Особенности объективной стороны убийства, совершенного в состоянии аффекта | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №51 (341) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 17.12.2020

Статья просмотрена: 67 раз

Библиографическое описание:

Смирнова, Л. Н. Особенности объективной стороны убийства, совершенного в состоянии аффекта / Л. Н. Смирнова, Н. Н. Тошматова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 51 (341). — С. 288-291. — URL: https://moluch.ru/archive/341/76703/ (дата обращения: 07.03.2021).



Анализируются признаки объективной стороны убийства, совершенного в состоянии аффекта. С учетом уголовного закона, научных воззрений, судебной практики рассматриваются признаки, имеющие доказательственное значение относительно наличия состояния аффекта. Определяется содержание причинной связи, устанавливается значение способа, орудий и средств совершения преступления при квалификации деяния по ст. 107 УК РФ.

Ключевые слова: квалификация, преступление, убийство, аффект, объективная сторона, деяние, причинная связь.

Объективная сторона преступления — это совокупность внешних элементов и их признаков, характеризующих общественно опасное поведение индивида в реальной действительности.

Выделение в едином поведении человека внешней и внутренней стороны носит условный характер, но это помогает понять природу человеческих поступков. Объективную сторону преступления образует именно внешняя сторона преступного поведения человека и она, являясь актом поведения человека, характеризуется рядом признаков: обязательных (деяние, преступные последствия и причинная связь между деянием и последствием) и факультативных (место, время, обстановка, способ, орудия и средства совершения преступления) [1, с. 114]. В контексте состава преступления, предусмотренного ст. 107 УК РФ, указанные признаки приобретают особое значение.

Стоит отметить, что объективная сторона убийства состоит в лишении жизни другого человека. По общему правилу, такое деяние может выражаться как в активных действиях, так и бездействии. Но применительно к убийству, совершенному в состоянии аффекта, имеется особенность — данное деяние, по мнению большинства ученых, может быть совершено только посредством активных действий. Это связано с тем, что зародившемуся и мгновенно прогрессирующему аффекту всегда необходима разрядка, и он находит ее в действиях, состояние покоя во всех проявлениях аффекта исключается [2, с. 58].

Но имеется и иная точка зрения. Так, по мнению А. Н. Попова, возможна ситуация, когда в ответ на неправомерное поведение потерпевшего у виновного возникает состояние аффекта и он не выполняет то действие, которое обязан был выполнить. В качестве примера автор приводит ситуацию, когда электромонтер получает от бригадира указание о скорейшем отключении сети от питания, высказанное в оскорбительной форме. Вместо выполнения указания он, будучи в состоянии аффекта, убегает, не обесточив сеть, безразлично относясь к возможным последствиям своих действий. В этот момент бригадир задевает контактную линию и погибает [3, с. 101].

Более близкой представляется первая точка зрения. Связано это в том числе и с тем, что активные действия виновного в момент совершения преступления приобретают доказательственное значение относительно наличия состояния аффекта.

Так, по мнению Б. В. Сидорова, к признакам, имеющим доказательственное значение относительно наличия состояния аффекта, можно отнести отсутствие успокоения, выражающееся в сильных, стремительных и порывистых, непрерывно продолжающихся, автоматизированных движениях, носящих выраженный характер и непосредственно связанных с намерением причинить какой-то физический вред потерпевшему [4, с. 8].

Следующим признаком объективной стороны преступления являются общественно опасные последствия. Поскольку состав преступления, предусмотренный ст. 107 УК РФ, относится к категории материальных, постольку общественно опасные последствия преступного деяния являются обязательным признаком объективной стороны.

Общественно опасные последствия представляют собой причиненные действием (бездействием) лица вредные изменения в охраняемых уголовным законом объектах [5, с. 133]. Общественная опасность убийства в конечном счете заключается именно в причиненном вреде — смерти потерпевшего. Наступление смерти — обязательный признак объективной стороны убийства.

Момент смерти непосредственно связан с моментом окончания жизни.

Так, законодателем в ст. 66 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 N 323-ФЗ определено: «Моментом смерти человека является момент смерти его мозга или его биологической смерти (необратимой гибели человека) [6]. Смерть мозга наступает при полном и необратимом прекращении всех его функций, регистрируемом при работающем сердце и искусственной вентиляции легких. Биологическая смерть человека устанавливается на основании наличия ранних и (или) поздних трупных изменений».

Современные достижения медицины показывают, что моментом завершения жизни человека является биологическая смерть вследствие того, что в коре головного мозга происходят необратимые процессы (распад белковых тел) и прекращается функционирование центральной нервной системы. Следствием этих процессов становится невозможность восстановления жизнедеятельности организма. В таких случаях констатируется наступление биологической смерти человека, означающей одновременно конец его жизни. Точкой такого отсчета выступает момент фиксации смерти головного мозга, то есть состояние необратимой гибели организма как целого [7, с. 23].

Следующим обязательным признаком объективной стороны является причинная связь между действием виновного и наступившей смертью потерпевшего. Под причинной связью понимает такое развитие событий, вызванное общественно-опасным действием или бездействием, которое привело к преступному результату и которое происходило без присоединения других человеческих поступков [8, с. 38].

С. В. Бородин отмечает, что причинная связь должна являться объективной, существующей вне зависимости от нашего сознания связью, в силу которой действие (бездействие) порождает и обусловливает возникновение последствия. Ее отсутствие либо исключает полностью уголовную ответственность за лишение жизни, либо влечет иную квалификацию деяния [9, с. 73].

Но кроме этого для убийства, совершенного в состоянии аффекта, характерна следующая особенность. Помимо наличия причинной связи между действием виновного и наступившей смертью потерпевшего также необходимо, чтобы действия виновного находились и в причинной связи с предшествующими действием или бездействием потерпевшего, и с состоянием аффекта.

Т. е., как верно отметил Тухбатуллин Р. Р., доказыванию подлежат причинно-следственные связи двух порядков. Во-первых, что аффективная реакция и совершенные на ее основе действия были причинно обусловлены отрицательными действиями потерпевшего, указанных в диспозиции ст. 107 УК РФ. Во-вторых, что инкриминируемые последствия (смерть потерпевшего) находились в причинной связи именно с аффективными действиями виновного, а не совершены в ином эмоциональном состоянии (стресса, фрустрации и т. д.) [10, с. 30].

Обращая внимание на способ, орудия и средства совершения преступления, необходимо отметить следующее.

Достаточно широкий круг исследователей отмечают, что для лица, совершающего убийство в состоянии аффекта, характерен выбор случайных орудий и средств совершения преступления. По мнению Б. В. Сидорова, виновный хватает предметы, которые «попадаются ему под руку», если таковых нет, задействует свои руки и ноги, наносит множественные беспорядочные удары в различные части тела потерпевшего. «Виновный, — отмечает автор, — готов задушить обидчика голыми руками» [4, с. 81].

Также Р. Р. Тухбатуллин полагает, что орудия совершения данного преступления специально виновным не приспосабливаются, используются в основном предметы бытового назначения, попавшие под руку [10, с. 31].

Такие выводы подтверждаются и данными судебной практики. Так, согласно обстоятельствам уголовного дела по обвинению У. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 107 УК РФ, между ней и ее супругом возникла ссора на почве злоупотребления им спиртными напитками. Также потерпевший ранее и в процессе ссоры оскорблял У. грубой нецензурной бранью, угрожал убийством, своим поведением вызвав у виновной состояние аффекта. У. нанесла ему не менее 58-ми ударов рабочей частью лопаты [11].

Данный пример одновременно иллюстрирует и способ совершения убийства в состоянии аффекта. Представляется возможной неправильная квалификация убийства, совершенного в состоянии аффекта, как убийства с особой жестокостью. Это связано с характером совершаемых виновным действий под влиянием аффекта. Как следует из вышеприведенного примера, убийство совершается нанесением большого числа ран, причем, беспорядочно и в различные части тела. Виновный не в полной мере контролирует действия и может нанести большое количество повреждений. Он может, в том числе, причинить смерть потерпевшему в присутствии его близких, что подтверждается и данными судебной практики.

Так, согласно обстоятельствам уголовного дела по обвинению М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 107 УК РФ, между ним и сыном его супруги возникла ссора на почве систематического аморального поведения потерпевшего, вызванного употреблением последним спиртных напитков и наркотических средств, а также угроз в адрес супруги виновного. Данными действиями было вызвано состояние аффекта у М., и он нанес ножом множественные удары по лицу, шее и грудной клетке потерпевшего в присутствии его матери, супруги М. [12].

Также значение имеет и время совершения преступления. В контексте исследуемого состава преступления вызывает интерес вопрос о возможности разрыва во времени между моментом возникновения состояния аффекта и непосредственными действиями виновного, направленными на реализацию умысла. Внезапность возникновения состояния аффекта состоит в том, что оно возникает немедленно как реакция на насилие и издевательства, тяжкое оскорбление, иные противоправные или аморальные действия потерпевшего. Поэтому необходимо отсутствие длительного временного разрыва между действиями потерпевшего и возникшим аффектом [9, с. 225]. По мнению Б. В. Сидорова, допустимый промежуток во времени должен служить показателем и быть следствием нормального развития аффективного процесса после внешнего воздействия. Действия виновного должны быть «непосредственно», «как бы в ответ» на действия потерпевшего [4, с. 49–50].

Как полагает О. Д. Ситковская, однозначное для всех случаев определение конкретного промежутка времени между поводом и ответной реакцией не представляется возможным. Решение вопроса о внезапности в каждом конкретном случае должно опираться на всестороннее изучение всех имеющихся обстоятельств; учитывается и временной промежуток между моментом возникновения аффекта и совершения преступления [13, с. 91–92]. Данное суждение представляется справедливым, поскольку аффект обладает ситуативным характером, и рассматривать его следует с учетом всех обстоятельств имеющегося дела. В этой связи представляется верной точка зрения, согласно которой разрыв во времени между моментом возникновения аффекта и моментом убийства возможен, но при непременном условии сохранения в этот период аффективного состояния [10, с. 31].

Относительно обстановки и места совершения преступления стоит отметить, что в доктрине уголовного права исследователи не выделяют каких-либо специфических моментов при рассмотрении данных категорий. Однако это не исключает того, что они имеют доказательственное значение и изучаются наряду с другими обстоятельствами, в том числе и для установления наличия состояния аффекта у виновного на момент совершения преступления.

Таким образом, можно сделать следующие выводы. Убийство в состоянии аффекта может быть совершено только посредством активных действий, имеющих такие признаки, как отсутствие успокоения, выражающееся в сильных, стремительных, непрерывно продолжающихся движениях, носящих выраженный характер и непосредственно связанных с намерением причинить какой-то физический вред потерпевшему. Наличие общественно опасного последствия в виде наступления смерти — обязательный признак объективной стороны убийства. Также необходимо, чтобы действия виновного находились и в причинной связи и были обусловлены отрицательными действиями (бездействием) потерпевшего, указанных в диспозиции ст. 107 УК РФ, а инкриминируемые последствия находились в причинной связи именно с аффективными действиями виновного. При убийстве, совершенном в состоянии аффекта, характерен выбор случайных орудий и средств совершения преступления; оно совершается, как правило, нанесением большого числа ран. При этом разрыв во времени между моментом возникновения аффекта и моментом убийства возможен, но при непременном условии сохранения в этот период аффективного состояния. Все признаки объективной стороны имеют доказательственное значение и изучаются в том числе для установления наличия состояния аффекта у виновного на момент совершения преступления.

Литература:

  1. Уголовное право России. Общая часть: учебник / под ред. Сундурова Ф. Р., Тарханова И. А. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Статут, 2016. — 864 с.
  2. Сысоева, Т. В. Субъективные признаки убийства, совершенного в состоянии аффекта / Т. В. Сысоева // Вестник ТюмГУ. — Тюмень: Изд-во ТГУ, 2003. — № 3. — С. 56–63.
  3. Попов, А. Н. Преступление, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107, 113 УК РФ) / Попов А. Н. — С.-Пб.: Изд-во С.-Петербург. юрид. ин-та Генеральной прокуратуры РФ. — 2004. — 132 c.
  4. Сидоров, Б. В. Аффект. Его уголовно-правовое и криминологическое значение / Б. В. Сидоров. — Казань: Изд-во Казанского университета, 1978. –160 c.
  5. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник для вузов / под ред. В. С. Комиссарова, И. М. Тяжковой, Н. Е. Крыловой. — М.: Статут, 2012. — 879 с.
  6. Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ (ред. от 08.12.2020) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс». URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 20.11.2020).
  7. Романовский, Г. Б. Право на жизнь. Монография / Г. Б. Романовский. — Архангельск: Изд-во Помор. ун-та, 2002. — 167 c.
  8. Кудрявцев, В. Н. К вопросу о причинной связи в уголовном праве / В. Н. Кудрявцев // Советское государство и право. — М., 1950. — № 1. — С. 37–44.
  9. Бородин, С. В. Преступления против жизни / С. В. Бородин. –С-Пб.: Издательство Юридический центр Пресс, 2003. — 467 с.
  10. Тухбатуллин, Р. Р. Особенности объективной стороны составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 107 и 113 УК РФ / Р. Р. Тухбатуллин // Российский следователь. — М.: Юрист, 2005. — № 3. — С. 29–33.
  11. Приговор Междуреченского городского суда Кемеровской области от 21.09.2012 [Электронный ресурс] // ГАС РФ «Правосудие». URL: https://sudrf.ru/ (дата обращения: 20.11.2020).
  12. Приговор Ворошиловского районного суда г. Ростова-на-Дону от 24.01.2018 [Электронный ресурс] // ГАС РФ «Правосудие». URL: https://sudrf.ru/ (дата обращения: 20.11.2020).
  13. Ситковская, О. Д. Аффект: криминально-психологическое исследование / О. Д. Ситковская. — М.: Юрлитинформ, 2001. — 240 c.
Основные термины (генерируются автоматически): состояние аффекта, причинная связь, УК РФ, действие виновного, доказательственное значение, средство совершения преступления, действие, объективная сторона, объективная сторона убийства, обязательный признак.


Задать вопрос