Влияние уголовной политики на пробельность уголовно-исполнительного законодательства. Пути устранения данного правового дефективного явления | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №52 (342) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 27.12.2020

Статья просмотрена: 13 раз

Библиографическое описание:

Андропов, Д. А. Влияние уголовной политики на пробельность уголовно-исполнительного законодательства. Пути устранения данного правового дефективного явления / Д. А. Андропов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 52 (342). — С. 147-150. — URL: https://moluch.ru/archive/342/77084/ (дата обращения: 07.03.2021).



В статье рассмотрены правовые аспекты уголовной политики в РФ и ее влияние на пробельность уголовно-исполнительного законодательства. В связи с эти предлагаются пути устранения решения данного дефективного явления.

Ключевые слова: пробелы в уголовно-исполнительном праве, дефекты уголовно-исполнительного законодательства, аналогия права, уголовная политика, уголовно-исполнительное законодательство, уголовная политика, психологическая помощь.

Пробельность законодательства нашей страны является «ахиллесовой пятой» построения правовой системы государства. А проведенный мониторинг практики применения норм Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее-УИК РФ), который показал, что каждая третья статья данного нормативного правового акта обладает признаками неэффективности (наличие пробелов в праве, противоречивость норм, различное понимание одних и тех же терминов и т. д.), лишь подтверждает вышесказанное суждение [7; с.81].

Пробелы в праве, как одни из видов юридических ошибок, имеют негативные последствия для законодательной реализации различных норм.Так, проведенный опрос среди ученых-пенитенциаристов показал, что 66,7 % опрошенных респондентов считают основной проблемой УИК РФ — наличие в нем различных пробелов. На наш взгляд, правильно выделить следующее определение пробела в праве, под которым будет пониматься полное или частичное отсутствие регулятора общественных отношений за отсутствием специальной нормы или части нормы [6; с.111].

Первой причиной данного негативного правового явления выступает динамичное развитие уголовной политики, под которой, в контексте пробельности законодательства, понимается активное изменение экономической, социальной политической обстановки в жизни государства и общества в целом, которые создают основания для возникновения общественных отношений, не урегулированных нормами права. Ярким примером этого может служить ситуация, которая сложилась в связи с введением обязательных работ, в качестве аналогичной меры государственного принуждения, которая уже была в обороте у большинства стран запада. Так, на момент принятия Уголовного кодекса Российской Федерации (далее-УК РФ) 1996 г. действовало исполнительно-трудовое законодательство, где не было закреплено данный вид наказания. Этот пробел в праве длился около полугода и был устранен лишь Федеральным законом (далее-ФЗ) от 21.12.1996 г. № 160-ФЗ, который корреспондировал выше упомянутую меру наказания [1]. Но важно здесь отметить и то, что не применялись на практике нормы об обязательных работах до 2005 г., в силу того, что отсутствовал механизм исполнения данного вида государственного принуждения, который был закреплен лишь в ФЗ от 28.12.2004 № 177-ФЗ [3].

В качестве второй причины можно выделить несвоевременное реагирование законодательных органов на изменяющиеся общественные отношения. По мнению Храмова А. А., это связано прежде всего с многоэтапностью и длительным процессом (в случае возникновения спорных моментов процесс может затянуться на несколько лет) разработки, рассмотрения и принятия законодательных актов. Тем самым мы можем заметить явление, носящее замкнутый и цикличный характер, возникающий в силу того, что законодатель, пытаясь устранить правовой пробел, появившийся в связи с динамичным развитием уголовной политики, не успевает реагировать на появление новых, вызванных ее новеллами. Этому свидетельствует факт того, что за последние 20 лет в уголовно-исправительное законодательство было внесено более 300 различных поправок [5; с.113]. Поэтому мы считаем, что необходимое средство для устранения пробелов в праве — оперативные законотворческие решения, основанные на мнениях и прогрессивных решениях ведущих ученых-пенитенциаристов, а также правоприменителей, в том числе и суда.

В качестве третьей причины можно выделить нарушение законодательной техники применительно к уголовно-исполнительным отношениям. Так, ранее действующая редакция в ч. 1 ст. 177 УИК РФ указывала, что осужденным женщинам, имеющим малолетних детей, отбывающим наказание в исправительной колонии, судом может быть предоставлена отсрочка отбывания наказания до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста. В связи с этим, на основании буквального толкования, можно сделать вывод, что лицо, которому полагалась отсрочка, должно иметь несколько детей, подпадающих под критерии, указанные в диспозиции. Но это не соответствовало правовой природе данной статьи и его изначальному содержательному значению, определенному законотворцем. Поэтому правоприменителю, в связи с неточностью и неясностью норм права, приходилось пользоваться «судейским усмотрением» для толкования закона, что, по мнению профессора Эриашвили Н. Д., является недопустимым [4; с.93]. В связи с этим законодатель решил устранить данную проблему путем принятия ФЗ от 21.02.2010 г. № 16-ФЗ, в который внесены поправки в ст.117 УИК РФ и ст.82 УК РФ, где в качестве лица, которому может быть представлена отсрочка наказания может быть женщина, имеющая ребенка до 14 лет (одно лицо, не достигшее 14-летнего возраста).

Поднимая вопрос о пробельности уголовно-исполнительного законодательства, в теории и правоприменении рассматриваются различные пробелы, касающиеся Общей части УИК РФ. Во-первых, не решены вопросы как в науке уголовно-исполнительного права, так и в практике касательно целей данной отрасли российского законодательства. Так, по мнению многих ученых, в том числе профессора Зубкова А. В., необходимо включить в ч. 1 ст. 1 УИК РФ в качестве целей исполнения наказания восстановление социальной справедливости, так как она имеет отражение по смыслу содержания ч.1 ст.6 УК РФ [8; с14]. Таким образом, ученым видится дублирование целей уголовно-исполнительного законодательства, как, например, предусмотрено в Уголовно-исполнительном кодексе Республики Казахстан, во избежание различных правовых дефектов.

Профессор Б. А. Спасенников считает, что в качестве цели наказания видится поправка в ч.2 ст. 9 УИК РФ о введении в качестве средства исправления осужденных психологическая помощь. Отсутствие этого, по мнению ученого, говорит о пробельности данной области [10; с70], т.к. это закреплено как в Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 г., так и в международно-правовых актах. Так, в Европейских пенитенциарных правилах записано, что качестве основных режимных мероприятий предусматриваются социальная работа и психологическая помощь лицам, отбывающим наказание [2].

Во-вторых, касаясь уже пробелов Особенной части УИК РФ, стоит выделить их следящую классификацию, а именно поделить на реальные и мнимые. Первые это те, которые полностью или частично не регулируют общественные отношения за отсутствием специальной нормы или каких-то ее частей, определений, примечаний. В качестве примера можно привести мнение Павелко Л. И., который оперирует тем, что в ст. 60.20 отсутствует понятие «материальная ответственность», которое давало бы возможность администрации исправительного учреждения взыскивать средства с осужденного, потраченные на розыск, задержание, а также на лечение осужденного, который умышленно сам нанес себе какие-либо увечья, так как эти затраченные денежные средства не являются порчей имущества (прямой действительной затратой) [12; с39].

Мнимые, или как по-другому выделяют в правовой науке, иллюзионные пробелы, в свою очередь представляют собой наличие нормы, которая не имеет практического значения в силу ряда причин, в том числе нарушения законодательной техники. Ярким примером может служить такой вид наказания, как уголовный арест. Он подвергается особой критике в научном сообществе, и, как точно отмечает профессор В. А. Уткин, является «мертворожденной» нормой, так как данный вид наказания не исполнялся с момента его принятия в 1997 г. [9; с128]. Такая же ситуация сложилась и с общественными работами, как мерами наказания уголовно-исполнительного законодательства России (см. выше)

Хотелось бы отметить, что для устранения пробелов в законодательстве часто прибегают не к самому правотворческому процессу, а решают с помощью суда. Как отмечает председатель Конституционного суда РФ Зорькин В. Д., правотворческая деятельность судов существует на практике, хотя формально не признается. А по мнению В. А. Головастовой, устранение пробельности уголовно-исполнительного законодательства возможно с помощью нормативных свойств постановлений пленумов Верховного суда РФ. Так же в качестве нетипичного источника уголовно-исполнительного законодательства автор выделяет решения Конституционного суда РФ, которые временно устраняют пробелы правовой системы [6; с115].

Нельзя не согласиться с критикой данной позиции, предложенной Храмовым А. А. Он считает, что, во-первых, данные действия будут выходить за рамки полномочий Конституционного суда, то есть будет происходить прямое нарушение конституционных норм, которые устанавливают его полномочия в ст.125 Конституции РФ. Во-вторых, это будет противоречить ч.2 ст.2 УИК РФ, определяющей в качестве источника УИК РФ и другие федеральные законы. В связи с этим необходимо признать позицию классика правовой науки Лазарева В. В., который говорил, что необходимо полностью и окончательно отказаться от практики по устранению пробелов в праве с помощью судов в процессе правоприменения, верной по отношению к данной ситуации.

В научном сообществе широко рассматривается вопрос преодоления пробелов уголовно-исполнительного законодательства с помощью аналогии права. Рассматривая вопрос о злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания осужденными к лишению свободы (ст.116 УИК РФ), в которых указано употребление наркотических и психотропных веществ, но не сказано о психоактивных веществах, которые могут быть также опасными для организма осужденного («соли» и т. д.), Е. Ю. Янович считает, что за употребление последних необходимо привлекать лицо к дисциплинарной ответственности на основаниях ст. 116 УИК РФ [11; с137]. На наш взгляд, применение аналогии в уголовно-исполнительном праве может являться в качестве одного из способов устранения пробелов законодательства, но, как правильно отмечает Храмов А. А. здесь необходимо установление определенных пределов для действий правоприменителя норм уголовно-исполнительного законодательства [13; с146].

Таким образом, подытоживая все вышесказанное, можно сделать вывод, что пробелы в праве носят систематический характер, основанный на динамично развивающейся уголовной политике, связанной с постоянными преобразованиями в социальной и экономической сферах общественной жизни. В связи с этим видится, что для преодоления пробельности законодательства необходимо:

1) своевременное преобразование норм Уголовно-исполнительного законодательства, опираясь на прогрессивные научно-практические исследования в области уголовно-исполнительного права

2) установление принципа разумности в качестве предела действий правоприменителя для использования аналогии права.

Необходимо внести поправки в ст.3 УИК РФ и установить возможность применения аналогии в регулировании сходных отношений.

Литература:

  1. Федеральный закон от 21 декабря 1996 г. № 160-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации» // http://www.kremlin.ru/acts/bank/10417 (дата обращения -10.12.2020)
  2. Европейские пенитенциарные правила от 12 февраля 1997 года // http://docs.cntd.ru/document/901732870 (дата обращения -10.12.2020)
  3. Федеральный закон от 28.12.2004 г. № 177-ФЗ «О введении в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде обязательных работ» // http://www.kremlin.ru/acts/bank/21828 (дата обращения -10.12.2020)
  4. Эриашвили Н. Д. Судейское усмотрение в Российской Федерации: допустимо ли расширительное толкование? // Вестник Московского университета МВД России. — 2014 — № 4–90–93 С.
  5. Храмов А. А. Пробелы в уголовно-исполнительном законодательстве как следствие динамичного развития уголовной политики // Уголовная юстиция. — 2017 — № 10–113–116 С.
  6. Головастова Ю. А. Перспективы и основные направления кодификации уголовно-исполнительного законодательства // Журнал российского права. — 2019 — № 5–107–118 С.
  7. Уткин, В. А., Киселев М. В. Уголовно-исполнительное правовое регулирование: закон и практика // Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление» (к 20-летию принятия Конституции Российской Федерации): сб. тез. выступлений участников (Рязань, 5–6 декабря 2013 г.). — Рязань: Академия ФСИН России, 2013. — С. 78–83
  8. Зубков, В. И. Восстановление социальной справедливости как цель уголовного наказания и ее достижение в процессе отбывания наказания // Вестник института: преступление, наказание, исправление. — 2010. — №. — С. 10–14.
  9. Уткин, В. А. Основания и пути модернизации системы наказаний // Вестник Томского государственного университета. — 2011. — № 349. — С. 127–130.
  10. Спасенников, Б. А. Психологическая помощь как средство исправления осужденных // Вестник института: преступление, наказание, исправление. — 2015. — № 2 (30). — С. 70–71.
  11. Янович, Е. Ю. Особенности преодоления пробелов в публичных отраслях российского права // Вестник Поволжского института управления. — 2019. — Т. 19. — № 2.
  12. Павелко, И. Л. Проблемы исполнения наказания в виде принудительных работ // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. — 2014. — № 7–2. — С. 37–40.
  13. Храмов А.А Аналогия как способ преодоления пробелов в уголовно-исполнительном законодательстве при исполнении наказания в виде лишения свободы // Вестник Кузбасского института — 2020 — № 2 — С. 142–148.
Основные термины (генерируются автоматически): РФ, Уголовно-исполнительное законодательство, уголовная политика, вид наказания, пробел, психологическая помощь, Российская Федерация, связь, устранение пробелов, государственное принуждение.


Ключевые слова

психологическая помощь, уголовно-исполнительное законодательство, аналогия права, уголовная политика, пробелы в уголовно-исполнительном праве, дефекты уголовно-исполнительного законодательства
Задать вопрос