Пределы доказывания оказания помощи в предотвращении террористического акта | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №51 (341) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 19.12.2020

Статья просмотрена: 3 раза

Библиографическое описание:

Яшонов, А. А. Пределы доказывания оказания помощи в предотвращении террористического акта / А. А. Яшонов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 51 (341). — С. 326-328. — URL: https://moluch.ru/archive/341/76752/ (дата обращения: 07.03.2021).



В статье рассматривается статистика и виды уголовных дел по делам о террористических преступлениях, анализируются закономерности деятельности правоохранительных и судебных органов по доказыванию таких преступлений и виды используемых доказательств, а также теоретические вопросы методики расследования преступлений террористического характера.

Ключевые слова: доказывание, доказательства, террористическая деятельность, преступление.

The article examines statistics and types of criminal proceedings in cases of terrorist crimes, analyzed patterns of proving such crimes by law enforcement and judicial authorities and the types of evidence used, as well as theoretical issues techniques of investigation of terrorist crimes cases.

Keywords: proof, evidence of terrorist activities a crime.

Целью доказывания оказания помощи в предотвращении террористического акта по уголовным делам о любых преступлениях является установление истины, на стадии предварительного следствия истина устанавливается в процессе следственных действий, в судебном следствии доказыванию подлежат обстоятельства, установленные ст. 73 УПК РФ.

Таким образом, перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию, является общим для всех составов преступлений, в то же время предмет доказывания существенно зависит от того, каким образом в Уголовном кодексе РФ сформулирован тот или иной состав преступления [8].

Предмет доказывания оказания помощи в предотвращении террористического акта по делам о террористических преступлениях регулирует закон. Процесс доказывания непосредственно в судебном заседании существенно зависит от полноты проведенного предварительного следствия, в ходе которого и возникает наибольшее число проблем.

При расследовании уголовных дел о преступлениях террористической направленности следователи и оперативные сотрудники сталкиваются с существенными трудностями, наиболее значительной из них является недостаточный объем исходной информации, ее противоречивость и вероятностный характер [3].

Уровень преступлений террористического характера непрерывно растет, так в 2016 г. было зарегистрировано 1127 преступлений террористического характера, в 2017 г. — 1531, в 2018–1633, по данным на август 2018 г. [9].

Данные статистики свидетельствуют об актуальности этого вопроса в виду нестабильной ситуации в мире в целом, необходимости тщательного расследования и судебного разбирательства уголовных дел, связанных с преступлениями террористической направленности.

Большинство уголовных дел о преступлениях террористического характера, рассматриваемых окружным военным судом, связаны с публичными призывами или публичным оправданием терроризма (ст. 205.2 УК РФ). Так, из 65 уголовных дел преступления террористической направленности, рассмотренных окружным военным судом в 2018 г., 28 дел касаются публичных призывов или публичного оправдания терроризма.

Согласно диспозиции ст. 205.2 УК РФ, объективная сторона преступления выражается в призывах к осуществлению террористической деятельности или публичном оправдании терроризма, или деяние может состоять из обоих признаков объективной стороны.

При поддержании государственного обвинения в судебном заседании государственному обвинителю необходимо сосредоточиться на исследовании и доказывании, в частности, следующих обстоятельств:

1) необходимо не только выявить, какие высказывания следует расценивать как призывы к осуществлению террористической деятельности, но и аргументировать, почему они являются таковыми, могли ли они воздействовать на волю людей, в каких фразах выражались и так далее;

2) согласно примечанию ст. 205.2 публичное оправдание терроризма должно свидетельствовать о признании подсудимым идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании;

3) действия подсудимого должны быть совершены публично, например с использованием сети «Интернет». Значительное количество этих дел касается опубликования на страницах в социальных сетях фраз и материалов, содержащих публичные призывы или публичное оправдание терроризма.

В доказывании составов преступлений, предусмотренных ст. 205.2 УК РФ, используются протоколы осмотров страниц в социальных сетях и экспертные заключения, подтверждающие, что фразы, аудио или видеоролики содержат в себе публичные призывы или публичное оправдание терроризма. В ходе осмотров страниц в социальных сетях обязательно устанавливается факт доступности материалов, призывающих к террористической деятельности или оправдывающих терроризм, для публичного просмотра [2].

В случае если указанное деяние совершено с использованием средств массовой информации, то доказательствами должно также подтверждаться это использование. Согласно ст. 2 Закона РФ «О средствах массовой информации» под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, сетевое издание, телеканал, радиоканал, телепрограмма, радиопрограмма, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием). При этом к средствам массовой информации относится любое периодическое печатное издание, вне зависимости от формы издания и от того, зарегистрировано ли оно как СМИ.

К другой крупной категории уголовных дел о преступлениях террористического характера, рассматриваемых окружным военным судом, относятся дела, которые связаны с организацией деятельности и участием в террористической организации (ст. 205.5 УК РФ). Из 65 уголовных дел о преступлениях террористического характера, рассмотренных окружным военным судом в 2018 г., 21 дело относится к организации деятельности и участию в террористической организации.

Уголовные дела данной категории возбуждаются, как правило, на основании представленных следователю результатов оперативно-розыскной деятельности. Наиболее распространенным поводом для возбуждения этих уголовных дел служат рапорта об обнаружении признаков преступлений.

Следует заметить, что материалы оперативно-розыскной деятельности, служащие основанием для возбуждения уголовных дел, широко используются в доказывании по делам о преступлениях террористического характера. Более того, использование в доказывании по данным уголовным делам информации, полученной оперативно-розыскным путем, строго говоря, становится объективной необходимостью, так как раскрытие многих опасных преступлений, например террористических актов, только традиционными процессуальными средствами бывает трудноосуществимо. Также, по мнению С. И. Захарцева, рост террористической угрозы вынуждает органы предварительного следствия использовать более надежные доказательства, такие как материалы оперативно-розыскной деятельности, вербальные же доказательства составляют меньшую часть всей доказательственной базы [5].

К таким материалам относятся аудио- или видеозаписи, зафиксированные на дисках, их стенограммы. Эти материалы содержат данные, которые подтверждают факты членства лиц в деятельности террористической организации. На них обычно фиксируются различные мероприятия (конференции, собрания, пикеты), проводимые террористическими организациями [2].

Другими доказательствами, которые активно используются в доказывании данной категории дел и подтверждают виновность лиц, являются экспертные заключения и протоколы обысков.

Так, после задержания членов террористической организации в их местах проживания незамедлительно производятся обыски, в результате которых обнаруживаются и изымаются предметы, прежде всего, литература, относящиеся к идеологии организации, непосредственно связанные с ней и ее деятельностью, составляются протоколы обысков. Изъятые предметы осматриваются и направляются на экспертизы. А затем уже экспертными заключениями, как правило, подтверждается, что данные книги принадлежат к идеологическим источникам террористической организации [1].

В своей совокупности подобные протоколы обысков и экспертные заключения подтверждают факт наличия у лиц тех или иных источников, предметов, относящихся к организации, признанной террористической, что, в свою очередь, дополнительно свидетельствует об их членстве в террористической организации.

Важную роль в процессе доказывания преступлений террористической направленности является работа с обвиняемым (подсудимым).

Процесс допроса лица, совершившего преступление, четко регламентирован УПК РФ. На практике допрос обвиняемого может стать существенной проблемой для органов предварительного следствия, ввиду того, что большинство лиц, совершающих указанные преступления, являются конфликтными и склонны к проявлению агрессии.

Применение же насилия со стороны органов следствия недопустимо, поскольку доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания (ст. 73 УПК РФ). 52 % следователей, 65 % прокуроров и 51 % судей поддерживают предложение о применении в данной ситуации института крайней необходимости.

Еще одним видом дел, рассматриваемых по уголовным делам террористической направленности, являются уголовные дела, рассматриваемые с применением особого порядка судебного разбирательства (гл. 40 УПК РФ) [4].

Обращение обвиняемого с ходатайством о заключении досудебного соглашения уже само по себе является свидетельством о доказанности обвинения, что значительно упрощает работу органов предварительного следствия, а также работу государственного обвинителя в суде.

Заключается большое количество досудебных соглашений с последователями радикального ислама. Это в основном молодые люди, поддавшиеся воздействию псевдорелигиозных деятелей, совершившие поджоги или попытки организации взрывов различных крупных учреждений. Заключение досудебного соглашения в данном случае помогает раскрыть не одно преступление, а, как правило, ведет к выявлению различных преступных группировок, преступных сообществ, террористических организаций. Так, если отдельные члены террористического сообщества или организации заключают досудебное соглашение, органам предварительного следствия остается лишь совершить определенные действия для установления всех соучастников — членов террористической организации, и их задержания, изъятия экстремистской литературы, оружия, что может вести к полной ликвидации террористической организации.

Очевидно, что досудебное соглашение является одним из наиболее благоприятных исходов для расследования уголовных дел террористической направленности, позволяющее изобличить не только одиночного члена террористической организации, но и всю организацию в целом. Так, необходимо повышенное внимание уделять мерам безопасности по охране и защите жизни и здоровья лица, заключающего подобное соглашение. Как оказалось, строго доминирующим будет сотрудничество участников между собой — отказ от дачи показаний. То есть члены террористических организаций или сообществ будут бояться заключать указанное соглашение, пока существует возможность мести им за показания, данные против соучастников [6].

Таким образом, процесс доказывания указанной категории уголовных дел определяется их спецификой. Наибольшее значение среди всего массива доказательств приобретают материалы оперативно-розыскной деятельности, которые в случае, если они получены с соблюдением закона, могут послужить весомым доказательством в судебном разбирательстве. Также широкое распространение приобретает институт досудебного соглашения, большое количество дел рассматривается в особом порядке, что является показателем доказанности обвинения и существенно разгружает суд и органы следствия.

Литература:

  1. Багаутдинов Ф. Н., Нафиков И. С. Актуальные вопросы реализации в уголовном судопроизводстве досудебного соглашения о сотрудничестве // Российская юстиция. 2015. № 11.
  2. Бурковская В. А., Маркина Е. А., Мельник В. В., Решетова Н. Ю. Уголовное преследование терроризма: Монография. М.: Юрайт, 2018.
  3. Гатауллин З. Ш. Обеспечение законности производства отдельных следственных действий по делам о террористических преступлениях // Российский следователь. 2016. № 14 // СПС КонсультантПлюс.
  4. Драпкин Л. Я. Криминалистика: Учебник / Л. Я. Драпкин, В. Н. Карагодин. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Проспект, 2018.
  5. Захарцев С. И., Игнащенков Ю. Ю., Сальников В. П. Оперативно-розыскная деятельность в XXI в.: Монография. М., 2015.
  6. Axelrod, Robert and Hamilton, William D. The Evolution of Cooperation. Science, 2018: 1390–1396. 1981.
  7. Комментарий к Закону Российской Федерации «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г. № 2124–1 (постатейный) / Под ред. В. В. Погуляева. М.: Юстицинформ, 2014.
  8. Курс уголовного процесса / Под ред. Л. В. Головко. М.: Статут, 2016 // СПС Консультант Плюс.
  9. Портал правовой статистики Генеральной прокуратуры Российской Федерации [Электронный ресурс] Официальный сайт Генеральной Прокуратуры РФ URL: http://crimestat.ru
Основные термины (генерируются автоматически): террористическая организация, террористический характер, преступление, публичное оправдание терроризма, террористическая направленность, дело, досудебное соглашение, массовая информация, предварительное следствие, РФ.


Задать вопрос