Инновационный процесс, информационные технологии и контрактная система в сфере государственных закупок | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: , ,

Рубрика: Экономика и управление

Опубликовано в Молодой учёный №52 (342) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 24.12.2020

Статья просмотрена: 7 раз

Библиографическое описание:

Щетинкин, А. Д. Инновационный процесс, информационные технологии и контрактная система в сфере государственных закупок / А. Д. Щетинкин, Н. А. Некрасова, О. А. Щетинкина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 52 (342). — С. 368-372. — URL: https://moluch.ru/archive/342/77025/ (дата обращения: 07.03.2021).



В статье рассмотрены противоречия между существующей контрактной системы в сфере государственных и муниципальных закупок и ускоренным развитием сферы информационных технологий, а также дана оценка усилиям Правительства РФ в разрешении имеющихся противоречий.

Ключевые слова: информационные технологии, инновационный процесс, государственные закупки, государственный заказчик, инновации.

The article deals with the contradictions between the existing contract system in the sphere of public procurement and the accelerated development of information technologies, and assess the efforts of the Russian Government in resolving the existing contradictions.

Keywords: information technologies, innovation process, public procurement, state customer, innovation.

В настоящее время в Российской Федерации уделяется огромное внимание развитию и внедрению во все сферы деятельности информационных и телекоммуникационных технологий (далее — ИКТ). Термины «цифровизация», «искусственный интеллект», «большие данные» фигурируют и в официальных документах, и в научных дискуссиях, и в бизнес-отчётах, и в повседневных разговорах обычных граждан — учителей и учеников, врачей, полицейских, пенсионеров и домохозяек. Для выполнения намеченных планов выделаются существенные финансовые ресурсы. Например, финансовое обеспечение национального проекта «Национальная программа «Цифровая экономика Российской Федерации» на период 2019–2024 г.г. [1] составляет свыше 1,6 трлн. рублей, причём более двух третей от данной суммы — это в том или ином виде бюджетное финансирование. Вместе с этим, на различных уровнях отмечалось, что существующий механизм государственного и муниципального заказа [2] не в полной мере соответствует требованиям времени и темпам развития информационных технологий.

В чём же основные недостатки существующей системы государственных закупок в ИТ-сфере? Для ответа на данный вопрос обратимся к классификации моделей инновационного процесса, предложенной в работе «Учет и аудит инновационной деятельности» [3] (см. Табл. 1).

Таблица 1

Поколения моделей инновационного процесса

Поколение моделей

Ключевой фактор

Краткая характеристика модели

1 Модели технологического толчка (середина 1950-х — конец 1960-х гг.)

Научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР)

Инновационный процесс — это процесс открытий и создания новых знаний, которые трансформируются в новые продукты. Для получения новых продуктов и услуг необходимо концентрировать усилия на первых стадиях инновационного процесса, а именно на НИОКР. Результатом этого подхода стало повышенное внимание к созданию научных лабораторий

2 Модели, ориентированные на спрос (середина 1960-х — начало 1970‑х гг.)

Спрос

Инновации возникают в результате обнаружения потребностей покупателя, четко сфокусированных исследований и разработок, завершающихся появлением соответствующих новых продуктов на рынке. При этом НИОКР сохраняют значение, но подчиняются запросам рынка. Разработка концепции инновации на основании маркетинговых исследований повышает эффективность инновационной деятельности предприятия, снижая риски и затраты на внедрение новшеств

3 Интерактивные модели (начало 1970-х — середина 1980-х гг.)

Комбинация новых и старых знаний

Модель дополняет предыдущие источники инноваций (потребности рынка и научные исследования), указывая резерв источников инноваций (инновационных идей и знаний) внутри подразделений, участвующих в создании новых продуктов и услуг. К прежним источникам инноваций добавляются:  существующие знания (внешние для компании);  знания, полученные в процессе накопления и развития собственного опыта. В данной модели подчеркивалась необходимость усиления взаимосвязей между различными подразделениями предприятия. Новые идеи могли появиться в любом подразделении, а взаимодействие между ними обеспечивало их развитие и активизацию инновационного процесса

4 Интегрированные модели (середина 1980-х — начало 1990-х гг.)

Интеграция исследований и разработок с производством.

Более тесное сотрудничество с поставщиками и покупателями Развитие инновационного процесса через интеграцию всех его участников позволяло уменьшать срок разработки продукта при одновременном снижении издержек. Важнейшие признаки данной модели — интеграция НИОКР с производством (например, соединенные системы автоматизированного проектирования и гибкие производственные системы), более тесное сотрудничество с поставщиками и передовыми покупателями, горизонтальное сотрудничество (создание совместных предприятий, стратегических альянсов), а также создание межфункциональных рабочих групп, объединяющих маркетологов, технологов, конструкторов, экономистов

5 Модели стратегических целей (начало 1990-х — середина 1990-х гг.)

Большие объемы данных и информации

В соответствии с этой моделью благодаря появлению информационных систем и сетей в инновационном цикле ускорились все процессы, повысилась эффективность взаимодействий между участниками создания и внедрения инноваций, стратегических связей новаторов с поставщиками, партнерами, потребителями. Важность информации и данных в моделях такого типа привела к появлению большого числа IT-решений, которые облегчают хранение и обмен информации

6 Модели управления знаниями (середина 1990‑х гг. — настоящее время)

Неявные, скрытые знания. Стратегическое обучение

Согласно данной модели более инновационными являются предприятия, которые способны создавать и эффективно использовать имеющиеся у них знания. Предприятия отличаются тем, какие знания они имеют и каким образом они их используют. Один из способов наращивания знаний — обучение. Поэтому в конце 1990‑х гг. начал увеличиваться интерес к быстрому обучению как к главному источнику конкурентного преимущества. Чем быстрее предприятие способно обучаться, тем больше его инновационный потенциал, тем быстрее оно способно реагировать на рыночные изменения

Из таблицы 1 следует, что текущему уровню развития науки, техники и общественных отношений соответствует модели управления знаниями. Схематически взаимосвязь отдельных этапов инновационного процесса в рамках данной модели показана на рисунке 1.

Модель управления знаниями

Рис. 1. Модель управления знаниями

Теперь у нас есть возможность сопоставить механизм государственных закупок и ключевые особенности модели инновационного процесса на основе управления знаниями (далее — управления знаниями):

  1. В модели управления знаниями принципиально допускается возможность получения отрицательного результата. Или, другими словами, «право на ошибку» со стороны государственного заказчика. А что такое отрицательный результат в понятиях государственного и муниципального заказа? Это либо невыполнение требований технического задания, что является неприемлемым риском (причём как для заказчика, так и для исполнителя работ или поставщика услуг). Либо установление заведомо невыполнимых требований, что в отношении заказчика может трактоваться в довольно широких пределах от «несоответствие занимаемой должности» до «мошенничество в особо крупных размерах». Данное противоречие фактически принуждает заказчика из двух возможных стратегий инновационного развития (стратегия лидера или стратегия последователя [4]) всегда выбирать второй вариант.
  2. Наличие в модели управления знаниями фактора «скрытых знаний» подразумевает, что только заказчик на основании своего индивидуального опыта и своего понимания принципов и целей развития может сформулировать задачи для фундаментальных и прикладных исследований. В то же время, принцип конкурентности и открытости закупок, заложенный в основу существующей контрактной системы, требует от заказчика максимально точно сформулировать свои требования к работам и услугам, являющимся предметом закупок. На практике это означает, что поставщики товаров и услуг даже на стадии подготовки закупки могут получить доступ к уникальному индивидуальному опыту заказчика (фактически, складывается ситуация, при которой заказчик, делится с поставщиками накопленными «скрытыми знаниями»). Но в таком случае закономерно возникает вопрос — зачем заказчику бесплатно «учить» поставщика, если он сам является носителем «скрытых знаний» и, таким образом, знает особенности и тонкие места своих бизнес-процессов и может предложить пути их решения?
  3. Независимо от отрасли экономики, все инновации базируются на информации (данные и знания) и ИКТ. Таким образом, любой заказчик, участвующий в инновационном процессе, должен обладать экспертными знаниями в ИТ-сфере (чего на практике не происходит, в Российской Федерации наблюдается значительный дефицит специалистов в данной сфере [5]). Однако, с точки зрения руководителей некоторых заказчиков, сфера деятельности которых не связана непосредственно с ИКТ, отсутствие необходимых компетенций не является существенной проблемой. Данный факт ведет либо к недостаточной эффективности инновационного процесса (неполное использование имеющегося у предприятия потенциала), либо к завышению стоимости работ (в связи с недостаточной квалификацией имеющихся сотрудников). Либо, в худшем случае, к комбинации перечисленных негативных последствий.

Необходимо отметить, что Правительство Российской Федерации и Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации понимают важность и сложность отмеченных противоречий. В 2020 году особенно проявилось несовершенство системы управления национальным проектом «Национальная программа «Цифровая экономика Российской Федерации». В качестве ответа на вызовы времени можно рассматривать анонсированную реформу институтов развития [6], а также введение во все федеральные органы государственной власти должности руководителя по цифровой трансформации (Chief Digital Transformation Officer, CIO), и постепенном введении аналогичных должностей в регионах.

В среднесрочной перспективе принятые меры обещают значительный экономический эффект, который с точки зрения проблем, рассматриваемых в настоящей статье, может заключаться в следующем:

  1. Создание в сфере «цифровой экономики» собственной контрактной системы в рамках федерального министерства или государственной корпорации (по аналогии с контрактными системами государственных корпораций в других наукоёмких отраслях экономики — «Ростех», «Роскосмос» и «Росатом»). Это позволит избежать чрезмерного административного давления на заказчиков (появится «право на ошибку»), а также обеспечит единый центр экспертизы в области ценообразования, снижающий трудозатраты контрактных служб заказчиков на поиск и анализ ценовой информации.
  2. Появляющиеся в федеральных и региональных органах власти CIO по мере формирования своих команд возьмут на себя функции экспертизы в сфере ИКТ и сосредоточат в своих руках имеющийся инновационный потенциал. Возможно, для наиболее сильных и профессиональных CIO и их команд разработчиков, станет реальным проведение инициативных НИР и ОКР, без размещения заказов у сторонних поставщиков (хотя данное решение имеет и отрицательные стороны, в том числе с позиций антимонопольных и антикоррупционных служб).
  3. Однако, возможен и альтернативный предыдущему пункту вектор развития: ИТ-услуги окончательно мигрируют с общедоступные «облачные» центры обработки данных, при этом для заказчика процесс потребления ИТ-услуг перестанет отличаться от процесса потребления услуг связи, электроснабжения и отопления [7]. В этом случае внутренние противоречия между системой закупок государственных и муниципальных услуг и особенностями предметной области «цифровой экономики» разрешатся в пользу системы государственных закупок.

Литература:

  1. Цифровая экономика 2024 — URL: https://digital.ac.gov.ru/ (дата обращения: 30.11.2020).
  2. Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». — СПС «Гарант». URL: — http://ivo.garant.ru/#/document/70353464/ (дата обращения 30.11.2020).
  3. Учет и аудит инновационной деятельности: монография / Г. И. Золотарева, С. В. Филько, И. В. Филько, И. В. Федоренко. — Красноярск: СибГУ им. академика М. Ф. Решетнёва, 2016. — 190 с. — ISBN 978–5-86433–691–5. — Текст: электронный // Лань: электронно-библиотечная система. — URL: https://e.lanbook.com/book/147583 (дата обращения: 31.10.2020). — Режим доступа: для авториз. пользователей.
  4. Трифилова А. А. Управление инновационным развитием предприятия. М.: Финансы и статистика, 2003. С. 34, 35.
  5. Strategy Partners. Перспективы цифровой трансформации https://ac.gov.ru/uploads/5-Presentations/цифровой_трансформации_в_России._Точин.pdf (дата обращения: 20.12.2020).
  6. Михаил Мишустин проводит оптимизацию институтов развития — URL: https://rg.ru/2020/11/23/mishustin-obiavil-o-reorganizacii-v-sisteme-institutov-razvitiia.html (дата обращения: 20.12.2020).
  7. Учебник Book4cio. — URL: https://book4cio.ru/ (дата обращения: 20.12.2020).
Основные термины (генерируются автоматически): инновационный процесс, CIO, знание, Российская Федерация, модель управления, заказчик, модель, государственный заказчик, Национальная программа, Цифровая экономика.


Задать вопрос