Теоретические основы политэкономического анализа международных отношений | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Политология

Опубликовано в Молодой учёный №50 (340) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 11.12.2020

Статья просмотрена: 24 раза

Библиографическое описание:

Гонтарь, А. К. Теоретические основы политэкономического анализа международных отношений / А. К. Гонтарь. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 50 (340). — С. 541-544. — URL: https://moluch.ru/archive/340/76326/ (дата обращения: 03.03.2021).



В статье автор пытается систематизировать общественные знания о теориях политэкономического анализа международных отношений.

Ключевые слова: международная политическая экономия, государство, международная система, политэкономия.

Международная политическая экономия (МПЭ) — направление в изучении теории и практики международных отношений, возникшее на рубеже 1960-х —1970-х годов в ведущих университетах США и Великобритании [7]. 1980-е годы охарактеризовались не только формированием МПЭ как отдельной научной дисциплины, но и выходом за рамки одноуровневой государственно-центристской картины мира, характерной для политологических парадигм [6]. Развитие экономических теорий, интеграция экономического знания в политологию, попытки определить экономический измеритель в теории международных отношений — эти и многие другие причины привели к появлению политэкономии и ее развитию как научной дисциплины. Политэкономические исследования охватывают широкий сектор международных явлений и процессов: торговые и финансовые отношения между государствами, транснационализация, регионализация и интеграция, экономические причины формирования политической карты региона и пр.

В международной политэкономии особое внимание уделяется негосударственным субъектам: гражданам, бизнесу, иным акторам. Национальные государства играют значительную роль во внутренних и международных делах; и политический, и экономический анализ необходим для понимания работы международной экономики [1].

Как и в любой научной дисциплине, в международной политэкономии используются различные теории и концепции. Например, Роберт Гилпин анализирует МПЭ с позиций реализма, а точнее в своих исследованиях он пишет о «реализме, ориентированном на государство».

Реализм (political realism) — это философская позиция и аналитическая точка зрения; это не обязательно моральное обязательство перед государством-нацией. Следует различать две основные реалистические интерпретации международных отношений, то есть между государственным и системным реализмом [1, c. 423]. Государственно-ориентированный реализм является традиционной формой реализма, связанной с Фукидидом, Макиавелли и Моргентау, а также многими другими; в нем подчеркивается, что государство (город, империя или национальное государство) является основным действующим лицом в международных делах, а также тот факт, что нет никакой власти, превосходящей эти суверенные политические единицы; эта позиция утверждает, что анализ должен сосредоточиться на поведении отдельных состояний. Системный реализм, или то, что иногда называют структурным реализмом или неореализмом, является более поздней версией реалистической мысли и в первую очередь связан с инновационной и влиятельной теорией международной политики Кеннета Уолтца (Theory of International Politics, 1979) [1, c. 423].

Согласно реализму Гилпина государство является основным действующим лицом в международных делах, однако не исключается важность негосударственных субъектов (многонациональные фирмы, международные институты и неправительственные организации). Тем не менее, ответственность за принятие экономических решений лежит на национальных правительствах, несмотря на то, что такие структуры, как Всемирный банк, Международный валютный фонд и другие, являются важными действующими структурами в международных экономических делах. Прежде всего, государство заботится о своих национальных интересах и использует свою силу, чтобы влиять на положительные экономические результаты. В то же время национальные интересы зависят от географического положения общества и их физических потребностей экономики. Роберт Гилпин считает, что интересы и политика государств определяются правящей политической элитой, давлением влиятельных групп в национальном обществе и характером «национальной системы политической экономии» [1, c. 423]. Также Гилпин утверждает, что главной заботой государства всегда будет оставаться национальная безопасность. В этом смысле его позиция схожа с позицией Кеннета Уолтца о том, что государства должны постоянно принимать меры против фактических или потенциальных угроз их политической и экономической независимости.

Одним из наиболее важных современных критических подходов к реализму является «конструктивизм» [3]. Конструктивизм на первое место ставит социальное происхождение международной политики, а не отражение объективной реальности. Сторонники этого подхода акцентируют внимание на идеях, человеческом факторе и социальных структурах в вопросе ведения политических дел. По их мнению, именно люди могут построить удобную политическую и гуманную систему (вселенную). Реализм они критикуют за абсолютный материализм и за то, что реалисты смотрят на политический мир через технологическую силу, физические обстоятельства и иные объективные факторы. Из–за акцента на материальных интересах реалистического подхода конструктивисты в анализе МПЭ уделяют ключевое внимание идеям идентичности общества. Социально-политическая природа общества, национальная идеология и политическая идентичность — все это способствует определению обществом его интересов и влияет на его поведение.

Реалисты, однако, не согласны с позицией конструктивизма о том, что идентичность является наиболее важным или единственным определяющим фактором внешней политики страны [1]. Государственно-ориентированная интерпретация международной политической экономии (IPE) отвергает популярное среди многих ученых, официальных лиц и комментаторов убеждение в том, что экономические и технологические силы затмили национальное государство и создают глобальную мировую экономику, в которой существуют политические границы и национальные правительства больше не важны [4]. Роберт Гилпин считает, что даже в эпоху глобализации государства осуществляют экономическую политику, отвечающую национальным интересам. Эти национальные экономические интересы включают получение выгодной доли от международной экономической деятельности и сохранение национальной автономии. То, как функционирует мировая экономика, определяется как рынками, так и политикой национальных государств, особенно политикой могущественных государств [1, c. 423]. Взаимодействие политических амбиций и соперничества государств, включая их совместные усилия, создают рамки политических отношений, в которых действуют рынки и экономические силы [1, c. 423].

Реализм Роберта Гилпина заключает: функционирование мировой экономики определяется как рынками, так и политикой национальных государств. Рынок действительно является мощной силой в определении экономических и политических вопросов. По этой причине требуется как политический, так и экономический анализ, чтобы понять реальное функционирование и эволюцию глобальной экономики.

Теория гегемонистской стабильности (hegemonic stability theory) Роберта Гилпина ставит в центр концепцию экономического лидерства государства — гегемона. Согласно этой теории, государства выступают главными субъектами международных отношений, они конфликтуют между собой из — за различий в национальных интересах. Существенной характеристикой международной системы является распределение силы, а системные ограничения влияют на поведение государств. Государственные интересы и внутриполитические факторы определяют политическую стратегию. Гилпин уверен, что вместо статического понимания распределения силы как отношения нужно опираться на понятие «динамики силовых взаимодействий во времени». Элементами международной системы являются различного типа государства с их политическими процессами и структурами. Между государствами осуществляется регулярное взаимодействие в экономике, военном деле, культуре, дипломатии. Оно носит различную форму: от редких контактов до тесных связей и сотрудничества. При этом определяющими являются финансово-экономические отношения и международное разделение труда.

По Гилпину, все государства испытывают определенное влияние со стороны системы, определяемое распределением силы. Но не система вообще, а именно государство-лидер навязывает свою волю остальным, реализуя собственные национальные интересы.

Стабильность международной системы приходится на фазу наиболее устойчивого господства гегемона. В силу цикличности развития стабильность не вечна. Взлет и падение гегемона «во многом является функцией накопления и затем исчерпания экономических излишков».

Сначала сила и власть государства-гегемона растет, на пике своего развития у гегемона наблюдается приток ресурсов, усиливается его сила. Однако гегемония одного не длится долго, и он встречается с противодействием других государств, что приводит к силовому равновесию в международной системе. Вскоре лидер теряет сою силу и уходит. Упадок гегемона сопровождается внутриэкономическими проблемами и деградацией политической системы. Потребности процветающего общества опережают темпы развития производства. Внутри гегемона наблюдается моральная деградация общества, проявляется коррупция. Упадок лидера вызван ещё и отсутствием возможности сохранить высокие темпы экономического роста, международной торговли и притока инвестиций. Утрата экономического и технологического лидерства вызвана утечкой передовых технологий и смещением экономической активности и инноваций на периферию. Все это приводит к перераспределению сил. По теории гегемонистской стабильности Роберта Гилпина, отсутствие гегемона приведет к хаосу. Сохранить господство и стабильность можно за счет повышения эффективности использования ресурсов.

В международной политической экономии нельзя исключать важность национальных экономик, поэтому одним из аспектов изучения МПЭ стало исследование «национальных систем политической экономии» и их значения для мировой экономики. Роль внутренних экономик и различий между этими экономиками стали существенными детерминантами международных экономических отношений [1, c. 423]. По мере развития экономической взаимозависимости национальные различия все чаще становятся предметом международных переговоров, а также способствуют росту экономического регионализма. Тем не менее, Роберт Гилпин выделял три экономические системы в мире, которые имеют фундаментальные различия между своими национальными экономиками: Соединенные Штаты Америки (США), Германия и Япония. Эти государства выступают не только важнейшими глобальными игроками в политике и экономике, но они также являются архетипами для многих других экономик. Например, американская экономическая система схожа с другими «англосаксонскими» экономиками, в то время как японская экономика выступает моделью для «капиталистических» экономик Тихоокеанской Азии.

Стоит выделить аспекты, по которым различаются национальные политэкономические системы:

1)основные цели экономической деятельности нации государства;

2)роль государства в экономике;

3)структура корпоративного сектора и практика частного бизнеса.

Каждое правительство стремится обеспечить благосостояние своих граждан и, в зависимости от этого, делает акцент на конкретных целях.

Цель экономической деятельности в конкретной стране во многом определяет роль государства в этой экономике. В либеральных обществах роль государства сведена к минимуму, рынок обладает широкой автономией, государство лишь стремится не допустить рыночных сбоев и обеспечить общественное благо. Типичным примером такого ограниченного участия государства в национальной экономике является американская экономическая система. Иная ситуация наблюдается в обществах с коллективными целями: роль государства в экономике значительно выше. Например, у японцев роль правительства в экономике ограничивается «административным руководством».

Ещё одним важным компонентом национальной политической экономии выступает система корпоративного управления и практики частного бизнеса. Американские, немецкие и японские корпорации имеют разные системы корпоративного управления и по-разному организуют свою экономическую деятельность (производство, маркетинг и т. д.). Например, акционеры играют важную роль в управлении американским бизнесом, в Японии и в Германии, наоборот, банки занимают ведущее положение. Кроме того, можно отметить тот факт, что крупнейшие американские фирмы часто инвестируют за рубеж, японские же фирмы предпочитают инвестировать и производить у себя в стане.

Говоря об американской экономической системе, можно выделить тот факт, что она строится на неоклассических принципах организации, нацелена на максимальное удовлетворение потребностей потребителя и стремится обеспечить быструю адаптацию экономики к изменениям. В то время как, японская экономическая система стремится обеспечить социальную гармонию. Однако противники японского подхода считают такую систему негибкой, даже меркантилистской, не отвечающей запросам других обществ. Немецкая экономическая система нацелена на установлении социального рынка. Такие различия в национальных экономических системах оказывают значительное влияние на характер, степень и динамику развития всей мировой экономики. Конечно, на развитие мировой экономики влияет и уровень взаимозависимости национальных экономик, их интегрированность друг с другом. Движение к экономическому регионализму или региональной торговле приобрели новую, более ускоренную, силу в середине 1980-х годов и оказали значительное влияние на состояние современной мировой экономики. Новый регионализм носит более глобальный характер и включает в себя интеграцию не только торговли, но также финансов и прямых иностранных инвестиций [1, c. 423].

Очевидно, что растущая взаимозависимость национальных экономик ведет к тому, что правовые, политические и структурные различия между национальными обществами становятся все более важными, и часто становятся источником напряженности и политических конфликтов. Различающиеся национальные системы политической экономии представляют собой серьезное препятствие на пути движения к еще более открытой многосторонней глобальной экономике. Различия в таких вопросах, как политика в области конкуренции, деловые практики и структуры кооперации, стали основными проблемами международной торговли и других переговоров.

Литература:

  1. Gilpin R. Global Political Economy Understanding the international economic order/ Robert Gilpin. — Princeton University Press, 2001. — 423 p.
  2. Kang David C. East Asia before the West / David C. Kang. — Columbia University Press. — New York. — 2012. — 239 p.
  3. Alexander W. Social Theory of International Politics / W. Alexander — New York: Columbia University Press. — 1999.
  4. For an early expression of this “end of the state” thesis, see Edward Hallett Carr, Nationalism and After — London: Macmillan, 1945.
  5. Дугин А. Г. Международные отношения: учеб. пособие/ А. Г. Дугин. — М.: Академический проект, 2014.— С. 431.
  6. Олейнов А. Г. Международная политэкономия: предмет и метод / А. Г. Ткаченко// Мировая экономика и международные отношения. — 2017. — Том 61. — № 2. — С. 55–65.
  7. Ткаченко С. Л. Международная политэкономия — российская школа / С. Л. Ткаченко// Вестник Санкт-Петербургского Университета. — 2015. —№ 4. — С. 106–118.
Основные термины (генерируются автоматически): государство, международная система, мировая экономика, экономика, международная политическая экономия, американская экономическая система, интерес, отношение, политический, роль государства.


Ключевые слова

политэкономия, государство, международная политическая экономия, международная система
Задать вопрос