Отправные пункты формирования ресентимента | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Социология

Опубликовано в Молодой учёный №4 (346) январь 2021 г.

Дата публикации: 17.01.2021

Статья просмотрена: 532 раза

Библиографическое описание:

Гончаров, А. С. Отправные пункты формирования ресентимента / А. С. Гончаров. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 4 (346). — С. 321-323. — URL: https://moluch.ru/archive/346/77758/ (дата обращения: 07.03.2021).



Настоящая статья посвящена изучению отправных пунктов формирования ресентимента, в особенности, условий и факторов, влияющих на его генезис. В ходе исследования мы рассматриваем различные позиции классиков и современных социологов в отношении концепции ресентимента. Нами исследуется, прежде всего, социальный ресентимент и его влияние на ценностную систему человека в условиях современного постоянно обновляющегося социального пространства.

Ключевые слова: ресентимент, зависть, столкновение ценностей, ценностная система, реакция разрядки, социальные отношения, социальная дифференциация.

This article examines the starting points of the formation of ressentiment, in particular, the conditions and factors affecting its genesis. In the course of the study, we consider the different positions of the classics and modern sociologists in relation to the concept of ressentiment. We investigate, first of all, social resentment and its influence on the value system of a person in a modern, constantly renewing social space.

Key words: ressentiment, envy, values clash, value system, detente reaction, social relations, social differentiation.

Актуальность темы обусловлена односторонним пониманием ресентимента в отечественной социологии. Несмотря на активные попытки в начале 2010-х гг. классифицировать и систематизировать различные виды ресентимента, до сих пор ни историки, ни социологи не пришли к единому мнению относительно важнейшей части данного направления — отправных пунктов формирования ресентимента как социального феномена.

Практическая значимость заключается в необходимости определения факторов и условий генезиса ресентимента, а также непосредственно тех явлений действительности, отражённых в когнитивно-валёрной системе типичного представителя определённой культуры, которые приводят к его появлению. В социологии изучение ценностных аттракторов связано со множеством направлений и научных подходов, однако, ресентимент как таковой исследуется в отрыве от них. Исследование отправных пунктов формирования ресентимента позволит рассматривать его в контексте наиболее полного анализа ценностной системы личности.

Ресентимент как социальный феномен имеет несколько отправных пунктов, во-первых, это «импульс мести», являющийся следствием вражды и озлобленности одного субъекта в отношении другого, во-вторых, это непосредственно столкновение ценностей, ценностных систем в форме зависти, ревности, гнева и конкуренции, проявляющихся в виде агонизма на негативной основе. Противоречие заключается в том, что конкретно можно считать отправными пунктами в формировании ресентимента? Чувства отторжения и сопротивления, или же непосредственно неприятие ценностей одного субъекта другим?

Прокофьев А. В. [4] считает, что главным отправным пунктом формирования ресентимента является исключительно чувства зависти и ревности, выражающиеся во враждебном отношении к определённому субъекту или же к коллективу. В глобальном плане это оправляется в виде негативизма в отношении к определённому аспекту реальности, так или иначе, вызывающему неприятие у субъекта ресентимента: это может быть агрессия в межличностном общении, неприятие ментальности, национальных ценностей или идеологии государства (не обязательно того, в котором проживает субъект) [4, c. 182].

Противоположной точки зрения придерживается Е. Ф. Быковская. Она считает, что «зависть» возникает из чувства социального бессилия или социальной незащищённости, но не является отправным пунктом в формировании ресентимента. Зависть есть путь воли к власти, стремления к превосходству, но, возможно, здесь стоит говорить лишь об аффекте. Если не брать в расчёт чувств, так или иначе приводящих к реакциям разрядки, то единственным отправным пунктом формирования ресентимента может быть только столкновение ценностей, которое, возможно, перерастёт в межличностный или социальный конфликт.

Мы считаем, что Е. Ф. Быковская [1] более объективно оценивает феноменологию социального ресентимента. Человек с устоявшейся системой ценностей всегда оценивает ценности через призму своей культуры, идеологии, ментальности и т. д. Он не может исключить чувственность в своих оценках, а, значит, путём самообмана вгоняет себя в ресентимент или поддаётся его влиянию извне. Таким образом, в этом прослеживаются общие структурно-функциональные черты социального ресентимента и социального стереотипа в сознании субъекта и коллектива [1, c. 144].

В классической концепции М. Шелера [5] ресентимент представляется как социальный феномен, который существовал с незапамятных времён, когда в обществе появилось неравенство [5, с. 13]. Опираясь на формационный подход, можно предположить, что первые локальные ресентименты возникли вместе с появлением частной собственности. Но, при этом, мы не можем акцентировать внимание только на общественно-экономических отношениях: ресентимент есть свойство разума, неотделимое от человеческой природы, рост неравенства, появление социальной дифференциации есть следствие углубления и расширения ресентимента в социальном пространстве [3].

Возникает вопрос: можно ли понимать ресентимент и как социальный феномен и как социальный процесс? Если ресентимент, зарождаясь в противоречии между ценностными системами и проявляясь в противостоянии между двумя субъектами, участниками ситуации ресентимента, имеет характер социального феномена, то, в условиях налаженной межкультурной коммуникации, обеспечивающей наличие самых различных ценностных аттракторов и императивов, ресентимент может трактоваться и как социальный процесс, поскольку, в своей сущности он сливается с понятием культурной интеграции.

Как нам кажется, это особенно заметно в эпоху глобализации и информатизации. Социальная дифференциация и социальная незащищённость здесь возникают довольно часто и имеют постоянный характер, к примеру, в развивающихся странах. Это значит, что, как мы определили ранее, отправным пунктом формирования ресентимента являются внутренние и внешние противоречия, связанные непосредственно с ценностями и ценностными системами в сознании субъекта.

В коллективном сознании социальный ресентимент проявляется особенно часто. Это происходит, когда определённая группа людей начинает сравнивать себя с другими и приходит к выводу, что «наши ценности лучше, чем их». Таков феномен мнимого духовного аристократизма, определённый Георгом Зиммелем, видным немецким социологом второй половины XIX века. Зиммель считал, что аристократичен, то есть, благороден тот, кто научился избегать любого сравнения ценностей [2].

Вот что по этому поводу пишет М. Шелер: «Мы не можем согласиться с Г. Зиммелем, когда он, определяя аристократизм, благородство, утверждает, что благороден тот, кто не сравнивает себя и собственную ценность с другими, «отвергает любое сравнение». Кто отвергает любое сравнение, тот не благороден, а один из «оригиналов» Гёте, «своенравный шут» — если не сноб! Но Зиммель, несомненно, подметил нечто очень верное. Каждое «сравнивающее сознание» может реализоваться разными способами» [5, с. 7–8].

Вынуждены согласиться с М. Шелером, человек, насколько бы он не был «благороден», не может избежать подсознательного сравнения ценностей, поскольку такое сравнение напрямую связано с такими важными социальными процессами, как идентификация, самоидентификация и интеграция. На основе этого можно сделать вывод о том, что социальный ресентимент и ресентимент в принципе — неотъемлемая часть социализации, заложенная в структуре человеческого сознания и проявляющаяся практически в каждом аспекте человеческой деятельности.

Выводы . В действительности, корреляционное сознание как простых, так и сложных содержаний определяет появление в сознании другого содержания. Вообще, на феноменальном уровне можно обнаружить даже пустые коррелятивные переживания, которые мы осознаём лишь благодаря тому, что соответствующие содержания заполняют ещё не занятые места уже данных нам и квалифицированных нами отношений. Выходит, что, по мере нарастания ценностей и создания чёткой линейной иерархии в сознании человека, отправных пунктов в формировании ресентимента не становится больше, но, вместе с усложнением валёрной системы, усложняются проявления ресентимента и его структура.

Литература:

  1. Быковская Е. Ф. Ресентимент в образовании: предварительные констатации // Сибирский педагогический журнал. 2009. № 1. — С. 142–150.
  2. Зиммель Г. Избранное. Проблемы социологии / Сост. С. Я. Левит. — СПб.: Университетская книга, 2015. — 416 с.
  3. Маркс К. Капитал: критика политической экономии. Том I / К. Маркс. — М.: Эксмо, 2018. — 1200 с.
  4. Прокофьев А. В. Справедливость и ресентимент (заметки на полях «к Генеалогии морали» Ф. Ницше) // Этическая мысль. 2013. № 13. — С. 175–198.
  5. Шелер М. Ресентимент в структуре моралей / Пер. с нем. А. Н. Малинки­на. СПб.: Наука; Университетская книга, 1999. — 234 с.
Основные термины (генерируются автоматически): социальный феномен, отправной пункт формирования, социальная дифференциация, столкновение ценностей, отношение, реакция разрядки, система, сознание субъекта, социальный процесс, субъект.


Ключевые слова

социальные отношения, ресентимент, социальная дифференциация, зависть, столкновение ценностей, ценностная система, реакция разрядки
Задать вопрос