Некоторые вопросы уголовно-правовой квалификации посредничества во взяточничестве | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №49 (339) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 05.12.2020

Статья просмотрена: 10 раз

Библиографическое описание:

Лобанова, Л. А. Некоторые вопросы уголовно-правовой квалификации посредничества во взяточничестве / Л. А. Лобанова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 49 (339). — С. 267-270. — URL: https://moluch.ru/archive/339/76122/ (дата обращения: 01.03.2021).



Коррупция является одной из наиболее значимых проблем современного общества, она препятствует решению важнейших экономических и политических задач, подрывает авторитет власти, мешает развитию государства, способствует росту преступности. Борьба с коррупционными преступлениями в настоящее время приобретает важное значение. Эффективность данной борьбы зависит от единообразного применения закона и правильной квалификации преступлений коррупционной направленности. Одной из самых распространенных и опасных форм проявления коррупции, имеющей в России глубокие исторические корни, является взяточничество. В связи с этим особое место занимает противодействие коррупционным преступлениям связанным с взяточничеством. Федеральным законом от 4 мая 2011 г. N 97-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и КоАП РФ в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции» [2] были существенно изменены некоторые важнейшие нормы главы 30 УК РФ. Данная глава была дополнена статьей 291.1, предусматривающей ответственность за посредничество во взяточничестве [1]. До внесения данных изменений посредничество квалифицировалось как соучастие в получении или даче взятки. Таким образом, посредничество во взяточничестве становится не соучастием, а самостоятельным преступлением. Введение в уголовный закон отдельного состава, который устанавливает ответственность за посредничество во взяточничестве являлось оправданным и логичным, поскольку расширяло возможности противодействия коррупционным преступлениям. Вместе с тем в связи с конкуренцией правовых норм возникли отдельные сложности при квалификации преступлений. Так, кроме вопросов квалификации отдельного состава возникли проблемы разграничения посредничества во взяточничестве с рядом других смежных составов.

Состав преступления посредничество во взяточничестве включает следующие признаки. Объектом являются общественные отношения, которые обеспечивают нормальное функционирование органов государственной власти, государственной службы, службы в органах местного самоуправления. Объективная сторона состоит в действиях, которые способствуют даче и (или) получении взятки. Эти действия могут быть выражены в непосредственной передаче взятки по просьбе взяткодателя или взяткополучателя, в ином способствовании в достижении коррупционного соглашения между взяткодателем и взяткополучателем или ином содействии в реализации достигнутого между взяткодателем и взяткополучателем коррупционного соглашения. Следует отметить, что для квалификации по ч.1 ст.291.1 УК РФ имеет значение величина передаваемой взятки, а именно, взятка должна составлять значительный размер, который составляет не менее двадцати пяти тысяч рублей. Субъектом является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет. Субъективная сторона выражена в прямом умысле. Статья 291.1 УК РФ закрепляет квалифицированные и особо квалифицированные составы посредничества во взяточничестве. Часть 2 предусматривает ответственность за посредничество во взяточничестве за совершение заведомо незаконных действий (бездействие) либо лицом с использованием своего служебного положения Частью 3 предусмотрено наказание за посредничество во взяточничестве, совершенное: а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) в крупном размере. Часть 4 предусматривает наказание за посредничество во взяточничестве, совершенное в особо крупном размере. Часть 5 содержит самостоятельный состав преступления — обещание или предложение посредничества во взяточничестве. Обещание посредничества выражается в согласии лица осуществить в будущем действия, которые образуют объективную сторону посредничества, или часть этих действий. В основном инициатива исходит от взяткодателя или взяткополучателя, которые обращаются к посреднику. Предложение посредничества выражается в инициативных действиях посредника, который предлагает возможности договориться о совершении действий в интересах дающего взятку или интересах представляемых им лиц. Состав данных преступлений формальный, преступление окончено с момента совершения действий.

Рассматривая сущность преступления посредничество во взяточничестве, следует исходить из содержания ст. 291.1 УК РФ и разъяснений приведенных в Постановлении Пленума ВС РФ № 24 от 09.07.13 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» с изменениями, внесенными Постановлениями Пленума от 3 декабря 2013 г. № 33 и от 24 декабря 2019 г. № 59 [3]. Посредничество во взяточничестве заключается в передаче по поручению взяткодателя или взяткополучателя материальных ценностей, а также другом способствовании в достижении соглашения между взяткодателем и взяткополучателем по вопросу передачи взятки. При этом преступление окончено с момента выполнения посредником одного из действий, направленных на достижение соглашения независимо от того, реализовано ли оно. Если по договоренности между взяткополучателем и посредником деньги и другие ценности, полученные от взяткодателя, остаются у посредника, то преступление считается оконченным с момента получения ценностей посредником. В других случаях преступление окончено при фактической передаче ценностей тому лицу, которому они предназначались. Обещание или предложение посредничества во взяточничестве окончено с того момента, когда совершены действия, направленные на доведение информации до взяткодателя или взяткополучателя о намерении стать посредником.

При квалификации посредничества во взяточничестве необходимо исходить из того, что ответственность установлена за реальное, а не мнимое посредничество во взяточничестве. Так, имеют место случаи, когда лицо при получении материальных ценностей обещает или предлагает передать их взяткополучателю, однако, заведомо не намеревается это делать и обращает ценности в свою пользу. В теории уголовного права такие действия характеризуются как «мнимое посредничество во взяточничестве». Исходя из содержания п. 26 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24 данные действия необходимо квалифицировать как мошенничество без совокупности с преступлением, предусмотренным ч. 5 ст. 291.1 УК РФ. Действия владельца ценностей следует квалифицировать как покушение на дачу взятки. В данном случае преступные действия мнимого посредника не образуют объективной стороны преступления посредничество во взяточничестве, поскольку у мнимого посредника нет стремления способствовать достижению договоренности между взяткодателем и взяткополучателем. Действия мнимого посредника направлены на завладение чужой собственностью и учитывая способ завладения имуществом путем обмана или злоупотребления доверием, такие действия должны быть квалифицированы как мошенничество. Поскольку действия такого мнимого посредника направлены на завладение чужого имущества путем обмана под видом незаконной сделки, следует согласиться с тем, что правильной в данном случае будет являться квалификация мнимого посредничества как мошенничества. (ст. 290 УК РФ). Основное значение в данном случае имеет умысел мнимого посредника, при получении материальных ценностей он должен осознавать, что ценности не будут переданы, а будут присвоены. Возникает вопрос, каким образом следует квалифицировать действия лица, которое оставляет себе часть материальных ценностей в качестве, например, вознаграждения, остальное же передает взяткополучателю. По данному вопросу имеется несколько мнений. Так, существует точка зрения о том, что в этом случае имеется хищение чужого имущества и действия квалифицируются в соответствии со ст. 160 УК РФ [4, с.36–38]. Другая точка зрения направлена на то, что действия должны быть квалифицированы как посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ), а также как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ), если размер неосновательного обогащения посредника является крупным, то есть в сумме, превышающей двести пятьдесят тысяч рублей [5, с. 24]. Кроме того, возникают вопросы в том случае, когда в результате присвоенной посредником части взятки сумма взятки уменьшается до размера менее значительного, то есть взятка становится меньше двадцати пяти тысяч рублей. В этом случае переданные в качестве взятки материальные ценности не образуют размер, необходимый для квалификации посредничества, и в то же время посреднику изначально была передана сумма более двадцати пяти тысяч рублей. Для рассмотрения поставленных вопросов следует обратиться к разъяснениям приведенным в п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24. Действия лица, получившего ценности якобы для передачи должностному лицу в качестве взятки, не намеревавшегося исполнить обещанное и присвоившего ценности, следует квалифицировать как мошенничество. Вместе с тем, признаком объективной стороны мошенничества является способ совершения, который состоит в обмане или злоупотреблении доверием, под воздействием чего владелец ценностей и передает имущество другому лицу [4]. В этой связи признание мошенничеством указанных выше действий посредника не всегда соответствует признакам объективной стороны мошенничества. Как было изложено выше, основное значение имеет умысел мнимого посредника, при получении материальных ценностей он должен осознавать, что ценности не будут переданы, а будут присвоены. Таким образом, правильная квалификация преступных действий связана с определением направленности умысла посредника, что нередко вызывает сложности. Затруднения вызывает также определение момента возникновения у посредника умысла на присвоение материальных ценностей. Исходя из разъяснений, приведенных в п. 13.2 Постановления Пленума ВС РФ от 09 июля 2013 года № 24, посредничество в виде непосредственной передачи взятки квалифицируется как оконченное преступление при условии фактической передачи хотя бы их части лицу, которому они предназначены. Из этого следует, что объем обвинения посредника должен определяться исходя из размера переданных ему материальных ценностей, поскольку передача части взятки была реализована. При таких обстоятельствах посредник должен нести уголовную ответственность за посредничество во взяточничестве из размера переданной ему взятки, в свою очередь взяткополучатель несет уголовную ответственность из размера полученной взятки. Необходимо отметить, что посредничество, в том числе и мнимое, не является редким явлением и перед правоохранительными органами встают вопросы правильной квалификации таких действий.

В теории дискуссионным оставался вопрос о квалификации посредничества во взяточничестве в размере до двадцати пяти тысяч рублей. Так, согласно действующей редакции ст. 291.1 УК размер взятки отнесен к признаку, образующему состав преступления. Если сумма предмета взятки менее двадцати пяти тысяч рублей, состав посредничества во взяточничестве отсутствует. Вместе с тем, существует точка зрения о том, что при незначительном размере взятки посредничество следует квалифицировать по ст. ст. 290 или 291 УК со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК, поскольку посредничество по существу остается видом соучастия в даче или получении взятки. Возникают вопросы о том, что оставление за рамками регулирования ст.291.1 УК РФ действий по посредничеству во взяточничестве в размере менее двадцати пяти тысяч рублей не способствует эффективной борьбе с коррупционными преступлениями. Так, посредники могут заключать ряд гражданско-правовых договоров, передаваемые денежные средства могут делиться между несколькими участниками, что будет нацелено на уклонение от ответственности за посреднические действия. В этой связи представляется, что более логичным стало бы решение законодателя по изменению редакции ст. 291.1 УК РФ и установление ответственности за посредничество во взяточничестве вне зависимости от значительного размера взятки. Это было бы возможно путем исключения из ч.1 ст.291.1 УК РФ указания на значительный размер взятки и включения данного признака в ч.2 ст.291.1 УК РФ.

При разграничении посредничества во взяточничестве от обещания или предложения посредничества во взяточничестве (п. 5. ст. 291.1) необходимо учитывать разъяснения, приведенные в Постановлении Пленума от 9 июля 2013 г. № 24. Критерием разграничения является момент окончания преступного деяния. Если лицо обещает или предлагает посредничество во взяточничестве и впоследствии совершает действия, входящие в состав ч. 1–4 статьи 291.1 УК РФ, действия квалифицируются как посредничество во взяточничестве без совокупности с ч. 5 статьи 291.1 УК РФ. Таким образом, квалификация по ч. 5 ст. 291.1. УК РФ возможна лишь в том случае, когда имела место лишь подготовительная стадия и передача взятки не завершилась успехом. Если действия посредника по склонению взяткодателя к передаче ему предмета взятки, либо взяткополучателя к ее принятию завершились успехом, то такие действия образуют законченный состав интеллектуального посредничества в виде способствования или взяткодателю, или взяткополучателю в достижении соглашения о получении и даче взятки.

Существуют также сложности в установлении признаков объективной стороны состава посредничества. Так, посредничество заключается в передаче по поручению взяткодателя или взяткополучателя материальных ценностей, а также другом способствовании в достижении соглашения между взяткодателем и взяткополучателем по вопросу передачи взятки. В этой связи возникают вопросы о разграничении посредничества с общим составом ст. 290 УК РФ. Следует согласиться с предложением П. С. Яни, по мнению которого основным критерием является принадлежность материальных ценностей, выступающих в качестве взятки [6, с. 24- 29]. Взяткодатель для достижения преступных целей использует имущество, принадлежащее ему на законных основания. Таким образом, посредник действует с использованием чужих материальных ценностей. Данная позиция согласуется также с разъяснениями приведенными в п. 13.4 Постановления Пленума ВС РФ от 09.07.2013 № 24. Представляется также, что кроме того следует учитывать существо интереса, который преследуют стороны. По сути у посредника не возникает прав и обязанностей в результате передачи взятки, интерес посредника существенно отличается от интереса взяткодателя и взяткополучателя, данный интерес заключается лишь в соглашении между взяткодателем и взяткополучателем по вопросу передачи взятки. Реализация коррупционных договоренностей находится вне интересов посредника, тогда как взяткодатель и взяткополучатель заинтересованы в реализации коррупционных схем.

Изложенное в данной статье затрагивает лишь часть вопросов, связанных с проблемами квалификации посредничества во взяточничестве. Приведенные предложения направлены на разрешение данных проблем, что может способствовать совершенствованию уголовно правового законодательства в сфере противодействия коррупционным преступлениям.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 27.12.2018) // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс»
  2. ФЗ от 4 мая 2011 г. N 97-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и КоАП РФ в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции» // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс»
  3. Постановление Пленума ВС РФ № 24 от 09.07.13 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс»
  4. Грошев А. В. Мнимое посредничество во взяточничестве: вопросы квалификации // Российский следователь. 2012. N 23.
  5. Моисеенко М. И. Посредничество во взяточничестве: уголовно-правовая характеристика и вопросы квалификации: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2015.
  6. Яни П. С. Проблемы квалификации посредничества во взяточничестве // Законность. 2013. № 2.
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, взяточничество, действие, посредничество, взяткополучатель, мнимый посредник, ценность, достижение соглашения, передача взятки, предложение посредничества.


Задать вопрос