О «сознательной непростоте» в творчестве Н.С. Гончаровой | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Искусствоведение

Опубликовано в Молодой учёный №49 (339) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 03.12.2020

Статья просмотрена: 8 раз

Библиографическое описание:

Шадрихина, А. И. О «сознательной непростоте» в творчестве Н.С. Гончаровой / А. И. Шадрихина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 49 (339). — С. 568-570. — URL: https://moluch.ru/archive/339/76035/ (дата обращения: 01.03.2021).



Концепция «сознательной непростоты», отраженная в абстрактных течениях начала XX века, заключалась в отказе от привычных принципов в искусстве. В творчестве Натальи Гончаровой (1881–1962) концепция «сознательной непростоты» представляет собой переход от примитивизма к абстракционизму. На основе биографии Н. С. Гончаровой в статье изучено содержание концепции и ее трансформация в творчестве художницы.

Ключевые слова : Н. С. Гончарова, «сознательная непростота».

Концепция «сознательной непростоты», отраженная в абстрактных течениях начала XX века, заключалась в отказе от привычных принципов в искусстве. Концепция творчества Н. С. Гончаровой формируется в то время, когда переосмысляется роль женщины в обществе: многие женщины получили доступ к образовательным программам, которые раньше им были не доступны. Еще в начале XIX века в России ни одна женщина не могла получить художественное образование совместно с мужчинами (например, в Императорской Академии художеств), лишь к концу века положение женщин начало стремительно меняться. Тогда для девушки творческая реализация не была приоритетной, а способности к изобразительному искусству расценивались лишь как приятное дополнение, форма проведения досуга.

Н. С. Гончарова привлекла наибольшее внимание публики на выставке «Ослиный хвост» (март — апрель 1912 года). Вскоре нельзя уже было представить среду русских авангардистов без Натальи Гончаровой, творчество которой представляло синтез западных и восточных традиций. Именно такое соединение стало катализатором художественного развития новейших движений — был проложен путь к кубофутуризму и лучизму. Внутренняя сила помогала Гончаровой не бояться самовыражаться, формировать свои творческие концепции, ведь в ее жизни было немало эпизодов, когда приходилось отстаивать собственное творчество, например, после персональной выставки 24 марта 1910 года ее осудили и конфисковали религиозные композиции. Художница стала примером для своего поколения, в особенности — для женщин-живописцев, таких как Софья Дымшиц-Толстая и Надежда Удальцова.

Отношение Натальи Гончаровой к «проблеме вечной женственности» и отражение этой идеи в художественном творчестве рассматривается в статье Елены Вениаминовны Баснер [1, c 149 –154]. В январе 1914 года в «Московской газете» появляется статья Л. Никулина «Тургенев и танго» [4, c. 3], в которой был сформулирован вопрос: возможны ли в нынешнее время «тургеневские девушки» или их вытеснили другие типы женщин? Редакция журнала предоставила читателям возможность дать ответ на этот вопрос: среди ответивших было много культурных деятелей с совершенно разными точками зрения, в том числе и Н. С. Гончарова. Художница призвала мужчин перестать мечтать об образе «тургеневской барышни», потому что таковых больше нет и не будет. А все что есть — это лишь подражание и игра. «Вся прелесть тургеневских девушек в их бессознательной простоте, а при современной жизни может быть простота только сознательная. В таком случае уж лучше сознательная непростота», — утверждает Наталья Гончарова [2, c. 3]. Художница считает, что категория женщин, которые подражают «тургеневскому» типу, сформировался как реакция на упадок жизненных идеалов, кроме того, упомянутый тип женщин существует в лишь небольшом эстетствующем кругу, а следовательно, не оказывает влияния на общество в целом. Для Натальи Гончаровой идеалом женщины была сильная, «хищная», которая могла сформировать что-то новое, а не подражать старому. Для художницы была очень важна профессиональная реализация. По мнению Е. В. Баснер, выступление Натальи Гончаровой было самым ярким и самым «боевым».

Основная идея Натальи Гончаровой заключена в высказывании о «бессознательной простоте» тургеневских девушек. Е. В. Баснер отмечает, что этим высказыванием Наталья Гончарова задает алгоритм собственной творческой эволюции [2, c 3]. Весь неопримитивистский период художница старалась прийти именно к подобному восприятию в творчестве. Для Гончаровой было важно обрести чувство свободы, принять формы органично (т. е. бессознательно), уничтожить в себе критика собственного «Я». Художница хотела овладеть живописью так, как владеет ремеслом народный мастер: он бессознательно выбирает форму и направление художественной мысли. Однако Гончарова поняла, что приближается к простоте осознанно, а не бессознательно — такой результат не удовлетворял ее. Экспрессивность и монументальность в ранних работах достигается с помощью ее индивидуальных качеств, а не свободы и творческого равновесия, которые заключены в идее «бессознательной простоты». В качестве творческой концепции она избирает «сознательную непростоту» — это ее осмысленное решение двигаться в сторону усложнения и преобразования искусства. Концепция, усвоенная художницей, демонстрируется в концептуально сложных и программных живописных работах, таких как «Пустота», «Крестьяне, собирающие виноград».

Для того, чтобы лучше понять идею «сознательной непростоты», достаточно сравнить две работы Гончаровой. Картина «Сбор винограда» написана в 1911 году, а «Крестьяне, собирающие виноград» всего годом позже, тем не менее работы заключают в себе совершенно разные творческие подходы. Полотно «Сбор винограда» демонстрирует тот этап в творчестве художницы, когда она работала с понятием «бессознательной простоты», что характерно для примитивистского периода в ее искусстве. Картина «Крестьяне, собирающие виноград» указывает на появление новой концепции, а именно «сознательной непростоты». В сравнении с картиной 1911 года фигуры становятся более абстрактными, тяжеловесными и усложненными.

Творческая концепция Н. Гончаровой выражена в письме редактору «Русского слова» 1912 года: «… кажется, что достаточно прописаться в поборники нового искусства, в том числе кубизма, чтобы стать художником нового направления, не имея тона в краске, не обладая наблюдательностью или художественной памятью, обладая до жалости вялой линией, фактурой, о которой нельзя говорить, так как судя по их картинам („Бубновый валет“), они никогда над ней не работали и не думали…» [3, c. 313]. Художница как профессионал не принимала дилетантства, нежелания работать над собой.

Наталья Гончарова отказалась от концепции «бессознательной простоты», которая упоминается в связи с «тургеневскими девушками». Художница указывает на тенденцию, пронизывающую все сферы жизни человека: с приходом нового времени, нового искусства концепция «бессознательной простоты» устаревает. Не принимая концепцию «сознательной простоты», которая подразумевает стагнацию, осознанный выбор понятного, отсутствие движения и развития, Наталья Гончарова выбирает путь умственной творческой работы при создании произведений искусства.

Литература:

  1. Баснер Е. В. Наталия Гончарова: о «сознательной непростоте» // «Амазонки авангарда» / Отв. ред. Г. Ф. Коваленко. Гос. ин-т искусствознания Мин-ва культуры РФ. — М.: Наука, 2004. — С. 149–154.
  2. Гончарова Н. С. Московская газета. 1914. № 298. 3 февр. С. 3.
  3. Гончарова Н. С. Письмо редактору «Русского слова». 1912 //Амазонки авангарда» / Отв. ред. Г. Ф. Коваленко. Гос. ин-т искусствознания Мин-ва культуры РФ. — М.: Наука, 2004. — С. 313.
  4. Никулин Л. «Тургенев и танго» // Московская газета. № 297. 1914. 27 янв. С. 3.
Основные термины (генерируются автоматически): концепция, художница, абстрактное течение начала, девушка, творческая концепция, творчество художницы.


Ключевые слова

Н. С. Гончарова, «сознательная непростота»
Задать вопрос