Катана, сабля, меч? | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №2 (344) январь 2021 г.

Дата публикации: 27.12.2020

Статья просмотрена: 5 раз

Библиографическое описание:

Ялтырь, В. Д. Катана, сабля, меч? / В. Д. Ялтырь, М. В. Ялтырь. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 2 (344). — С. 71-73. — URL: https://moluch.ru/archive/344/77009/ (дата обращения: 28.02.2021).



Перевод японского слова «katana» на французский язык как « sabre » (сабля) привлек к себе наше внимание при работе над нашей предыдущей статьей о лексико-семантическом поле (ЛСП) слова « samoura ï» [1 с.159–161] в переводе на французский язык романа классика японской литературы Эидзи Йошикавы «La Pierre et le Sabre» [2]. На протяжении чтения всего романа слово « sabre » создавало какой-то дискомфорт, звучало фальшивым аккордом в хорошо оркестрованном произведении. Мы попытались выяснить причину такого нашего восприятия этого слова «sabre» и обнаружили, что сабля во всех опрошенных нами источниках определяется как холодное оружие для владения им одной рукой, тогда как катана — это оружие для двух рук, что определяет и свою технику ведения боя.

Тогда у нас появилась мысль проверить, а как слово «katana» будет переводиться на русский язык? Неужели тоже, как «сабля»? Нет. В переводе романа, который предлагает нам Ю. Л. Фролов [3], мы находим слово «меч». Но и этот вариант приводит нас в не меньшее замешательство: ведь «меч» — обоюдоострое оружие, а «katana» имеет только одну поражающую грань. И возникает вопрос: почему «кимоно» — это «кимоно» и по-французски, и по-русски; почему «татами» — это «татами» и по-французски и по-русски; почему «карате», «дзюдо», и другие термины из японских боевых искусств прочно вошли в нашу жизнь еще с семидесятых годов, когда на советский экран вышел японский фильм «Гений дзюдо»? И когда вы идете в магазин сувениров купить подарок другу-любителю кендо, вам и в голову не придет назвать катану мечом. Катана — это катана.

Обратимся к теории перевода. А. В. Федоров в своем фундаментальном труде «Основы общей теории перевода» пишет: «Полная невозможность найти какое бы то ни было соответствие слову подлинника, явление безэквивалентности в чистом виде, встречается относительно редко. Она возникает, главным образом, тогда, когда слово оригинала обозначает чисто местное явление, которому нет соответствия в быту и в понятиях другого народа» [4 с.352]. Именно с этой проблемой столкнулись переводчики на французский и на русский язык с японского? С проблемой перевода безэквивалентной лексики. Но разве недостаточно у нас опыта перевода японской безэквивалентной лексики на русский и французский языки? Войдите в зал для занятий японскими боевыми искусствами: вы вошли в « дожо ». Обратитесь к учителю того или иного вида японских боевых искусств — вы обратились к « сенсею ». Вы привели сына на его первые соревнования по карате или по дзюдо и слышите: На татами вызывается... Никому и в голову не приходит задумываться о том, каким образом эти японские слова вошли в русский, равно как и во французский словарь.

Но все это размышления просто читателя романа Эидзи Йошикавы «La Pierre et le Sabre». Лингвиста же интересует вопрос, почему вопреки давно существующему во французском языке заимствованию «le katana» переводчик использует слово «sabre», что предлагает читателю искаженный образ самурая?

Я. И. Рецкер в своей работе «Теория перевода и переводческая практика» пишет: «Там, где между языками установилось традиционное эквивалентное соответствие, переводчик фактически лишен возможности выбора. Отказ от использования эквивалента в исключительных случаях должен быть оправдан особыми условиями контекста или обстановки». [5 с.9]

Перевод романа на французский язык достаточно богат и другими безэквивалентными словами, которые переводчик просто заимствовал из японского. Приведем примеры с некоторыми из них:

— Ce n'est pas le gouvernement Tokugawa que je critique; ce sont les fonctionnaires comme toi qui servent d'intermédiaires entre le daimyō et les gens du peuple. — Яне критикую правительство. Я осуждаю таких, как вы, чиновников, стоящих между даймё и простым народом .

— N'est-ce pas ton métier que de pratiquer la bienveillance envers les gens qui s'échinent pour le compte du daimyō? Разве вы не должны поощрять и защищать тех, кто трудится в поте лица своего на благо даймё ?

— La veille, tandis qu'elle pleurait seule dans l'atelier de tissage, elle avait saisi un couteau tranchant et lacéré la toile du kimono où elle avait mis son âme entière. — Вчера, обливаясь слезами в ткацкой, она ножом искромсала ткань, которую ткала для кимоно и в которую буквально вплела душу.

— A vrai dire, je suis veuve..., et j'ai peur de rester sans un homme à la maison, avec tous ces rōnins grossiers dans les parages. — Но я боюсь оставаться в доме без мужчины, кругом бродят шайки ронинов .

— Puis-je vous demander comment il se fait qu'avec tous vos talents vous ne soyez qu'un rōnin ? C'est un gaspillage de talents que de n'être pas au service d'un daimyō. Можно спросить? Почему при таких способностях ты всего лишь ронин ? Попросту растрачиваешь талант, не находясь на службе у даймё.

L'on pourrait à bon droit qualifier de grandiose le d ō j ō de Yagyȗ. — Додзё в замке Ягю без преувеличения можно назвать огромным.

— Nous allons attendre que vous vous prépariez au hara - kiri . — Мы провели приятный вечер, а теперь готовы подождать, пока ты приготовишься к харакири .

— Kimoura releva le défi. Lançant en l'air, d'un coup de pied, sandales de paille, et retroussant son hakama , il s'écria:... — Кимура принял вызов. Сбросив соломенные сандалии и подоткнув хакама, он сказал:...

— Pour exécuter des danses religieuses, elles portaient un kimono de soie blanche et de très larges pantalons cramoisis, appelés hakama ; mais pour le moment, elles étaient vêtues du kimono à manches courtes et du hakama de coton blanc. — Они исполняли ритуальные танцы-кагура в белых шелковых косодэ и малиновых хакама , но сейчас девушки были в хлопчатобумажных косодэ с короткими рукавами и белых хакама .

Les shōguns Ashikaga étaent bien pires. — C ёгуны Асикаги были гораздо хуже.

— Le shōgunat Ashikaga était si incompétent. — Сёгунат Асикаги был совершенно беспомощным.

— Jōtarō se redressa presque jusqu'à la hauteur de la jeune fille, et, de toutes ses forces, hurla: Sensei ! — Дзётаро поднялся на цыпочки, почти что сравнявшись ростом с девушкой, и заорал что было мочи: Учитель !

—... d'un commun accord, toutes regagnèrent en courant le dortoir et appelèrent, de dessous la balustrade extérieure à la chambre d'Otsū: Sensei! Девушки гурьбой побежали к комнате Оцу: Учительница !

— Une fois qu'il eut avalé tout le saké qu'il put trouver, il fit signe à l'un de ses hommes, postés dans un angle de la cuisine, la lance à l'épaule. — Прикончив сакэ , он подозвал одного из своих людей, который стоял в углу кухни, опершись на древко копья.

— Matahachi,ayant pris sur une étagère la grosse jarre de saké , se laissa tomber à côté de Takezō,... — Матахати снял с полки большой кувшин сакэ и, усевшись рядом с Такэдзо, начал наливать водку в бутылочку для подогрева.

Возможно, мы на какое-то слово не обратили внимания, но в нашей работе по лексико-семантическому полю слова « samoura ï» в названном романе Эидзи Йошикавы выявлены следующие японские слова, которые можно отнести к безэквивалентной лексике и которые переводчик с японского языка на французский Лео Диле, равно, как и переводчик с японского языка на русский Ю. Л. Фролов, передали в транскрипции: daimy ō, kimono , r ō nin , d ō j ō, hara - kiri , hakama , sh ō gun , sh ō gunat , sensei , sak é и, конечно же, здесь должно быть слово katana , но его нет в переводе ни на французский, ни на русский языки. А между тем слово sabre, при помощи которого переводчик передает этот концепт во французском языке, является доминантой в ЛСП слова « samoura ï», что и послужило толчком к работе над данной статьей. Сразу бросается в глаза, что из этого ряда выделяются давно знакомые слова, такие, как kimono , hara - kiri , sensei , sak é. Но можно ли сказать то же самое и об остальных словах этой группы?

Чтобы иметь какое-то основание для хотя бы приблизительного ответа на этот вопрос, мы решили провести небольшой лингвистический эксперимент со студентами кафедры «Мировые языки и культуры» ДГТУ, изучающими иностранные языки. Студентам было предложено ответить на простой вопрос по таблице:

Что вы знаете о значении слов в левой колонке?

Участник эксперимента — студент (-ка) группы ГЛ ___ _________________

I

II

III

ничего

слово значит:

daimy ō

kimono

r ō nin

d ō j ō

hara - kiri

hakama

sh ō gun

sh ō gunat

katana

s ensei

saké

Проведенное анкетирование показало, что из 20 участников эксперимента только двоим знакомы слова « daimy ō »и « d ō j ō » , что только пять участников знают значение слов « sh ō gun » и « sh ō gunat » . Но все участники знают слова « kimono » , « hara - kiri » и, что нас больше всего интересовало, 17 из 20 знают слово « katana » . Для проверки полученных данных мы попросили группу студентов Страсбургского университета ответить на те же вопросы и получили вот какие результаты: из опрошенных 14 студентов никто не знал слова daimy ō и hakama , 12 не знали слово r ō nin , 11 не знали слова sh ō gun и sh ō gunat , 6 не знали слово hara - kiri итолько два не знали слово katana, иными словами, 12 французских студентов из 14 в возрасте от 20 до 31 года знают слово katana.

Это возвращает нас к первоначальному вопросу: почему мало кому известные слова daimy ō , hakama . r ō nin сохранились при переводе, а почти всем известное слово katana переведено как « sabre » во французском тексте и как « меч » в русском? Почему, имея в своем арсенале давно заимствованное из японского языка слово « katana », переводчик, тем не менее, предпочитает использовать слово « sabre » ? Имы вынуждены признать, что проведенное исследование не помогло нам ответить на поставленный вопрос, но укрепило наше мнение, что перевод через заимствованное из японского языка слова « katana » был бы более эквивалентен.

В заключение хочется привести вот какое рассуждение. Google.fr дает дефиницию всем словам, которые мы предложили в таблице. Например, « d ō j ō » определяется как зал, где практикуют боевые искусства; « hara - kiri » определяется как японское ритуальное самоубийство; « daimy ō » — как крупный феодал, вассал сегуна. А « katana » определяется как длинная японская сабля, которой пользовались самураи и которую держали обычно двумя руками. Но если Google.fr дает такие определения, значит между языками установились определенные эквивалентные соответствия, от которых, как говорит Я. И. Рецкер, переводчик может отступать только в исключительных обстоятельствах. Каковы эти обстоятельства, выяснить нам не удалось.

Литература:

  1. Ялтырь В. Д., Щенникова К. А. Лексико-семантическое поле слова «samouraï» в романе Эидзи Иошикавы «La Pierre et le Sabre». «Молодой ученый» № 12, 2020.
  2. Eiji Yoshikawa. La Pierre et le Sabre. Paris. Editions Balland, 1983.
  3. Ю. Л. Фролов. Десять меченосцев. https://librebook.me/musashi. Издательство: Центрполиграф, 2005.
  4. А. В. Федоров. Основы общей теории перевода. М: Высшая школа, 1968.
  5. Я. И. Рецкер. Теория перевода и переводческая практика. «Международные отношения». Москва, 1974.
Основные термины (генерируются автоматически): слово, французский язык, переводчик, русский язык, японский язык, III, значение слов, перевод романа, Теория перевода, участник эксперимента.


Задать вопрос