О согласованных принципах административного права, заложенных в международные договоры | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №4 (346) январь 2021 г.

Дата публикации: 20.01.2021

Статья просмотрена: 3 раза

Библиографическое описание:

Нихайчик, В. Е. О согласованных принципах административного права, заложенных в международные договоры / В. Е. Нихайчик, Ю. С. Дмитриева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 4 (346). — С. 442-445. — URL: https://moluch.ru/archive/346/77796/ (дата обращения: 01.03.2021).



Наблюдающаяся в последнее десятилетие повсеместная глобализация всех отраслей права объективно влечёт появление наднациональных (транснациональных) элементов административно-правового регулирования. Следует отметить, что процесс глобализации заметно усиливает существующую взаимосвязь между национальным административным правом государств и нормами международного права.

Таким образом, рассматривая правовое регулирование административных отношений на современном этапе развития, в обязательном порядке необходимо учитывать протекающие в мире интеграционные процессы, обусловленные глобализацией. При создании целостной системы законодательства, подчинённой единой правовой логике, важно принимать во внимание как современные мировые тенденции, так и многообразие национальных систем права. Усиление роли взаимодействия международной и национальной систем права, обусловленное углублением глобализационных процессов в условиях современной действительности, прежде всего, проявляется в максимальной приближённости вплоть до непосредственного соприкосновения сфер регулирования национального права (включая административное) и права международного [9, с. 43].

Таким образом, в современных условиях развитию административного права присущи основные тенденции, заключающиеся в следующем:

1) гармонизация права, которая означает всеобщее стремление выработать к праву некий всеобъемлющий, общий подход. Безусловно, разный уровень региональной интеграции обусловливает и достаточно существенные различия в степени проявления данной тенденции в том или ином регионе;

2) использование в правовом регулировании административных отношений такого инструмента, как нормы-принципы: принцип-законоположение, общеправовой принцип(принцип равенства, гуманизма, справедливости и пр.), межотраслевые, общесоциальные принципы и специально-юридические (принцип ответственности только за виновные противоправные действия, законности, принцип сочетания прав субъекта и его обязанностей, и пр.), законодательно закрепленные принципы и принципы, прямо не закреплённые нормами законодательства, и т. д.

В отличие от обычных правовых норм, нормам-принципам характерен более высокая степень обобщения, при этом регулятивные функции они выполняют как сами по себе, так и во взаимодействии и тесной взаимосвязи с вышеупомянутыми обычными правовыми нормами, воздействуя на общественные отношения на одновременно и на глобальном и, и на региональном уровне административно-правового регулирования.

Разнообразие форм и проявлений принципов административного права обусловливается и конкретизируется заложенными в них правовыми идеями. При этом именно международным нормам-принципам в условиях глобализации права и общества принадлежит всё более существенная и активная роль среди множества административно-правовых регулятивных средств того или иного сегмента государственного управления экономикой;

3) глобализация права обусловливает выделение в странах с романо-германской правовой системой новых источников права — административно-правового договора, являющегося источником права на всех уровнях (национальном, региональном, глобальном), и прецедента, создаваемого не как национальными, так и международными судебными органами. Данные нормативные акты являются источниками права наряду с традиционными — законодательными актами, которые по-прежнему сохраняют своё доминирующее положение в современной системе источников административного права.

В принципе, расширение системы источников права объяснить достаточно просто: глобализация всех сфер общественной жизнедеятельности диктует такое усложнение системы права, что в законах всё предусмотреть невозможно. Соответственно, неизбежно повышение значения судебной практики, в том числе и административной, в разрешении вопросов правового регулирования общественных отношений.

Активное формирование мирового рынка и мирового экономического пространства, в свою очередь, обусловливает бурное расширение сферы применения международных договоров в решении вопросов управления в экономике и, как следствие, в формировании административно-правового массива.

На наш взгляд, концепция адаптации отечественных административно-правовых норм к нормам международного права в процессе формирования глобализационной экономики основана на трёх теоретических подходах:

1) внедрение в нормы национального административного законодательства общераспространенных международных принципов и норм;

2) усиление значения международных договоров Российской Федерации как источника административно-правового регулирования общественных отношений;

3) расширение сферы и частоты использования межгосударственных, межправительственных и иных международных договоров и прочих документов в национальном законотворчестве.

Как известно, и международное право как наука, и договорная практика основаны на том, что при соблюдении общепризнанных норм не существует специфических принципов. Соблюдение общепризнанных международно-правовых норм и принципов основывается на едином императивном принципе неукоснительного и добросовестного соблюдения соответствующих международных обязательств. В частности, применительно к международным договорам такой принцип называется pactasuntservanda.

Поскольку общему международному праву в значительной мере присущ универсализм, нормативные системы всех интеграционных объединений, например, ЕврАзЭС, основаны на общем международном праве и связаны между собой в единую систему международного права в качестве правовой формы организации и регулирования глобального интеграционного процесса.

Таким образом, международное право играет стимулирующую роль в развитии национального административного права, существенно влияет на развитие внутригосударственного законодательства, что обусловлено применением ряда современных форм, традиционных для международной практики административно-правового регулирования.

Чрезвычайно важно при формировании национального административного законодательства учитывать современные международные принципы и тенденции развития правового регулирования административных отношений.

Процессы интеграции Российской Федерации во все сферы жизнедеятельности мирового сообщества, а по ряду направлений и выход на лидирующие позиции, наблюдаемые в настоящее время, подчёркивают важность и даже необходимость изучения роли международного права в развитии современной системы российского административного права. Являясь постоянным членом ООН, членом Совета Европы, ЕврАзЭс, СНГ, Россия в полной мере включена в процесс глобализации общества, что углубляет взаимосвязь и взаимодействие национального административного права и международного права. Указанные процессы приобрели характер объективной закономерности, служащей отражением ещё более общей закономерной тенденции–непрерывное усиление взаимодействия Российского общества с мировым сообществом [10].

Россия после вступления 28 февраля 1996 г. в Совет Европы приняла на себя обязательство признавать ряд принципов права, заложенных в международно-правовых нормах. В первую очередь, это принципы верховенства закона и соблюдения прав и свобод человека и гражданина, в соответствии с которым каждый человек, находящееся под юрисдикцией России, получает гарантии предоставления и соблюдения прав человека и основных свобод, предусмотренных ст. 3 Устава Совета Европы [6, с. 12].

Кроме того, 30 марта 1998 г. Российской Федерацией ратифицирована Конвенция о защите прав человека и основных свобод с изменениями, внесёнными протоколами к ней [1]. Необходимо отметить, что данная Конвенция служит основой для всей европейской правозащитной системы. Также следует осознавать, что указанная система непрерывно развивается, пополняясь новыми нормативными актами. При этом наблюдается устойчивая тенденция насыщения и конкретизации прав и свобод, закреплённые в Конвенции, что осуществляется через принятие новых протоколов к ней либо посредством вынесения решений Европейского суда по правам человека, наделённых силой прецедента.

Как государство-член Совета Европы, Россия приняла обязательства по исполнению требований Конвенции. Соответственно, Российская Федерация отвечает за нарушение Конвенции перед Европейским судом по правам человека, который устанавливает для всех единые стандарты правопорядка.

Современная Конституции России включила в себя важнейшие изменения, касающиеся правового режима международных договоров. Это сделало возможным то, что после ратификации Конвенции её нормы, а также решения Европейского суда по правам человека интегрированы в правовую систему Российской Федерации, причём получили приоритет перед национальным законодательством.

Провозглашение в п.4 ст. 15 Конституции РФ принципа примата международного права над национальным обусловило курс страны на сближение и согласование отечественного права с международным. Соответственно, при формировании концепции административного законодательства следует учитывать как требования международных правовых норм, так и «разнообразную природу национальных правовых систем» [10].

Вышеуказанное сближение административных законодательств можно проследить во включении административно-правовых норм-принципов в национальное законодательство России, а также в принятии ряда межгосударственных соглашений интегрированных в единую систему административного законодательства. Именно такой подход является основой формирования единого законодательства Европейского Союза [9, с. 44].

Так, в период с 1973 г. по 2002 г. были изданы координирующие директивы стран Европейского Союза в части правового регулирования административных отношений в той или иной сфере деятельности государства, послужившие вектором функционирования и развития национальных систем административного права. Также был принят и ряд международных договоров, определяющих рамки национального административно-правового регулирования. К примеру, в 1994 г. было подписано Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны [5], в котором зафиксировано признание необходимости сближения законодательства. В соответствии со ст. 55 указанного Соглашения Россия взяла курс на постепенное достижение совместимости национального законодательства с законодательством Сообщества.

Согласованные принципы административного права зафиксированы во всём своём своеобразии в непрерывно развивающемся международном административном праве. Наиболее ярко это проявляется в международных договорах и нормативных актах Совета Европы. В качестве примера можно привести Конвенцию Совета Европы1981 г. о защите личности в связи с использованием автоматизированных персональных баз данных [2], Резолюцию Комитета министров 1976 г. о правовой помощи по гражданским, коммерческим и административным делам [3, с. 668], о защите личности в отношении актов административных властей и др.

Реализация в административном законодательстве Российской Федерации общепризнанных международно-правовых норм и принципов представляет собой весьма значимую проблему — в и контексте науки, и в практическом правоприменении. Современные тенденции развития административного права постоянно являются предметом рассмотрения теоретиков и практиков.

Существует мнение, что в условиях глобализации право непрерывно усложняется, трансформируясь во всё более сложную систему. При этом в законах предусмотреть все возможные ситуации, выработать универсальное правило для их решения невозможно. Этим обусловлено повышение значимости в административно-правовом регулировании судебной практики [11, с. 103]. В свою очередь, В. В. Ершов указывал, что с точки зрения интегративного толкования права следует, что применяемое в России право является единой системой, включающей в себя сочетание норм международного и национального права. Данную систему составляют взаимозависимые элементы — формы международного и российского права [7, с. 105]. Данную позицию развивает Е. А. Ершова, указывавшая на необходимость многоуровневого, интегративного понимания права в качестве сложной совокупности правовых норм, международного и национального позитивного права, синтеза естественного и позитивного права. Такой подход обусловливает рассмотрение международного и национального права в России как единой системы права, характеризуемой монистической концепцией, непосредственным действием и применением самоисполнимых общепризнанных международно-правовых принципов и норм [8, с. 70].

Конституция России в ст. 15 называет общепризнанные нормы и принципы международного права среди источников российского права а также международные договоры. При этом провозглашается их приоритет перед федеральными законами, а ч. 4 указанной статьи 15закрепляет международные договоры Российской Федерации и общепризнанные международно-правовые принципы и нормы в качестве составной части системы права России.

Однако в Конституции отсутствует определение их понятия и признаков, не содержится и перечень международных актов, в которых содержатся указанные общепризнанные международно-правовые принципы и нормы. Открытым остаётся и вопрос соотношения юридической силы указанных международных договоров и общепризнанных норм и принципов, не определено их место среди источников российского административного права.

Таким образом, юридическая наука чётко не определяет понятия общепризнанных принципов, а их перечень является открытым. При этом современные отечественные правоведы высказывают различные взгляды по поводу понятия, видов и перечня общепризнанных принципов международного права.

Рассматриваемое понятие общепризнанных принципов и норм международного права раскрывается в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда России [4].

На наш взгляд, источниками административного права являются такие акты, содержащие общепризнанные принципы и нормы международного права, которые имеют отношение к предмету данной отрасли.

Литература:

  1. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключ. в г. Рим 04.11.1950): (с изм. от 13.05.2004): (вместе с «Протоколом [№ 1]» (подписан в г. Париж 20.03.1952), «Протоколом №4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней» (подписан в г. Страсбург 16.09.1963), «Протоколом №7» (подписан в г. Страсбург 22.11.1984)): [Электронный ресурс]: – СПС «КонсультантПлюс». – Электрон. дан. – Режим доступа: http://www.consultant.ru, 18.05.2018.
  2. О защите личности в связи с использованием автоматизированных персональных баз данных: Конвенция Совета Европы (Страсбург, 28.01.1981): [Электронный ресурс]: – СПС «КонсультантПлюс». – Электрон. дан. – Режим доступа: http://www.consultant.ru, 18.05.2018.
  3. О правовой помощи по гражданским, коммерческим и административным делам : Резолюция N (76) 5 Комитета министров Совета Европы (Принята 18.02.1976 на 254-ом заседании представителей министров) // Совет Европы и Россия. Сборник документов.– М.: Юридическая литература, 2004. С. 668.
  4. О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 N 5 (ред. от 05.03.2013) : [Электронный ресурс]: – СПС "КонсультантПлюс". – Электрон. дан. – Режим доступа: http://www.consultant.ru, 18.05.2018.
  5. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны (заключено на о. Корфу 24.06.1994) : (вступ. в силу с 01.12.1997, ратифицировано Федеральным законом от 25.11.1996 №135-ФЗ): [Электронный ресурс]: – СПС «КонсультантПлюс». – Электрон. дан. – Режим доступа: http://www.consultant.ru, 18.05.2018.
  6. Устав Совета Европы (принят в Лондоне 05.05.1949) (для России вступ. в силу 28.02.1996) // Бюллетень международных договоров.– 1997.– № 5.– С. 12-21.
  7. Ершов В.В. Актуальные проблемы экспертной деятельности Общественной палаты Российской Федерации в свете современного правопонимания, правотворчества и правоприменения // Российское правосудие.– 2009.–№ 5.– С. 105.
  8. Ершова Е.А. Источники и формы трудового права в РФ: Дис. ... докт. юрид. наук.– М., 2008.– С. 70.
  9. Мамедов А.А. Современные тенденции формирования административного права: международно-правовой аспект // Вестник СГЮА.– 2014.– №4 (99).– С. 43.
  10. Ордина О.Н. Международные акты, содержащие общепризнанные принципы и нормы международного права, как источники административного права : [Электронный ресурс]: – Аналитический портал «Отрасли права». – Электрон. дан. – Режим доступа http://отрасли-права.рф/article/10201, 24.05.2018.
  11. Щербак Е.Н. Административно-правовое регулирование на наднациональном уровне мирового рынка высшего образования // Право и государство: теория и практика.– 2011.– № 10 (82).– С. 103-108.
Основные термины (генерируются автоматически): Российская Федерация, Россия, норма, принцип, административно-правовое регулирование, правовое регулирование, единая система, административное законодательство, договор, Европейский суд.


Задать вопрос