Искусство и политика | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 6 марта, печатный экземпляр отправим 10 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Искусствоведение

Опубликовано в Молодой учёный №3 (345) январь 2021 г.

Дата публикации: 11.01.2021

Статья просмотрена: 9 раз

Библиографическое описание:

Ефремов, Н. А. Искусство и политика / Н. А. Ефремов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 3 (345). — С. 392-396. — URL: https://moluch.ru/archive/345/77485/ (дата обращения: 25.02.2021).



Любое и каждое явление в искусстве — явление идеологическое. Этот факт подтверждают и наука этика, и наука историческая. А любая идеология, в свою очередь, тесным образом связана с политикой. Непосредственно связаны с политическими течениями, тенденциями и процессами многие величайшие произведения искусства. Примеров этих связей, самых разнообразных и даже парадоксальных, — множество.

Ключевые слова: политика, искусство, творчество, идеология, картина, скульптура, архитектура.

Произведения искусства, о которых пойдёт речь, равно как и многие другие, аналогичные немые свидетели политических преобразований, не являются пассивными носителями идеологической нагрузки. Они создавались в гуще событий и, благодаря им же, отразили в разной степени их зачин, развитие, кульминацию и/или спад.

Наиболее очевидными являются такие творения человеческого гения как произведения искусства, иллюстрирующие конкретную политическую ситуацию своего времени и, соответственно, несущие определённую идеологическую направленность. Это и величественные здания, стены которых хранят тайны многих загадочных политических коллизий и сложных аллегорий. Это и пышные парадные портреты императоров и королей. И монументальные сцены битв или военных парадов, поражающие воображение потомков с гравюр, холстов или стен в виде фресок.

Венецианский Дворец дожей является без преувеличения одним из самых известных архитектурных произведений в мире. Грандиозное и необычайно воздушное одновременно, здание запоминается своими новаторскими архитектурными решениями. И редко кто задумывается о том, сколько эпохальных событий повидали за свою бытность эти ажурные стены и лоджии. Тем интереснее, что история дворца ведётся с IX в., когда северные Апеннины попали под владычество франков, и венецианцы сформировали собственный политический центр мини-государства, разместив основные учреждения на островке Риальто. И когда на берегу лагуны возникла резиденция первых правителей, выборных князей, по-венециански «дожей». Над интерьерами работали лучшие маститые архитекторы и зодчие, пока дворец не обрёл в XVI в. современные узнаваемые черты. На углу дворца расположена мраморная группа «Соломонов суд» работы Ламберти и ди Бортолло. В прилегающем дворике Сенаторов выделяется лестница Гигантов, проекта Антонио Риццо (XVв.), получившая своё наименование от огромных статуй Марса и Нептуна работы Сансовино. На верхней площадке этой лестницы во времена Тишайшей Республики короновали новоиспечённых дожей, здесь же принимали послов. Залы нынешней Пинакотеки некогда были приватными апартаментами дожей, а их стены украшены работами Карпаччо, Джованни Беллини и загадочного Босха. Оружейная палата хранит память об арсенале для обороны дворца в случае внезапного нападения врага внешнего и внутреннего. Палата, обустроенная по прямому назначению в XIV в., служила прежде темницей; сегодня там можно увидеть пики, шпаги, арбалеты, доспехи короля Франции Генриха IX, доспехи герцогов Сфорца и бронзовый бюст Франчесско Морозини, грозы турок, работы Пароди.

Один из европейских центров искусства, германский Дрезден, эта «Флоренция на Эльбе», неизменно привлекает своей атмосферой гармоничного синтеза старины и новизны. Первое упоминание о городе датировано 1206 годом, с 1216-го Дрезден считается собственно городом, а с 1485 саксонские герцоги избрали Дрезден своей резиденцией. Пышная архитектура барокко, ренессанса и классицизма помнит все периоды взлётов и падений, фантазий и реалий величайших династий.

Центром притяжения внимания, помимо всемирно известного и в своём роде единственного архитектурного ансамбля галерей и павильонов стиля барокко Цвингер, является в Дрездене Дворец-резиденция. Здание эпохи ренессанса охватывает исторический период с XII по XIX вв., когда оно побывало и крепостным укреплением, и парадным дворцом. Длинная галерея дворца, построенная предположительно Джованни Нозени в к. XVI века, украшена гербами и охотничьими трофеями. Галерея граничит с конюшенным двором, где проводились рыцарские турниры и придворные игры. Это единственный сохранившийся в Европе турнирный комплекс, о чём напоминают бронзовые карусели 1601 года с мишенями для тренировок и дорожками для турниров.

На внешней стороне Длинной галереи помещено фарфоровое панно «Шествие королей» длиной 102 метра. Панно представляет собой групповой портрет правителей и их близких (93 фигуры) династии Веттинеров, правящих с XII по XX века. Это самое крупное фарфоровое произведение изобразительного искусства в мире, на котором автор, художник Вильгельм Вальтер, увековечил в конце Шествия и себя.

Идеологические работы украшают собой города и залы музеев, галерей всего мира. Начиная с XV в. подобные произведения можно обнаружить почти во всех творческих направлениях. Именно исторические полотна раскрыли миру талант Рембрандта-рассказчика. Художник придерживался философских взглядов Б. Паскаля и считал, что «человек — это сосуд неопределённости и ошибок, противоречие в самом себе» . В изображениях Рембрандтом человека привлекают эффектные выражения чувств боли и страха горя и восторга, негодования и удивления — то, что на поверхности, а не переживается внутри. Особенно остро эти авторские детали отражены в крупноформатных многофигурных композициях. Картина «Выступление стрелков роты капитана Франса Баннинга Кока» (1642 г.), получившая позже известное название «Ночной дозор», что хранится в коллекции Риксмузеум (Амстердам), изображает памятное историческое событие — участие амстердамских стрелков в торжественном приёме городом французской королевы Марии Медичи в 1639 году. Художник стремился показать группу разных людей, объединённых общим порывом гражданских чувств.

В залах «Эрмитажа» яркими примерами исторических полотен, несших определённую идеологическую составляющую, является «Союз Земли и Воды» Рубенса. Замысел этой картины становится ясен только при знании политико-исторического положения Фландрии в XVII в.: находясь под испанским владычеством, Фландрия, благодаря войне между Испанией и Голландией, была лишена выхода в море через реку Шельду, где базировались основные фламандские порты. Голландцы систематически блокировали устье реки, тем самым Фландрия была лишена возможности вести торговлю. Вот Рубенс и показал своей работой в аллегорической форме стремление к морю, к снятию ограничений на торговлю во имя процветания страны. Картина создавалась как острый политический манифест на злобу дня.

Или, например, работа кисти Пьера Миньяра «Великодушие Александра Македонского». Картина прославляет милосердие Людовика XIV к поверженным врагам. Бесчисленные парады войска этого же самодержца, изображённые на картинах Ван дер Менлена, были своего рода оправданием трат на содержание армии за счёт налогов, разоряющих простых французов.

Эти и многие другие произведения искусства явились следствием правящей идеологии и непосредственно связаны с политическими событиями своей эпохи. Но помимо подобных, явных и ярких случаев, можно выделить иные. Это когда произведение искусства, вполне себе нейтральное по замыслу, становится в силу объективных причин участником, порой даже центральной фигурой, каких-то политических акций. То есть произведение берёт на себя идеологическую нагрузку. И таких фактов можно вспомнить предостаточно. Например, тема династических браков. В большинстве их, особенно европейских, произведения искусства участвовали «лично» и очень активно. Имеются ввиду портреты невест и женихов, написанные специально по случаю представления (в эпоху отсутствия фото-, видео- и т. п. возможностей). Роль этих портретов трудно переоценить. Король Англии Генрих VIII возжелал жениться на вдове герцога Миланского именно после того, как немецкий художник Ганс Гольбейн (младший), придворный живописец, привёз монарху выполненный с натуры портрет герцогини. Но молодая вдова герцога, Христина Датская, отвергла предложение Генриха VIII и вместе с тем — английский престол, когда сочла внешность короля на портрете не соответствующей его известной репутации. Печальная участь постигла русскую царевну Ксению, дочь Бориса Годунова. Влюбившись без памяти по портрету в своего наречённого, датского принца, Ксения ждала удачного сватовства. Но после внезапной смерти принца больше не смогла ни с кем связать себя узами брака, сама мысль ужасала её.

Традиции подобного сватовства были особенно сильны на протяжении двух с лишним веков, особенно в XVIII — м. Так, кода решался вопрос о женитьбе будущего Людовика XVI на австрийской принцесса Марии Антуанетте, при дворе долго обсуждали, кому из художников поручить выполнить портрет юной невесты. Чтобы и качеством получше, и ценой подешевле. И эти традиции иссякли только к середине века XIX, чему поспособствовали в равной мере «демократизация» придворного быта, упрощение этикета, а позже — изобретение фотографии.

Следует отметить, что помимо целей сватовства, парадные портреты царствующих уже и будущих вельмож, членов их семей, носили иной, не менее значимый оттенок. Обмен портретами слыл наилучшим проявлением расположения и дружбы между державами. Считалось знаком уважения и почтения иметь в картинном собрании страны портреты правящих династий стран дружественных. Так, Екатерина Великая заказывала специально копии известных изображений дружественных иностранных государей.

Можно выделить ещё один, третий род взаимосвязей политических событий и произведений искусства. Это когда при создании работы замысел имелся один, но после произведение при стечении обстоятельств «попало на дипломатическую службу». И сильные мира сего, принося предметы искусства в дар, пользовались художественной силой шедевров для достижения своих политических целей. Вид, ценность статуи, картины, предмета прикладного искусства не считаясь взяткой, или же данью, располагали друг к другу дарителя и одариваемого.

Известен пример, когда магистрат города Эльбинга подарил нашему Петру Великому (из чисто политических, разумеется, соображений), работу Ганса Мемлинга, яркого представителя немецкой изобразительной школы XV века «Страшный суд», украшавшую здание городской ратуши. Картина с тала орудием дипломатии, посланницей добра от граждан города, желающих обрести расположение русского императора.

Весьма любопытна в свете повествования политическая история Венеры Таврической. Во время одного из своих прибалтийских походов Петр I в Риге захватил как трофей мощи Св. Бригитты, одной из самых почитаемых в католическом мире. Для царя православного мощи это никакой ценности не представляли, и Пётр предложил папе эти мощи в обмен на статую Венеры. Последняя только что была обнаружена (в 1719 г.) при раскопках в окрестностях Рима, сначала без головы, а вскоре и голова неподалёку нашлась, но уже успела прославиться на всю Европу своей красотой. И Петра тоже покорила, да так, что он был одержим приобрести находку для России. Петр намеревался честно статую купить, но не добился разрешения на вывоз за пределы Италии. И тогда судьба предоставила государю возможность добиться своего, используя хорошо продуманный и с благой целью, но всё же политико-религиозный шантаж.

Папа не желал менять статую на мощи, но того требовала политическая ситуация: решался вопрос об уровне взаимоотношений с крупным православным государством, с его церковью, да и престиж в глазах собственной католической паствы был весьма важен. Прихожане должны были видеть, что папский престол готов пожертвовать все ценности мира, все мирские богатства ради освобождения святых мощей. Так, в результате сделки, именуемой «обменом подарками», папа получил в дар мощи, а Пётр — Венеру, названную впоследствии «Таврической» и ныне украшающую коллекцию Эрмитажа.

Невозможно обойти здесь вниманием скульптуру Огюста Родена «Граждане города Кале». Ее можно увидеть в учебниках и на открытках, в журналах и на календарях. Скульптурные изображение богинь и прочих женских тел привлекают своим изяществом, а такие работы, как эта у Родена взывают к чувствам гражданственности, патриотизма и являют собою пример мужества простых людей перед лицом вражеской агрессии. Даже на зрителей, не знающих истории создания скульптурной группы, она производит неизгладимое впечатление.

Скульптура была заказана Родену городом Кале в 1884 году и была посвящена подвигу жителей города в эпоху Столетней войны. Война шла уже 10 лет, английские войска осадили город-порт, и эта осада длилась почти год. Губернатором Кале был бургундский рыцарь — мессир Жан де Вьенн, и при нём многие другие рыцари и оруженосцы. Король не атаковал город, так как знал, что это будет лишь напрасный труд, и он лишь потеряет людей и артиллерию; он решил, что пробудет здесь столь долго, сколько понадобится, чтобы принудить город к сдаче измором, если только король Франции не явится сюда, чтобы снять осаду.

Город упорно не желал сдаваться, держался, несмотря на голод и проблемы с питьевой водой. Когда французский король Филипп со своим войском приблизился к Кале, чтобы снять осаду, он так и не решился дать сражение. Жители Кале хорошо видели со стен отступление короля Франции и это сломило их сопротивление. Губернатор обратился к противнику с предложением сдать город и выпустить рыцарей с оруженосцами, чтобы они могли спокойно уйти к своему королю. Король потребовал, чтобы ему сдались шесть самых богатых и уважаемых граждан города, которые выйдут к нему босыми, в рубашках и с веревками на шеях, а он оставляет за собой право поступить с ними, как ему будет угодно. И добровольцы нашлись.

Они были препровождены к воротам, которые губернатор приказал открыть, а затем закрыть за ним и шестью горожанами, которых он привел к внешним укреплениям. Эти люди добровольно шли на смерть, чтобы спасти сограждан. Эдуард III готов был щадить рыцарей, но не горожан. И лишь вмешательство беременной жены Эдуарда, королевы Филиппы, спасло шестерых добровольцев. Впрочем, от того, что они спаслись, подвиг этих людей меньше не стал. Историю самопожертвования шестерых горожан Кале художники и скульпторы изображали часто. Самым выразительным изображением подвига граждан Кале была скульптура Родена. Заказывая памятник Родену, власти Кале имели ввиду статую Эсташа де Сен-Пьера, как самого главного героя этой истории, поведшего за собой остальных. Но Роден, изучив летопись тех лет решил, что памятник будет всем шестерым, потому что все герои — они все. Скульптор выбрал для воплощения самый напряженный момент, когда эти шестеро уже идут к королю, и каждый, думая о приближении собственной смерти, переживает эти минуты по-своему. В памятнике вообще нет никакой героической патетики. Роден настаивал на установке памятник на уровне земли, так, будто герои только что вышли из ратуши и направляются к месту казни. Скульптор хотел, чтобы герои оказались среди людей, в толпе. Более того, он был уверен, что, сократив таким образом расстояния между зрителем и скульптурной группой, усилит эмоциональное воздействие на зрителя. И добился своего. Памятник был открыт лишь в 1895 г., через шесть лет после его создания. Вопреки воле Родена власти города установили памятник на традиционный пьедестал. Но через несколько лет после смерти скульптора — в 1924 г. — памятник в Кале все же установили на землю, как того и хотел Роден. Можно очень хорошо разглядеть лица, позы. Настоящая жизнь, а не кусок бронзы.

Можно по-разному воспринимать или же не воспринимать вообще творчество П. Пикассо. Но не найти ни одного человека, интересующегося изобразительным искусством, кому была б неизвестна работа художника «Герника» (1937 г.) Работа художника «на злобу дня», созданная за несколько недель, стала шедевральным произведением искусства XX века. Когда картина появилась на Всемирной выставке в Париже, зритель не сразу понял её замысел, хотя название многое объясняло: город к тому времени прославился на весь мир. Герника — город и «Герника» — картина стали обвинителями фашизма и режима Франко. В 1937–39 гг. испанские повстанцы несли репродукции картины как знамя. 18 июля 1936 г. в ряде городов Испании начались мятежи, положившие начало гражданской войне. Симпатии Пикассо были на стороне восставших республиканцев. Герника, эта древняя столица басков, была политическим и культурным центром. В Гернике, имеющей несколько второстепенных военных объектов, бомбили именно жилые кварталы. Действия авиации стали «актом устрашения»: в одну ночь были убиты сотни мирных жителей, чтобы сломить дух республиканцев. Пожар от бомбёжки уничтожил большую часть зданий, выжившие остались без крова. Пикассо работал над картиной по 14 часов в сутки, а его упрекали, что создал не произведение искусства, а «политический документ», «орудие пропаганды». Изображение трагедии разрушенного города стало прообразом жертв бомбардировок Второй мировой. Именно по этой причине значение «Герники» в ряду историко-идеологических полотен столь велико.

В политизированных произведениях искусства отражаются и торжества, и катастрофы человечества. А судьбы многих творцов, авторов бессмертных шедевров, тесно связаны с идеологией своих эпох и событий, которые воплощены ими в работах гением мысли.

Литература:

  1. Bernard Champigneulle. Rodin. — London: Thames and Hudson, 1999. — 285 p.
  2. Великие художники. Рембрандт. Под ред. А. Барагамяна. М., ООО «Издательство «Директ-Медиа». 2009. 48 с.
  3. Венеция. История и шедевры. Под ред. Б. Бонеки. Венеция, Casa Editrice Perseus, 2010. 64 с.
  4. Виды Дрездена. Иллюстрированный путеводитель по «Флоренции на Эльбе». Rahmelverlag, Дрезден, 2013. 65 с.
  5. Немилова И. С., Загадки старых картин. М., «Изобразительное искусство». 1973. 352 с.
  6. Пабло Пикассо. 100 человек, которые изменили ход истории. М., «Дагостини», 2008. 31 с.
  7. Штелин Я., Подлинные анекдоты о Петре Великом. М., 1820, 74 с.
Основные термины (генерируются автоматически): произведение искусства, VIII, город, картина, III, Дрезден, идеологическая нагрузка, изобразительное искусство, политическая ситуация, скульптурная группа.


Задать вопрос