Причины развития бесплодия у пациенток с наружным генитальным эндометриозом | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Медицина

Опубликовано в Молодой учёный №52 (342) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 22.12.2020

Статья просмотрена: 16 раз

Библиографическое описание:

Печенкина, А. А. Причины развития бесплодия у пациенток с наружным генитальным эндометриозом / А. А. Печенкина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 52 (342). — С. 59-60. — URL: https://moluch.ru/archive/342/76947/ (дата обращения: 07.03.2021).



Причины развития бесплодия у пациенток с наружным генитальным эндометриозом

Печенкина Александра Александровна, студент

Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова

Наружный генитальный эндометриоз — процесс, при котором доброкачественное разрастание ткани, по морфологическим и функциональным свойствам подобной эндометрию, происходит в промежности, влагалище, шейке матки, ретроцервикальной области, яичниках, маточных трубах, брюшине и прямокишечно-маточном углублении, т. е. по всей половой системе, которая находится за пределами тела матки [1]. Предлагалось множество отдельных механизмов влияния эндометриоза на формирование бесплодия, однако единого понимания патогенеза нет. Эндометриоз приводит к множеству обусловливающих бесплодие процессов как прямо, так и опосредованно, и многие из них еще не изучены, в связи с чем целесообразно проводить диагностику и элиминацию эндометриоидных очагов у пациенток.

Ключевые слова: эндометриоз, бесплодие, имплантация, патологическое течение беременности.

Наружный генитальный эндометриоз — процесс, при котором доброкачественное разрастание ткани, по морфологическим и функциональным свойствам подобной эндометрию, происходит по всей половой системе, которая находится за пределами тела матки. Распространенность наружного генитального эндометриоза (НГЭ) варьирует от 5 до 10 % женщин репродуктивного возраста [1], по некоторым данным — до 50 % [2, 3].

Гистологически он подразделяется на более чем 20 вариантов, однако можно выделить три общих признака: присутствие очага эндометриальных клеток, персистирующие кровоизлияния в очаге и признаки воспаления. Важно отметить, что воспалительная реакция рассматривается и как фактор этиопатогенеза заболевания, и как фактор его прогрессии. Так, например, считается, что интерлейкины, простагландины и другие провоспалительные медиаторы могут способствовать эктопии и разрастанию эндометриоидных очагов. Повышение уровня цитокинов облегчает прикрепление эндометриоидной ткани к брюшине, стимулирует продукцию эстрогенов, которые, в свою очередь, при постоянном стимулировании усиливают локальную секрецию простагландинов, что снова усиливает воспаление, замыкая порочный круг. В некоторых зарубежных источниках эндометриоз даже определяется как «хроническое воспалительное заболевание» [2]. Также воспаление является следствием эндометриоза, так как резистентность к прогестерону, имеющая место при этом заболевании, приводит к проявлению сниженной функции данного гормона: повышение пролиферации эндометрия, продукции простагландинов, снижение противовоспалительной активности. Получается, что у пациенток с эндометриозом постоянно наблюдается повышенная провоспалительная активность в организме, и далее мы увидим, насколько это важно для формирования бесплодия. Следует отметить, что около 30 % пациенток, обращавшихся к вспомогательным репродуктивным технологиям, имели НГЭ. Таким образом, вопрос о связи наличия НГЭ и бесплодия закономерен [1].

Предлагалось множество отдельных механизмов влияния эндометриоза на формирование бесплодия: изменение анатомии тазовых органов и функции париетальной и висцеральной брюшины, тубоперитонеальные нарушения; гиперэстрогения, патологические гормонально-опосредованные изменения эндометрия, маточных труб и яичников [4], однако единого понимания патогенеза нет. Стоит сказать, что наличие эндометриоидных образований отрицательно сказывается на всей цепи процессов, приводящих к рождению ребенка, следовательно, проблема конкретной пациентки может заключаться в патологии каждой из этих стадий по отдельности либо в совокупности [1].

Надо также отметить, что эндометриоз и бесплодие могут быть не последовательными, а параллельными процессами, обусловленными одними и теми же причинами. Например, ановуляторный гиперменструальный синдром сопровождается абсолютной гиперэстрогенией, являющейся фактором риска эндометриоза [1]; также различные пороки развития матки могут приводить как к бесплодию сами по себе, так и способствовать развитию эндометриоза: обструктивные патологии Мюллеровых протоков приводят к ретроградному ходу менструальных выделений и увеличивают риск образования эндометриоидных очагов [5].

В плане изменения анатомии обширные очаги эндометриоза могут вызывать утолщение, воспалительный отек и, как следствие, окклюзию маточных труб, спаечную деформацию фимбрий и изоляцию яичников с нарушением выхода зрелого фолликула в маточную трубу, прямое повреждение ткани яичников со снижением овариального резерва при локализации эндометриоидного очага в них [1, 6].

На образование фолликулов при НГЭ отрицательно влияет изменение синтеза и секреции стероидов, простагландинов, изменение состава иммунокомпенетных клеток, активирующих провоспалительные реакции в яичниках, продлевающих фолликулярную фазу, уменьшающих размеры доминантного фолликула и стимулирующих апоптоз клеток кумулюса [7]. Известно, что кумулюсные клетки сохраняют тесную связь с ооцитами вплоть до достижения зрелости последними, снабжают их питательными веществами, передают гормональные сигналы и регулируют блок либо возобновление мейоза [8]. Так, при действии гонадотропинов на кумулюс, его клетки деполяризуются, что ведет к деполяризации ооцита и снимает блок мейоза. При гиперполяризованном состоянии мембраны блок, наоборот, сохраняется [7]. Помимо этого, клетки кумулюса участвуют в оплодотворении и даже сопровождают ооцит некоторое время после проникновения сперматозоида в яйцеклетку [9]. Их удаление ведет к изменению мембранного потенциала ооцитов, их недоразвитию, нарушению процессов оплодотворения и снижению эффективности ранних стадий эмбриогенеза [8].

В организме пациентки с эндометриозом нарушена гипофизарно-яичниковая ось, что препятствует нормальным функциональным связям между фолликулами яичников и гипофизом. Это приводит к дисрегуляции циклических изменений в яичниках: удлиняется фолликулярная фаза, что проявляется нарушением процесса овуляции, недоразвитием желтого тела, которое остается маленьким, продуцирует сниженное количество прогестерона и усугубляет сниженную восприимчивость к этому гормону [10]. Также нарушения фолликулогенеза провоцирует резистентность к прогестерону, обсуждаемая выше, как один из доказанных факторов эндометриоза [2].

На стадии оплодотворения отрицательное влияние НГЭ может проявляться функциональной незрелостью zona pellucida, а также измененным составом перитонеальной жидкости: в ней повышены концентрации макрофагов, лимфоцитов, IL-1, TNF-α, антиэндометриальных антител и протеаз, иными словами, наблюдается выраженная реакция воспаления, которая нарушает подвижность сперматозоидов, активирует их апоптоз, фрагментирует ДНК и препятствует акросомальной реакции [1]. Помимо этого, оксидативный стресс как результат воспаления мешает взаимодействию «ооцит-сперматозоид», нарушает имплантацию и эмбриогенез [2].

На стадии имплантации имеет значение сниженная под влиянием эндометриоза экспрессия адгезинов, интегринов, L-селектина, повышенная секреция простагландинов, приводящая к децидуализации эндометрия, неэффективности имплантации и так называемому «эндометриальному бесплодию», а также изменения блестящей оболочки и вызванный ими аномальный хетчинг (выход, «проклевывание» эмбриона из границ блестящей оболочки на стадии бластоцисты) [1]. На стадии эмбриогенеза, помимо оговоренного недоразвития фолликулов, имеют значение аномалии дробления зиготы, ядерные и цитоплазматические нарушения [1]. При условии успешного прохождения всех описанных стадий у пациентки с эндометриозом еще остаются риски патологического протекания беременности. По некоторым данным, степень эндометриоза у матери прямо коррелирует с риском мертворождения доношенного ребенка, так при наличии тяжелого эндометриоза выживаемость новорожденного не превышает 10 %, а при слабой степени выраженности достигает 40 % [6]. Одним из основных факторов этого снова выступает воспалительный фон. Так, в их тканях матки присутствуют незрелые естественные киллеры (NK), а число зрелых клеток значительно снижено [3]. Также в организме пациенток с эндометриозом наблюдается недостаточность В-клеточного звена иммунитета и формирование аутоантител к эндометрию, что влечет за собой риск невынашивания плода [10].

Таким образом, эндометриоз приводит к множеству обусловливающих бесплодие процессов как прямо, так и опосредованно, и многие из них еще не изучены, в связи с чем целесообразно проводить диагностику и элиминацию эндометриоидных очагов у пациенток.

Литература:

  1. Эндометриоз: диагностика, лечение и реабилитация. Федеральные клинические рекомендации по ведению больных. Российское общество акушеров-гинекологов,
ФГБУ «Научный Центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. В. И. Кулакова» Минздрава РФ, Кафедра репродуктивной медицины и хирургии МГМСУ,
Научно-исследовательский институт акушерства и гинекологии им. Д. О. Отта РАМН,
ГБУЗ МО Московский областной научно-исследовательский институт акушерства и гинекологии, ФГБУ «Эндокринологический научный Центр» Минздрава РФ,
Российская Ассоциация по эндометриозу. Москва, 2013
  2. Tanbo T., Fedorcsak P. Endometriosis-associated infertility: aspects of pathophysiological mechanisms and treatment options. Nordic Federation of Societes of Obstetrics and Gynecology; Acta Obstetricia et Gynecologica Scandinavica, 96, 659–667, 2016.
  3. Jessica E. Miller, Soo Hyun Ahn, Stephany P. Monsanto, Kasra Khalaj, Madhuri Koti, Chandrakant Tayade. Implications of immune dysfunction on endometriosis associated infertility. Oncotarget. 8(4): 7138–7147, 2017.
  4. Haydardedeoglu B., Zeyneloglu H. B. The impact of endometriosis on fertility. Commentary Womens Health Future Medicine 2015.
  5. J. Boujenah, E. Salakos, M. L. Pinto, J. Shore, C. Sifer, C. Poncelet, A. Bricou Endometriosis and uterine malformations: infertility may increase severity of endometriosis. Nordic Federation of Societes of Obstetrics and Gynecology; Acta Obstetricia et Gynecologica Scandinavica 96, 702–706, 2017.
  6. C. Bulletti, M. E. Coccia, S. Battistoni, A. Borini Endometriosis and infertility. J Assist Reprod Genet. 27(8): 441–447, 2010.
  7. Скопичев В. Г. Физиология репродуктивной системы млекопитающих, 2018.
  8. Кириллова И. В., Ганджа А. И., Леткевич Л. Л., Симоненко В. П.
Роль соматических клеток фолликула в созревании ооцитов и получении эмбрионов коров in vitro. Республиканское унитарное предприятие «Научно-практический центр Национальной академии наук Беларуси по животноводству», г. Жодино, Республика Беларусь, 2014.
  9. Храмова Ю. В. Новые экспериментальный подходы к изучению фолликулогенеза in vitro и манипуляциям с преимплантационными эмбрионами млекопитающих. Диссертация на соискание ученой степени кандидата биологических наук. МГУ имени М. В. Ломоносова, Биологический факультет, Москва, 2015.
  10. Julie A. W. Stillet, Julie A. Birt, Kathy L. Sharpe-Timms. Cellular and molecular basis for endometriosis-associated infertility. Cell Tissue Res, 349: 849–862, 2012.
Основные термины (генерируются автоматически): формирование бесплодия, бесплодие, бесплодие процессов, блестящая оболочка, доброкачественное разрастание ткани, единое понимание патогенеза, клетка, отдельный механизм влияния, очаг, пациентка, половая система, предел тела матки, фолликулярная фаза.


Ключевые слова

бесплодие, эндометриоз, имплантация, патологическое течение беременности
Задать вопрос