Российско-китайское взаимодействие в рамках деятельности Азиатского банка инфраструктурных инвестиций как важная составляющая Экономического пояса Шелкового пути | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Политология

Опубликовано в Молодой учёный №50 (340) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 10.12.2020

Статья просмотрена: 18 раз

Библиографическое описание:

Лац, М. П. Российско-китайское взаимодействие в рамках деятельности Азиатского банка инфраструктурных инвестиций как важная составляющая Экономического пояса Шелкового пути / М. П. Лац. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 50 (340). — С. 555-558. — URL: https://moluch.ru/archive/340/76303/ (дата обращения: 04.03.2021).



В 2019 году Россия и КНР, отмечающие 70-летие установления дипломатических отношений, достигли нового уровня взаимодействия. Лидеры стран объявили о вступлении российско-китайских отношений в новую эпоху, что подразумевает еще большую взаимную поддержку по всем направлениям. В данной статье оценивается потенциальное влияние двух взаимосвязанных многосторонних инициатив: Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП) и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ) на российско-китайское сотрудничество в Евразии.

Ключевые слова : Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, АБИИ, Экономический пояс Шелкового пути, ЭПШП, российско-китайское сотрудничество, инфраструктура, инвестиции.

АБИИ (Азиатский банк инфраструктурных инвестиций) является механизмом финансирования инициативы «Один пояс — один путь». Идея о создании проекта была выдвинута председателем КНР Си Цзиньпином в октябре 2013 года для финансирования инфраструктурного развития в рамках реализации инициативы «Новый шелковый путь» [3, с. 18–29].

В качестве целей АБИИ указываются содействие устойчивому развитию инфраструктуры в Азии и региональное сотрудничество в рамках двусторонних и многосторонних форматов. «Идейным центром» АБИИ стало Министерство финансов КНР со штаб-квартирой в Пекине. В Соглашении об АБИИ КНР называется термином «Trustee» или попечитель [1, с. 5].

Уставной капитал АБИИ составит 100 млрд. долл. Китай стал крупнейшим акционером АБИИ (26 % голосов) с правом вето, закупив пакет акций на сумму 29,7 млрд. долл. За Китаем следуют Индия (уставной капитал — 8,3 млрд. долл.) и Россия. В марте 2015 г. Россия приняла решение о вступлении в АБИИ и 29 июня 2015 г. стала обладателем 65 тыс. акций банка, получив 5,92 % голосов. Доля России в разрешенном капитале составит 6,5 млрд долл. [1, с. 30].

Оформление России в качестве азиатского члена АБИИ свидетельствует об «азиатском уклоне» во внешней политике, привилегированном статусе и особых партнерских отношениях Москвы и Пекина. Президент АБИИ Цзинь Лицюнь характеризует взаимосвязь АБИИ и ЭПШП как «два двигателя одного самолета». По словам председателя АБИИ, они связаны между собой, но по-прежнему являются независимыми.

АБИИ позиционируется как азиатский банк, 75 % капитала которого принадлежит странам Азии. Несмотря на то, что основной валютой банка называется доллар, во многих статьях Соглашения упоминается о возможности применения других валют. Таким образом, АБИИ будет отдавать приоритет инфраструктурным проектам, осуществляемым в Азии, в том числе и в России.

Новый финансовый институт или так называемый «китайский план Маршалла» по сути представляется альтернативой американоцентричной финансовой системе, напоминающей японскую «сферу взаимного процветания» [4, с. 58]. Некоторые экономисты рассматривают АБИИ в качестве конкурента МВФ и Всемирному банку. Реагируя на различные опасения, президент АБИИ Цзинь Лицюнь сравнил АБИИ с рестораном, судить о качестве обслуживания в котором должны потребители, а не другие рестораны.

Устав АБИИ предусматривает трёхуровневую структуру управления, состоящую из Совета управляющих, Совета директоров и Исполнительного совета [1, с. 13–18]. Важно отметить, что Россия представлена в Совете управляющих и в Совете директоров, но отсутствует в Исполнительном совете. Возможно, причина этого кроется в некоторой обиде китайской стороны из-за продолжительных переговоров.

В настоящее время обсуждается проблематика членства России в АБИИ, а именно характеристика основных целей и выгод. Во-первых, Россия как важная страна АТР, в настоящее время находящаяся под санкциями Запада, все больше внимания уделяет Востоку. Во-вторых, активное участие России в строительстве ЭПШП при финансировании АБИИ дает надежду на развитие инфраструктуры Дальнего Востока и Сибири, на создание привлекательного образа [2, с. 92–95].

АБИИ и ЭПШП объединил партнеров Китая и России из Средней и Центральной Азии. Россия весьма заинтересована в установлении политической стабильности в странах Центральной Азии, а также в развитии инфраструктуры, что существенно повысит пропускную способность транспортных каналов Сибири.

Однако проекты в рамках коридора Китай — Центральная Азия, идущего в обход России имеют меньше шансов на поддержку Москвы. России важно получить гарантии уважения интересов России в странах Центральной Азии со стороны Китая. Перед Россией стоит задача встроиться в евроазиатские транспортные коридоры для того, чтобы стать «евразийским мостом» в культурном и экономическом плане между Востоком и Западом [3, с. 18–29].

Стоит обратить внимание на то, что Китай видит Россию в рамках АБИИ как стратегического партнера. Россия в свою очередь, на фоне сложных отношений с Западом заинтересована в усилении сотрудничества в АБИИ со своим крупнейшим торговым партнером.

Учреждение АБИИ является важным шагом к инфраструктурному развитию России. Президент РФ В. В. Путин на встрече с президентом АБИИ Цзинь Лицюнем в мае 2016 г. предложил рассмотреть ряд российских проектов: ж/д магистрали Транссиба и БАМа, обустройство Северного морского пути и особые экономические зоны на Дальнем Востоке [4, с. 58]. Задачи углубления регионального и международного сотрудничества всецело отвечают потребностям РФ в повышении уровня развития инфраструктуры ДФО, а также совпадают с целью укрепления региональной интеграции, которую поддерживает ЕАЭС.

В отношениях между Россией и Китаем прослеживается отход от установленных границ ЭПШП, карта которого не закреплена в официальных документах. Также существует проблематика дублирования функций АБИИ со стороны таких финансовых структур, как НБР (Новый банк развития) БРИКС и ФШП. Пока что решение данных проблем в основном сводится к выходу АБИИ за рамки финансовой дипломатии КНР и к развитию экономического сотрудничества с Россией. В этой связи, АБИИ выступает в качестве связующего элемента оси «Москва-Дели-Пекин». Нельзя не отметить сходство АБИИ с НБР БРИКС, который является более гибким в отношении присоединения новых членов [4, с. 59].

Среди важнейших механизмов взаимодействия в АТР необходимо обозначить инвестиционное сотрудничество РКИФ (российско-китайского инвестиционного фонда) и АБИИ, направленное на развитие двусторонних торгово-экономических отношений. РКИФ может принять участие в проектах АБИИ, либо привлекать кредиты АБИИ в свои проекты. Деятельность АБИИ так же пересекается с ФШП (Фондом Шелкового Пути). Именно через ФШП китайцы инвестировали в «Ямал СПГ» и «Сибур».

Китай во взаимодействии с Россией обеспечивает занятость населения и развивает необходимую инфраструктуру для импорта российского сырья. Россия же стремится уйти от долларовой гегемонии. Китайские СМИ отмечают необходимость «интернационализации юаня», чему активно способствует АБИИ, взявший на себя ответственность за продолжение дальнейших реформ МВФ и Всемирного банка, что также является целью Китая и России.

Что касается особенностей взаимодействия Китая и России в АБИИ, то в рамках АБИИ взаимодействие Пекина и Москвы по большей части ограничивается меморандумами о взаимопонимании, но не приводит к реализации конкретных проектов. Пекин с осторожностью смотрит на список из 40 транспортных проектов. Например, Китай притормозил проект ВСМ (высокоскоростная магистраль) Москва — Казань: китайская сторона настаивает на условиях его коммерческой окупаемости.

АБИИ зачастую выделяется исследователями как основа международного и регионального сотрудничества в Большой Евразии, а сотрудничество России и Китая как в рамках АБИИ, так и в рамках других международных инвестиционных институтов имеет определяющее значение для Большого евразийского партнерства [5, с. 355–358].

Прогнозируемый успех банка с китайской спецификой прежде всего стоит рассматривать как совместную с Россией победу. Теперь в обозримом будущем необходима упорная работа по укреплению институтов и созданию позитивной репутации России у китайских инвесторов. Едва ли АБИИ превратится в интеграционную группировку Большой Евразии подобную ЕС, однако движение к единому экономическому пространству в рамках ЭПШП представляется возможным.

Литература:

  1. Asian Infrastructure Investment Bank Articles of Agreement [Electronic resource]: 2015. URL: https://clck.ru/Ji4Sm.
  2. Леженина Т. В., Тригубенко М. Е. О китайских проектах «Экономический пояс Шелкового пути» и «Азиатский банк инфраструктурных инвестиций» [Текст] // Финансовая экономика. № 2. 2015. С. 92–95.
  3. Луконин С. А. Экономический пояс Шелкового пути: риски и возможности для России [Электронный ресурс] // Международная торговля и торговая политика. 2015. № 4 (4). URL: https://clck.ru/SM5QL.
  4. Сведенцов В. Л. Новые международные региональные банки развития и интересы России [Электронный ресурс] // Мир новой экономики. 2017. № 1. URL: https://clck.ru/Ji3rL.
  5. Чэнь Сяо, Сазонов С. Л. Азиатский банк инфраструктурных инвестиций как основа сотрудничества большой евразии-2030 [Электронный ресурс] // Большая Евразия: Развитие, безопасность, сотрудничество. 2018. № 1–1. URL: https://clck.ru/JgGDu.
Основные термины (генерируются автоматически): Россия, Китай, азиатский банк, Центральная Азия, Шелковый Путь, Евразия, пекин, проект, Всемирный банк, Дальний Восток.


Ключевые слова

инвестиции, инфраструктура, Экономический пояс Шелкового пути, ЭПШП, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, АБИИ, российско-китайское сотрудничество
Задать вопрос