следовало отнести тот факт, что председательствующим судьей по уголовному делу по обвинению Л. замечания рассмотрены не были в связи с удалением в почетную отставку.

Вместе с тем, в связи с тем, что данное обстоятельство не препятствовало суду апелляционной инстанции проверить законность и обоснованность постановленного судебного решения, а также то, что эти обстоятельства указывали на ненадлежащее исследование замечаний на протокол судебного заседания и отсутствия им оценки, несоблюдение данных требований закона было рассмотрено как существенное нарушение уголовно-процессуального закона, ставящее под сомнение законность принятого судебного решения [7].

Все указанные примеры свидетельствуют о важности протокола судебного заседания как документа, порождающего процессуальные права и обязанности, а также о значении протокола в вопросах защиты прав участников уголовного судопроизводства.

В каждом здании суда в России находится статуя древнегреческой богини права и законного порядка — Фемиды. Каждая по-своему уникальна, изображена по-разному, зачастую с мечом. Но, по-моему, та Фемида, которая находится над одним из подъездов Верховного Суда РФ на ул.Поварская, д.15 в г. Москве, держащая в руках щит, внушает больше доверия гражданам, надеющимся на справедливый и беспристрастный суд, призванный не только карать и наказывать, но и иногда проявлять милосердие и защищать своих граждан.

Литература:

  1. Федеральный конституционный закон от 05.02.2014 N 3-ФКЗ (ред. от 02.08.2019) «О Верховном Суде Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 25.10.2019),
  2. http://council.gov.ru/services/reference/9912/
  3. Макаров, А. А. Право на судебную защиту / А. А. Макаров. — Текст: непосредственный // Административное и муниципальное право. — 2017. — № 1. — С.
  4. Шереметьев, И. И. Использование цифровых технологий при рассмотрении уголовных дел в суде: реальность и перспективы / И. И. Шереметьев. — Текст: электронный //: [сайт]. — URL: (дата обращения: 27.01.2021).
  5. Постановление Правительства РФ от 27.12.2012 № 1406 «О федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России на 2013–2024 годы». — Текст: электронный //: [сайт]. — URL: (дата обращения: 27.01.2021).
  6. Определение № 18-АПУ20–4; п.49 «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2020)» утверждено Президиумом Верховного Суда РФ 25.11.2020
  7. Пункт 37 определения № 67-УД20–5-К8, «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2020)"», утверждено Президиумом Верховного Суда РФ 25.11.2020.

[1] утверждено Президиумом Верховного Суда РФ 25.11.2020.

[2] утверждено президиумом Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам, протокол от 04.06.2019 № 7

Основные термины (генерируются автоматически): судебное заседание, протокол, Российская Федерация, РФ, Верховный Суд, Верховный Суд РФ, судебная практика, уголовное судопроизводство, апелляционная инстанция, судебная коллегия.


Ключевые слова

защита прав, Верховный Суд Российской Федерации, процессуальные права, единство судебной практики, протокол судебного заседания
Задать вопрос