Правовое регулирование банкротства граждан | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 6 марта, печатный экземпляр отправим 10 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №5 (347) январь 2021 г.

Дата публикации: 26.01.2021

Статья просмотрена: 12 раз

Библиографическое описание:

Соловьева, А. А. Правовое регулирование банкротства граждан / А. А. Соловьева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 5 (347). — С. 201-203. — URL: https://moluch.ru/archive/347/78027/ (дата обращения: 25.02.2021).



Как известно, на сегодняшний день наши современные реалии требуют признания физического лица банкротом. Объем кредитования физических лиц в стране приобрел огромные масштабы, многие россияне уже привыкли жить в долг, с огромной скоростью растет просрочка платежей физических лиц.

У большинства развитых стран уже давно регулируется данный институт. В Российской федерации с 1 октября 2015 года вступил в силу новый институт банкротства физических лиц, ожидается, что за первые шесть месяцев работы данного закона в банкроты могут уйти более двухсот тысяч граждан России, а подпадают под это закон более полумиллиона граждан РФ.

В настоящее время можно отметить, что, несмотря на то, что разработка законопроекта, открывающего возможность объявлять о своём банкротстве гражданам, не являющимся индивидуальными предпринимателями, продолжалась несколько лет, принятый закон изобилует недостатками.

К первому недостатку правового регулирования можно отнести то, что в законе не указано явно, что гражданин может объявить о своём банкротстве при любой сумме долга. Несмотря на то, что отдельные нормы закона подводят к этому выводу, а постановление Пленума Верховного Суда от 13 октября 2015 г. [2] говорит об этом прямым текстом, из-за создавшейся неразберихи на большинстве сайтов сети «Интернет», где разъясняется порядок банкротства физических лиц, содержится ложная информация о минимальном размере обязательств в 500 тыс. рублей. Существующую ситуацию, когда значительная часть норм в законе требует развёрнутого толкования со стороны Верховного Суда, нельзя считать приемлемой.

Заполняя пробелы и противоречия в законе своими обширными разъяснениями по принципиально важным вопросам, Верховный Суд частично подменяет тем самым законодательную деятельность Федерального Собрания.

Следующим правовым недостатком можно назвать упущения в ФЗ № 127-ФЗ от 26.10.2002 «О несостоятельности (банкротстве)» [2], связанные с невозможностью применения статьи 446 ГПК РФ [3] к регулярным удержаниям из доходов должника. На практике, может возникнуть ситуация, при которой арбитражный суд утвердит план реструктуризации долгов, невыполнимый для должника в силу нехватки средств на собственные жизненные потребности и потребности иждивенцев. При невыполнении плана реструктуризации долгов в отношении должника будет введена процедура реализации имущества, что потребует от него дополнительных трат в размере 25000 рублей на вознаграждение финансовому управляющему за ещё одну процедуру и расходов на публикации.

Арбитражные суды не воспринимают описанные положения ФЗ № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» буквально и удовлетворяют ходатайства граждан о введении процедуры реализации имущества при наличии у них дохода.

Однако закон по-прежнему нуждается в срочной корректировке. Привлечение гражданина к административной или уголовной ответственности за подделку документов не является препятствием для прохождения любой из процедур банкротства и списания долгов. В связи с этим следует ожидать использования физическими лицами-должниками фиктивных долговых расписок, по которым они будут должны огромные суммы дружественным кредиторам.

В случае с юридическими лицами арбитражные суды выработали практику противодействия искусственному раздуванию кредиторской задолженности. Для этого анализируются финансовые показатели юридических лиц на основании бухгалтерской и налоговой отчетности, уровень платежеспособности и деловые цели сделок, судом запрашивается максимально полный пакет документов по каждой сделке.

Для физических лиц подобные критерии не сработают, так как требований по отчётности к физическим лицам не установлено почти никаких. Проверять расписки на подлинность бесполезно — все подписи будут настоящими. Остаётся лишь экспертиза документа на давность, но эта экспертиза стоит достаточно дорого (минимум около 40 тыс. рублей за один документ), что при большом количестве расписок на мелкие суммы делает экспертизы слишком дорогими. Конечно, если будет доказано что бумага с подписью подвергалась искусственному старению или попросту не соответствует дате подписания, вся задолженность перед кредиторами будет сохранена, как это происходит при совершении любых действий, за которые наступает ответственность по КоАП РФ и УК РФ, однако кредитор не всегда является достаточно состоятельным, чтобы тратить такие деньги на экспертизы, он тоже может иметь финансовые затруднения, в том числе из-за неисполнения должником своих обязательств [3, с. 48].

Далее следует коснуться ещё одной проблемы, которая всегда была актуальна для института банкротства в России — предвзятость арбитражного управляющего. Арбитражный управляющий играет ключевую роль в процедуре банкротства, во многом именно от его действий зависит формирование конкурсной массы, и то, какую сумму выплат получат кредиторы после реализации имущества.

До нововведений, касающихся физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, установившаяся на рынке стоимость процедуры банкротства для индивидуальных предпринимателей даже за пределами Москвы измерялась в шестизначных суммах. В текущей редакции ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», в случае с физическими лицами, расходы на процедуры банкротства возложены на самих граждан-должников, чем, по-видимому, и обусловлен такой небольшой гонорар управляющего — банкротящееся физическое лицо, не занимающееся предпринимательской деятельностью, вряд ли сможет позволить себе более дорогие услуги. Однако экономический смысл участия в таком формате банкротства для управляющего зачастую сомнительный, и тому есть несколько причин.

Во-первых, офисы арбитражных управляющих, как правило, располагаются в региональных центрах, потому что там же расположены арбитражные суды. Районный центр, в котором проживает должник, и в котором расположено его имущество, может находиться на большом географическом удалении от столицы субъекта РФ, что потребует дополнительных транспортных расходов для арбитражного управляющего, которые, не подлежат возмещению за рамками вознаграждения финансового управляющего.

Во-вторых, процедура может затянуться на срок от полугода до трёх лет, при этом работать придётся за те же 25000 рублей плюс семь процентов, причём деньги будут выплачиваться по окончанию процедуры. Эта сумма выглядит неприемлемой в пересчёте на месяц, по сравнению с рыночным уровнем в размере около 30000 рублей за месяц работы финансового управляющего. Кроме того, законом недостаточно хорошо урегулированы вопросы, связанные с расчётом этих процентов.

В-третьих, в соответствии с вступившим в силу федеральным законом от 29.12.2015 № 3911, наказание для арбитражных управляющих за формальные нарушения ужесточается. Теперь после первого штрафа, суд вправе дисквалифицировать арбитражного управляющего на 3 года. Кроме того, размер минимального компенсационного фонда увеличивается с 10 до 20 миллионов рублей, а размер разовой выплаты — до 50 % от фонда. Данный закон уже вызвал протест среди арбитражных управляющих. Если санкции и размер компенсационного фонда будут сохранены, то резко вырастут издержки арбитражных управляющих, связанные со взносами в СРО и рисками дисквалификации.

В качестве одного из наиболее существенных недостатков действующего закона многие исследователи называют именно дороговизну банкротства физических лиц.

Таким образом, на данном этапе институт банкротства физических лиц является достаточно несовершенным, и в том виде, в котором существует, может быть полезен в основном тем должникам, которые имеют суммарный долг, значительно превышающий порог в 500000 рублей, а также недобросовестным лицам, которые могут использовать новый инструмент для намеренного ухода от выплат кредиторам. Что касается обычных граждан-должников, то для них данная процедура остаётся невыгодной.

Литература:

  1. Белых B. C., Дубинчин А. А., Скуратовский М. Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства). М.: Норма, 2013. С. 11
  2. О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13 октября 2015 г. № 45 // Российская газета. — № 6806 (235). — 2015. — 19 октября.
  3. Зинковский М. А. Проблемы банкротства физического лица. // Вестник Белгородского юридического института МВД России. — 2019. — № 2. С. 48–50.
Основные термины (генерируются автоматически): лицо, управляющий, Верховный Суд, институт банкротства, процедура банкротства, банкротство, кредитор, месяц работы, рубль, РФ.


Задать вопрос