Главный источник современного торгового права | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №52 (342) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 28.12.2020

Статья просмотрена: 10 раз

Библиографическое описание:

Тюрин, К. С. Главный источник современного торгового права / К. С. Тюрин. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 52 (342). — С. 254-256. — URL: https://moluch.ru/archive/342/77128/ (дата обращения: 07.03.2021).



В статье рассматривается толкование договора как источника торгового права.

Ключевые слова: договор, правовая норма, источник торгового права, обычай, lex mercatoria, торговля.

Актуальность правового исследования по поиску основного источника современного торгового права состоит в том, что в настоящее время в качестве основной экономической модели странами используется модель свободной рыночной торговли. Торговый сектор за последнее десятилетие отошел от шока глобального экономического кризиса 2008 г. и развивается, об этом может свидетельствовать средний показатель темпа роста мировой торговли равный 25 % к предыдущему году. [1] В РФ в 2019 г. оборот розничной торговли достиг 35 трлн рублей, что выше на 5 трлн рублей по сравнению с аналогичными показателями в 2015 году, а доля торговли среди субъектов малого и среднего предпринимательства достигла 57 %. [2] Все это свидетельствует о развитии торговли, а следовательно, увеличении количества заключаемых торговых сделок.

Основным источником регулирования торговых отношений между субъектами является договор. О торговой деятельности можно говорить, что она является одним из видов предпринимательской деятельности. [3] Справедливость этого выражения подтверждается тем, что признаки предпринимательской деятельности, в частности систематическое извлечение прибыли является неотъемлемой составляющей предпринимательской деятельности. В таком случае договор — основной регулятор правоотношений сторон, поскольку для совершения какого-либо действия в рамках торговли необходимо волеизъявление обеих сторон, что согласуется с положениями ст. 420 ГК РФ. В этой связи возникает вопрос: можно ли считать ненормативный договор источником торгового права?

Под источником права в юридической доктрине понимаются формы внешнего выражения права, то есть такие правовые категории, которые на момент своего действия определяют взаимоотношения различных сторон друг с другом. [4] С исторической точки зрение само право, в том числе торговое, стало результатом соглашения — договора, что может говорить о первоочередности договора в качестве источника права. [5]

Однако с точки зрения юридической науки торговый договор не может быть полновесным источником права, коль скоро он не обладает рядом нормативный качеств. В первую очередь, торговый договор воздействует только на правоотношение конкретных его сторон. Значит, он обладает ограниченностью действия по кругу лиц и невозможно в данном случае говорить о наличии признака общности правовой нормы. Однако же, так ли важен данный признак? К примеру, в правовой системе существует ряд норм, который также не удовлетворяет признаку универсальной общности правовой нормы. Так, нормы корпоративного права (положения ФЗ «Об АО», ФЗ «Об ООО»), либо региональные правовые нормы распространяют свою действие на конкретный ограниченный круг субъектов и фактически начинают применяться только после того, как лицо осуществило юридическое действие ставшее основанием для применения соответствующей нормы. Процедура вступления в силу торгового договора и его действия аналогична способу действия таких ограниченных правовых норм. Так, он распространяет свое действие на любую сторону, которая заключила данный договор и соответственно начинает действовать только после его подписания.

Спорным аргументом в пользу отсутствия у торгового договора характера источника права является положение о том, что в договоре точно урегулированы права и обязанности сторон. Хотя и верно, что в договоре должны быть установлены его условия, невозможно в полной мере говорить о том, что он является по своей сути исчерпывающим правилом, не подлежащим толкованию. Так в различных правовых системах, в частности в англосаксонской, говорится о том, что внутреннее содержание договора не заключается только в том, что стороны установили в нем. В договоре могут содержаться и условия, которые в нем не поименованы письменно, так называемые «implied conditions». Стоит также отметить, что и в российском праве существует определённая положительная тенденция априорного признания незаключенными договоров с отсутствиями в них существенного условия. [6] Таким образом аргумент о лишении договора характера источника торгового права из-за определения в нем условий несостоятелен, так как сфера его влияния на правоотношения сторон гораздо больше, чем только лишь юридическая сила записанных в нем положений. В данном случае стороны в торговом правоотношении занимаются частным правотворчеством, что коррелируется с принципом свободы договора. [7] Отсюда следует, что законодатель самостоятельно допускает возможность урегулировать то, что не отражено в других источниках прав и создать свою норму. [8] Об этом также свидетельствует, что при определении прав и обязанностей сторон в правоотношении суды сначала используют договорные условия, а затем закон.

В качестве следующего признака правовой нормы следует рассмотреть многократность ее применения для урегулирования отношений субъектов права. Если рассмотреть актуальную практику заключения торговых договоров, то можно с уверенностью сказать, что сейчас они заключаются: для урегулирования долгосрочного периода торговли товарами и соответственно каждой конкретной торговой транзакции в рамках всего торгового процесса, с целью облегчить сторонам сотрудничество на уровне постоянно применимых к их правоотношениям норм-правил. Так стороны с целью упростить торговлю заключают долгосрочные договоры поставки товаров, формулируя в основном договоре все положения касающиеся предмета сотрудничества и поставляемого товара, расчетных взаимоотношений, порядка разрешения споров, ответственности сторон и другие условия, при этом осуществляя сбыт отдельных партий в рамках заключенного между ними торгового договора на основании отдельных заявок и счетов на их оплату.

Проведем анализ срока действия договора и срока действия правовых норм. Здесь можно проследить некоторые сходства. Как правовая норма действует с момента вступления ее в силу, так и договор начинает действовать с определенного момента, юридического факта, который заставляет его функционировать. Прекращение действие правовой нормы подразумевает невозможность ее применения в будущем к определенным правовым отношениям, тоже самое свойственно и торговому договору — окончив свое действие, он не может распространить его на иные отношения между сторонами, возникшие после факта его прекращения. Однако, как правовая норма регулируют отношения, возникшие еще в период ее действия, так и договорные обязательства исполняются до конца, даже если срок действия торгового договора считается истекшим. В целом можно говорить о том, что торговые договоры представляют собой источник торгового права, единственный вопрос заключается в глубине данной функции. [9]

Особо важно стоит отметить, те торговые договоры, которые существуют в виде типовых форм. [10] В международно-правовой действительности торгового права они существую в качестве обычных норм, норм так называемого lex mercatoria. Как только стороны в контракте ссылаются на применение данных типовых контрактов, то они автоматически начинают использоваться в том числе и для восполнения контрактных пробелов. [11] При этом фактически они становятся частью торгового договора.

Возникает дилемма, что является первоочередным источником и главенствующим регулятором торговых правоотношений, и источником торгового права — торговый обычай или торговый договор. Согласно положениям п. 5 ст. 421 ГК РФ применение к правоотношениям сторон обычая в качестве регулятора осуществляется, только если соответствующее условие договора не определено сторонами, а сам обычай может быть применим к правоотношениям сторон. Обычай, исходя из его легального толкования, разъясненного Пленумом Верховного Суда РФ в 2015 году, — «сложившееся, достаточно определенное правило поведения». [12] Следовательно сам обычай произошел на основании конкретно-определенной длительной договорной практики, а значит возможно предположить, что правовая природа торгового обычая и торгового договора идентична. Торговый обычай (lex mercatoria), в свою очередь, является лишь отраслевым подвидом обычая и аналогично толкуется как единообразное правило, применимое в торговом обороте, на протяжении длительного периода. [13]

Однако, даже для применения торгового обычая к своим правоотношениям стороны должны указать в договоре о том, что он регулируется торговыми обычаями, либо обычаями lex mercatoria, либо применима конкретная кодификация торговых обычаев. Об этом гласят положения, заключенные в цели Принципов УНИДРУА и ИНКОТЕРМС 2010. Как в первом, так и во втором случае системное применение торговых обычаев к правоотношениям сторон по торговому договору обуславливается включением ссылки на них в данный договор.

На данный момент в значительной степени возросла роль самостоятельного частного регулирования торговых отношений между их субъектами. Закрепление принципа договорной свободы, ведет к тому, что стороны в торговли стремятся совместно согласовать правила и рамки своего взаимодействия. Так они создают договорные нормы, которые фактически становятся обязательным для них нормами права, и придают торговым обычаям силу действия, используя их в качестве отдельных условий договора.

Литература:

  1. Доклад Генерального секретаря о международной торговле и развитии (A/74/221)
  2. https://minpromtorg.gov.ru
  3. Егорова М. А. Коммерческое право: учебник для вузов.
  4. Гогин А. А., Липинский Д. А., Малько А. В. и др. Теория государства и права: учебник (под ред. А. В. Малько, Д. А. Липинского). // М.: Проспект, 2016.
  5. «Сделка и ее действие. Комментарий главы 9 ГК РФ. Принцип добросовестности” (4-е издание, дополненное) (Скловский К. И.) // М.: Статут, 2019
  6. Информационное письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными» // «Вестник ВАС РФ”, N 4, апрель, 2014
  7. Белых В. С. Договорное право Англии: сравнительно-правовое исследование: монография. — М.: «Проспект”, 2017.
  8. «Свобода договора и ее пределы: В 2 т. Теоретические, исторические и политико-правовые основания принципа свободы договора и его ограничений” (Карапетов А. Г., Савельев А. И.) // — М.: «Статут”, 2012
  9. Кашанина Т. В. Частное право: учебник. — Специально для системы ГАРАНТ, 2013.
  10. Типовой дистрибьюторский контракт МТП, Типовой коммерческий агентский контракт МТП // International Chamber of Commerce (ICC), ICC Publication N 644, 2002
  11. Абесадзе С. А., Андреева Т. К., Ануров В. Н. и др. Международный коммерческий арбитраж: учебник. — М.: «Статут”, 2018.
  12. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” // «Российская газета”, N 140, 30.06.2015
  13. Зыкин И. С. Обычаи и обыкновения в международной торговле: понятие, применение, формирование, применимое право, типовые контракты. М., 1983
Основные термины (генерируются автоматически): торговый договор, правовая норма, договор, сторона, торговый обычай, норма, правоотношение сторон, том, предпринимательская деятельность, сам обычай.


Ключевые слова

договор, торговля, Lex mercatoria, обычай, правовая норма, источник торгового права
Задать вопрос