Национальная идентичность современной Японии: особенности формирования, современные вызовы | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 6 марта, печатный экземпляр отправим 10 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Регионоведение

Опубликовано в Молодой учёный №5 (347) январь 2021 г.

Дата публикации: 31.01.2021

Статья просмотрена: 5 раз

Библиографическое описание:

Макарова, А. А. Национальная идентичность современной Японии: особенности формирования, современные вызовы / А. А. Макарова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 5 (347). — С. 308-311. — URL: https://moluch.ru/archive/347/78040/ (дата обращения: 25.02.2021).



Культурное единство государства является важной составляющей в его функционировании, как политического образования на мировой арене. Именно культурная идентичность занимает важное место в становлении современных государств. Одним из таких примеров и является культурное и этническое становление современной Японии и конечный сформировавшийся продукт.

Ключевые слова: Япония, культура, этнические меньшинства, язык, этнос, миграция, международные отношения.

The cultural identity of the country state is an important component in its functioning as a political entity in the world arena. It is cultural identity that takes an important place in the formation of modern states. One of such examples is the cultural and ethnic formation of modern Japan and the final formed product.

Keywords: Japan, culture, ethnic minorities, language, ethnicity, migration, international relations.

На раннем этапе развития Япония как государство расположилась на территории Юго-Восточной Азии. Особенностью государств, расположенных на данной территории, является строгая упорядоченность социальных групп при формировании надежного ядра государства и приверженность концепции цивилизации.

Автор полагает, что Японское национальное самосознание возникло в своей современной форме в период Токугава. Интенсивное взаимодействие Японии с остальной частью мира начиная с 1850-х годов оказала глубокое влияние на культурное и этническое самосознание Японии, оказав влияние как на становление государственного аппарата, так и на его взаимодействие с общественностью.

Отношение государства к собственной идентичности и представления людей о ней, вот что оказало воздействие на культурную идентичность Японии. С одной стороны, это помогло государству переживать серьезные государственные потрясения, примером которых может быть ограничение власти императора после окончания второй Мировой Войны, быть доминантным государством в регионе, господствуя практически на всей территории Юго-Восточной Азии. С другой стороны, на современном этапе развития Японии, население начало сталкиваться с проблемами демографического характера, что обусловлено отторжением всех иностранцев, не японцев, и низкой рождаемостью, что создает проблему трудового кризиса, который тянет за собой целый комплекс социальных и государственных проблем, вплоть до исчезновения государства Япония как такового.

Для того, чтобы досконально разобраться в том, как же государство добилось национальной и культурной идентичности, взаимодействуя с общественностью, автор рассматривает то, как японская нация была внутренне определена в предысторию национального государства.

Автор полагает, что национальная идентичность Японии требует, чтобы другие нации служили ему фоном, о чем говорит восстановление курса Японии на путь самоутверждения. В связи с этим, ранняя современная география идентичности внесла свой вклад в формирование современной японской национальной идентичности, заключив японцев в скобки внутри архипелага. Ранняя Япония являлась недостаточно централизованным государством, власть рассеялась среди сегуната, владений и множества других внутренних образований. Однако все они были объединены в трансцендентную систему статуса и цивилизации, в результате чего сеть автономий никогда не оспаривала территориальные притязания Сёгуна.

Связь идентичности с территориальностью не разделялась государствам. В качестве примера вспомним Россию XVII века и Сибирских аборигенов, принявших Христианство, вследствие чего они стали русскими во многом так же, как и айны, которые приняли цивилизованные обычаи и стали японцами в период Токугавы. Несмотря на обилие примеров сегунским политикам пришло в голову, что Япония может быть многонациональной империей, в которой были бы представлены неяпонские, то есть нецивилизованные народы, которые подчинились бы власти японского государства. Такую многонациональную империю невозможно было себе представить потому, что это подорвало бы логику статусной системы, которая была основана на предпосылке, что подданные сегуна выполняли феодальные обязанности: обязательства в обмен на благожелательное правление. Другими словами, сегун не мог систематически распространять свою благосклонность на существующие социальные группы вне статусного порядка, не подвергая опасности других своих подданных. Их нормативное место было четко определено. Точно так же связь между статусом и цивилизацией обеспечивала то, что региональные идентичности в рамках основного государства не эволюционируют в национальные.

Давайте вкратце рассмотрим языковое разнообразие архипелагов как вторую особенность национальной идентичности Японии. Действительно, только с распространением радио и телевидения в середине в двадцатом веке разговорный японский язык стал более или менее стандартизированным. Этническая принадлежность, которую легче распознать, чем определить, является досадным явлением. В конечном счете, это можно свести к ощущению существенной разницы между собой и другими как отмеченными любым из ряда произвольных признаков, например, язык, обычаи и физические характеристики. Как и у Барта утверждалось, что этнические различия не зависят от отсутствия социального взаимодействия и принятия, но часто совсем наоборот тот самый фундамент, на котором строятся всеохватывающие социальные системы. Полагается, что в современную эпоху этническая принадлежность часто была связана с национализмом, как элементом, дающим повышение требований к автономии и чувства общности между людьми, которые по разным критериям являются разрозненными. Трудность выделения этничности очевидна при рассмотрении современной Японии, где айны являются вообще этническим меньшинством, в то время как буракумины таковыми не являются, несмотря на то, что в настоящее время лишь немногие языковые, культурные или расовые различия отделяют ту или иную группу от их большинства соседей. Конечно, отчасти это так просто отражает тот факт, что такие различия действительно когда-то были. Современное японское государство последовательно пыталось японизировать этнические меньшинства, включая не только айнов, но и окинавцев, а также в период до 1945 года корейцев и тайваньцев, через политику этнического отрицания. Чтобы понять, почему Айны были этничны, а буракумины не были, мы должны рассмотреть их соответствующие позиции в рамках ранней современной политики. Айнов и изгнанников в ранней современной Японии разделяли многие характеристики: обе идентичности существовали как объективно идентифицируемые группы до появления сегуната Токугава. Археологи датируют возникновение айнской культуры четырнадцатым веком, в то время как различные группы базовые люди существовали с самых первых дней существования японского государства и все жеоба приобрели свои отличительные, унитарные идентичности только в результате основание государства Токугава. Более того, обе группы пользовались определенной внутренней поддержкой автономии на протяжении всего периода Токугавы. Современный Буракумин прошел еще один процесс гомогенизации после Реставрации Мэйдзи, когда были привезены бывшие эта, хинин и другие маргинальные единицы под единым зонтиком Бураку в результате отмены эдикта от 1871 года. Короче говоря, в отличие от айнов, изгнанники были необходимой частью общества статусной системы с самого ее зарождения, и поэтому в этом смысле они были эквивалентно другим статусным группам. Следовательно, как и другие группы, чьи идентичности были формализованы только с институционализацией статуса, т. е. изгнанники не были этнически изолированы; по той же причине, как и другие группы те айны, чьи идентичности были формализованы в первую очередь через дискурс цивилизации.Присутствие айнов в пределах основного государства означало, что, как и изгнанники, их идентичности были подчинены с раннего периода Токугава до появления правил статусной системы.

Еще одной особенностью этнической принадлежности на японском архипелаге является отсутствие схожести с метиской идентичностью, несмотря на то, что люди смешанного происхождения Айны — японцы по происхождению издавна жили на Хоккайдо. Люди, чьи личности, так или иначе, проблематично установить — дети японцев и резидентов Кореи или другие иностранные граждане. Однако еще более важно то, что отсутствие метиской идентичности напоминает нам о способности государства формировать артикуляцию идентичностей, этнических и иных образований. Современная Япония этнически “однородна” не потому, что в ее границах существует только одна этническая группа, а потому что государство, включив японскую этническую принадлежность в категорию национальной идентичности, признает только одну этническую принадлежность как имеющую политическое значение. Конкурирующие тождества либо включаются в однородную массу, либо через их включение отрицается непосредственность, как это произошло с культурой айнов и культурой Окинавских народностей. Естественно, Японское государство одно из немногих образований, оказывающих влияние на то, как формируются идентичности.

Современное японское государство присвоило себе японскую идентичность путем привязывания. В конце концов, японская однородность стала проблемой в первую очередь из-за срочной необходимости привести всех жителей архипелага в лоно современной нации. Государство Мэйдзи заложило основные правила для становления идентичностей во время критического перехода от раннего модерна к современности. Статус и цивилизация объединились, чтобы заложить основу для концепции унитарного этноса, включенного в национальную идентичность. После того, как модель национального государства была заимствована с Запада, современная японская этничность развивалась, хотя она все еще была информирована своими ранними современными предшественниками. В конце концов, если современная этничность является конструктом, то из этого следует, что раннее модернистское общество обеспечивало себя сырьем, из которого оно было создано. Идентичности не создаются из воздуха и не импортируются целиком ткань из других обществ. Скорее всего, они являются продуктом специфической истории, коренящейся в отличительных социальных отношениях и подкрепленной политической властью.

Литература:

  1. Саймон Даунс. Чувство культурной самобытности японцев в рамках программы частичного погружения в английский язык: стоит ли беспокоиться родителям?// Международный журнал двуязычного образования и двуязычие. 2001, [электронный ресурс].URL:https://www.researchgate.net/publication/238400575_Sense_of_Japanese_Cultural_Identity_Within_an_English_Partial_Immersion_Programme_Should_Parents_Worry
  2. Jeff Kingston. Раса, этническая принадлежность и идентичность в Японии // the Japan Times. 2009,19 апреля [Электронный ресурс]. URL: https://www.japantimes.co.jp/culture/2009/04/19/books/book-reviews/race-ethnicity-and-identity-in-japan/#.Xn80YEAzaJB
  3. David L. Howell Geographies of Identity in Nineteenth-Century Japan// UNIVERSITY OF CALIFORNIA PRESS. 2005, [Электронный ресурс]. URL: https://www.kuriles-history.ru/up/lib/Geographies %20of %20Identity. %20David. %20L. %20Howell.pdf
  4. What is Cultural Identity mean? YouTube. 2017, 19 августа [Электронный ресурс]. URL: https://www.youtube.com/watch?v=Rz-zhLKOCLM
Основные термины (генерируются автоматически): этническая принадлежность, Япония, группа, идентичность были, современная Япония, статусная система, Японское государство, культурная идентичность, многонациональная империя, Юго-Восточная Азия.


Ключевые слова

язык, культура, международные отношения, Япония, миграция, этнос, этнические меньшинства
Задать вопрос