Государственный контроль за соблюдением требований технических регламентов в сфере производства и обращения продукции животного происхождения: актуальные вопросы разграничения полномочий | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №50 (340) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 10.12.2020

Статья просмотрена: 7 раз

Библиографическое описание:

Сафронов, Г. И. Государственный контроль за соблюдением требований технических регламентов в сфере производства и обращения продукции животного происхождения: актуальные вопросы разграничения полномочий / Г. И. Сафронов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 50 (340). — С. 298-302. — URL: https://moluch.ru/archive/340/76373/ (дата обращения: 03.03.2021).



В статье раскрывается проблема дублирования полномочий Россельхознадзора и Роспотребнадзора при осуществления государственного контроля за соблюдением требований одних и тех же технических регламентов, регулирующих производство и обращение пищевой продукции животного происхождения.

Ключевые слова: государственный контроль, дублирование полномочий, технический регламент, пищевая продукция животного происхождения.

В настоящее время требования к качеству и безопасности пищевых продуктов, в том числе животного происхождения, обращающихся на рынке Евразийского экономического союза (ЕАЭС), устанавливаются техническими регламентами. Так, пищевая продукция включена в пункт 54 Единого перечня продукции, в отношении которой устанавливаются обязательные требования в рамках Таможенного союза [1]; пункт 1 статьи 51 Договора о ЕАЭС устанавливает общие принципы технического регулирования в Союзе, одним из которых является «установление единых обязательных требований в технических регламентах Союза или национальных обязательных требований в законодательстве государств-членов к продукции, включенной в единый перечень продукции, в отношении которой устанавливаются обязательные требования в рамках Союза» [2]. При этом, в силу пункта 4 статьи 53 рассматриваемого Договора, «государственный контроль за соблюдением требований технических регламентов Союза проводится в порядке, установленном законодательством государств-членов».

Обязательные требования к пищевой продукции животного происхождения, процессам ее производства, хранения и реализации установлены: Техническим регламентом Таможенного союза (ТР ТС 021/2011) «О безопасности пищевой продукции» [3], Техническим регламентом Таможенного союза (ТР ТС 034/2013) «О безопасности мяса и мясной продукции» [4], Техническим регламентом Таможенного союза (ТР ТС 033/2013) «О безопасности молока и молочной продукции» [5], Техническим регламентом ЕАЭС (ТР ЕАЭС 040/2016) «О безопасности рыбы и рыбной продукции» [6].

Федеральными органами исполнительной власти Российской Федерации, уполномоченными осуществлять контроль за соблюдением требований вышеперечисленных технических регламентов являются Россельхознадзор и Роспотребнадзор [7, 8, 9, 10].

Особо следует отметить, что в постановлениях Правительства РФ, наделяющих названные органы правом по контролю за соблюдением вышеприведенных технических регламентов, отмечается, что Роспотребнадзор, в частности осуществляет такой контроль в пределах своей компетенции в рамках федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора, а Россельхознадзором — в пределах ветеринарного надзора (в том числе, осуществляемого его территориальными органами).

В свою очередь, в указанных технических регламентах ветеринарные, санитарные и санитарно-эпидемиологические требования не разграничены. В ТР ТС 021/2011 дана лишь общая формулировка о том, что им установлены «требования безопасности (включая санитарно-эпидемиологические, гигиенические и ветеринарные) к объектам технического регулирования». С одной стороны это вполне разумно, с другой, — данное обстоятельство приводит к тому, что два органа исполнительной власти (Россельхознадзор и Роспотребнадзор) осуществляют контроль за соблюдением одних и тех же требований, что подтверждается многочисленными примерами судебной практики.

Так, из решения Арбитражного суда Ростовской области от 17 ноября 2020 г. по делу № А53–31259/2020 следует, что Управление Россельхознадзора по Ростовской, Волгоградской и Астраханской областям и Республике Калмыкия обратилось в названный суд с заявлением о привлечении ООО «Кагальницкий молочный завод» к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.43 КоАП РФ. Требования административного органа судом удовлетворены.

Поводом к возбуждению дела об административном правонарушении послужило выявление несоответствия образца продукции — молока питьевого, производства ООО «Кагальницкий молочный завод» требованиям ТР ТС 021/2011 и ТР ТС 033/2013. Так, из протокола лабораторных испытаний вытекает, что в указанном образце было выявлено снижение пищевой ценности по массовой доле белка, что было расценено административным органом, как нарушение требований ч. 1 ст. 7 ТР ТС 021/2011, п.п. 1, 5, 30 ТР ТС 033/2013.

Из решения Арбитражного суда Саратовской области от 13 марта 2020 г. по делу № А57–30658/2019 вытекает, что Управление Роспотребнадзора по Саратовской области обратилось в суд с заявлением о привлечении ЗАО Маслодельный завод «Хвалынский» к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.43 КоАП РФ. Требования административного органа судом удовлетворены. Обществу в числе прочих нарушений вменялось производство и выпуск в обращение питьевого молока со сниженной пищевой ценностью по массовой доле белка.

Не стоит полагать, что вышеуказанные решения арбитражных судов являются единичным случаем и оспаривание данных судебных актов в судах вышестоящих инстанций привело бы к их отмене.

Например, решением Арбитражного суда Рязанской области от 13 февраля 2020 г. по делу № А54–10599/2019 ООО «РМЗ» было привлечено к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.43 КоАП РФ за изготовление и выпуск в обращение молока питьевого и сметаны со сниженной пищевой ценностью (массовая доля жира и массовая доля белка). Примечательно, что в ходе судебного разбирательства Общество оспаривало компетенцию Россельхознадзора в части контроля за качеством и безопасностью готовой молочной продукции. Суд, однако, отметил, что в соответствии с постановлениями Правительства РФ об уполномоченных органах по осуществлению государственного контроля за соблюдением требований ТР ТС 021/2011 и ТР ТС 033/2013 Россельхознадзор вправе осуществлять контроль за исполнением требований названных технических регламентов в рамках государственного ветеринарного контроля. При этом государственный ветеринарный контроль включает в себя отбор проб образцов продукции и их исследование на соответствие требованиям качества и безопасности. Суд также отметил, что «в Российской Федерации отсутствуют нормативно-правовые акты, разграничивающие полномочия по проверке молока и молочных продуктов и относящие проведение проверки качества сметаны к полномочиям иных государственных органов». Следует учесть, что решение по рассматриваемому делу обжаловалось ООО «РМЗ» в судах апелляционной и первой кассационной инстанций, и было оставлено без изменения.

Содержание технических регламентов, а также примеров судебной практики свидетельствует также и о пересечении компетенции Россельхознадзора и Роспотребнадзора в части контроля за наличием и состоянием рабочей одежды сотрудников на предприятиях по переработке мяса птицы — нарушение требований статьи 10 ТР ТС 021/2011) [11,12].

Третий «камень преткновения» — контроль за требованием к состоянию производственных помещений предприятий молочной и мясной промышленности (статья 14 ТР ТС 021/2011). Он также осуществляется и тем, и другим ведомством [13, 14].

Многочисленные вопросы в практике возникают и по поводу осуществления контроля названными службами за внедрением и поддержанием на предприятиях мясной промышленности процедур, основанных на принципах ХАССП (система менеджмента безопасности пищевой продукции); а также контроля за наличием в производственных помещениях умывальников для мытья рук (статьи 10, 14 ТР ТС 021/2011) [15,16].

Итак, тенденция по контролю за соблюдением одних и тех же требований со стороны обоих органов — налицо.

Она обусловлена недостатками в подзаконных нормативных правовых актах, устанавливающих компетенцию административных органов по контролю за соблюдением требований технических регламентов. На необходимость перераспределения полномочий между Россельхознадзором и Роспотребнадзором в части контроля за пищевой продукцией животного происхождения уже указывали ученые [17, с. 13–14.]. За рубежом такой опыт имеется. Например, в Германии контроль за качеством и безопасностью всех пищевых продуктов осуществляет Федеральное управление защиты прав потребителей и безопасности пищевых продуктов (BVL), вопросы компетенции указанного органа власти определены законом [18].

Один из основных принципов технического регулирования указан в статье 3 одноименного Закона, согласно которому «недопустимо одновременное возложение одних и тех же полномочий на два и более органа государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов» [19].

Ю. А. Тихомиров констатировал: «к сожалению, в построении и деятельности государственных органов сохраняются неопределенные и расплывчатые юридические характеристики их функций, полномочий и взаимоотношений между собой. Налицо дублирование и снижение ответственности, с одной стороны, и «выпадение» актуальных проблем из круга управленческих дел с другой» [20, с. 74].

По поводу «размытого правового регулирования» высказался и Конституционный Суд РФ указав, что «неопределенность правовой нормы влечет ее неоднозначное понимание и, следовательно, возможность ее произвольного применения, а потому и нарушение принципа равенства, соблюдение которого может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями; неопределенность же ее содержания порождает опасность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и ведет к произволу, к нарушению не только принципов равенства и верховенства закона, но и установленных Конституцией Российской Федерации гарантий государственной, включая судебную, защиты прав, свобод и законных интересов граждан» [21].

Дублирование полномочий органов исполнительной власти приводит к неэффективному расходованию бюджетных средств, к излишней нагрузке на бизнес и подавлению деловой активности.

Кратко резюмируем изложенное. Анализ требований технических регламентов, положений, отражающих компетенцию Россельхознадзора и Роспотребнадзора, правоприменительной практики позволяет констатировать отсутствие четких критериев для разграничения полномочий между указанными ведомствами в ходе осуществления контроля за соблюдением требований таких технических регламентов, как: о безопасности пищевой продукции, о безопасности молока и молочной продукции, о безопасности мяса и мясной продукции, о безопасности рыбы и рыбной продукции. Дублирование и конкуренция полномочий приводят к дополнительной нагрузке на бизнес: службы проверяют соблюдение одних и тех же требований, что противоречит духу и букве Закона о техническом регулировании. Очевидно, данный вопрос может быть решен путем внесения соответствующих изменений в положения об указанных службах с целью конкретизации и разграничения их полномочий.

Литература:

  1. Решение Комиссии Таможенного союза от 28 января 2011 г. № 526 «О Едином перечне продукции, в отношении которой устанавливаются обязательные требования в рамках Таможенного союза» (с изм. и доп., включая от 21 февраля 2020 г.) // СПС «КонсультантПлюс».
  2. Договор о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 г. (в ред. договоров от 10 октября 2014 г., 23 декабря 2014 г. и протоколов от 8 мая 2015 г., 15 марта 2018 г.) // СПС «КонсультантПлюс».
  3. Решение Комиссии Таможенного союза от 9 декабря 2011 г. № 880 «О принятии технического регламента Таможенного союза «О безопасности пищевой продукции» (с изм. и доп., включая от 11 июля 2020 г.) // СПС «КонсультантПлюс».
  4. Решение Совета Евразийской экономической комиссии от 9 октября 2013 г. № 68 «О техническом регламенте Таможенного союза «О безопасности мяса и мясной продукции» // СПС «КонсультантПлюс».
  5. Решение Совета Евразийской экономической комиссии от 09 октября 2013 г. № 67 «О техническом регламенте Таможенного союза «О безопасности молока и молочной продукции» (с изм. и доп., включая от 19 декабря 2019 г.) // СПС «КонсультантПлюс».
  6. Решение Совета Евразийской экономической комиссии от 18 октября 2016 г. № 162 «О техническом регламенте Евразийского экономического союза «О безопасности рыбы и рыбной продукции» // СПС «КонсультантПлюс».
  7. Постановление Правительства РФ от 28 августа 2013 г. № 745 «Об уполномоченных органах Российской Федерации по осуществлению государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технического регламента Таможенного союза «О безопасности пищевой продукции» // СЗ РФ. — 2013. — № 35, ст. 4529.
  8. Постановление Правительства РФ от 21 мая 2014 г. № 475 «Об уполномоченных органах Российской Федерации по осуществлению государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технического регламента Таможенного союза «О безопасности мяса и мясной продукции» // СЗ РФ. — 2014. — № 22, ст. 2883.
  9. Постановление Правительства РФ от 21 мая 2014 г. № 474 «Об уполномоченных органах Российской Федерации по осуществлению государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технического регламента Таможенного союза «О безопасности молока и молочной продукции» // СЗ РФ. — 2014. — № 22, ст. 2882.
  10. Постановление Правительства РФ от 19 июля 2017 г. «Об уполномоченных органах Российской Федерации по осуществлению государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технического регламента Евразийского экономического союза «О безопасности рыбы и рыбной продукции» // СЗ РФ. — 2017. — № 30, ст. 4679.
  11. Решение Арбитражного суда Чувашской Республики от 09 декабря 2019 г. по делу № А79–10548/2019 (Об отказе удовлетворения требования, заявленного ООО к Управлению Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Чувашской Республике и Ульяновской области, о признании незаконным и отмене постановления по делу об административном правонарушении, квалифицированному по ст. 14.43 КоАП РФ) // СПС «КонсультантПлюс».
  12. Решение Арбитражного суда Свердловской области от 03 февраля 2020 г. по делу № А60–63638/2019 (Об отказе удовлетворения требования, заявленного индивидуальным предпринимателем к Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Свердловской области в г. Красноуфимске, о признании незаконным и отмене постановления по делу об административном правонарушении, квалифицированному по ст. 14.43 КоАП РФ) // СПС «КонсультантПлюс».
  13. Решение Арбитражного суда Псковской области от 10 февраля 2020 по делу № А52–5482/2019 (о частичном удовлетворении требования, заявленном ООО к Управлению Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору о признании незаконным и изменении постановления в части назначения административного наказания и назначении административного наказания в виде предупреждения по ст. 14.43 КоАП РФ) // СПС «КонсультантПлюс».
  14. Решение Арбитражного суда Свердловской области от 08 сентября 2020 г. по делу № А60–27053/2020 (об отказе требования, заявленного ООО к заместителю главного государственного санитарного врача по Свердловской области Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Свердловской области о признании незаконным постановление по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 14.43 КоАП РФ) // СПС «КонсультантПлюс».
  15. Решение Арбитражного суда Курской области от 31 августа 2020 г. по делу № А35–4177/2020 (Об удовлетворении требования, содержащегося в заявлении Управления федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Орловской и Курской областям к ООО о привлечении к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 14.43 КоАП РФ) // СПС «КонсультантПлюс».
  16. Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19 мая 2020 г. по делу № А56–133459/2019 (О частичном удовлетворении требования, содержащегося в заявлении ООО «Культура-Агро» об оспаривании постановления Территориального отдела Роспотребнадзора по Ленинградской области в Тихвинском районе, и об изменении (снижение размера административного штрафа) постановления по делу об административном правонарушении, согласно которому ООО «Культура-Агро» привлечено к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.43 КоАП РФ) // СПС «КонсультантПлюс».
  17. Калинин Г. И. Государственное управление в сфере ветеринарии: содержание административно–правового регулирования и направления разрешения основных проблем: Автореф. дисс... канд. юрид. наук.– Воронеж. — 2013. 25 с.
  18. Gesetz über die Errichtung eines Bundesamtes für Verbraucherschutz und Lebensmittelsicherheit vom 6 August 2002 (geänd. mWv 27.06.2017) / BGBl. I S. 3082, 3084.
  19. Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании» (с изм. и доп., включая от 28 ноября 2018 г.) // СЗ РФ. — 2002. — № 52, ст. 5140.
  20. Тихомиров Ю. А. Теория компетенции. — М.: Изд. г-на Тихомирова, 2001. 355 с.
  21. Постановление Конституционного Суда РФ от 23 июня 2020 г. № 28-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 4.6 и части 1.3 статьи 32.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом Костромского областного суда» // СЗ РФ. — 2020. — № 27, ст. 4286.
Основные термины (генерируются автоматически): пищевая продукция, соблюдение требований, государственный контроль, животное происхождение, Технический регламент, регламент, Таможенный союз, техническое регулирование, требование, Арбитражный суд.


Ключевые слова

технический регламент, государственный контроль, дублирование полномочий, пищевая продукция животного происхождения
Задать вопрос