Соотношение судебной практики и прецедента | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №49 (339) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 03.12.2020

Статья просмотрена: 7 раз

Библиографическое описание:

Чмарков, С. С. Соотношение судебной практики и прецедента / С. С. Чмарков. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 49 (339). — С. 356-357. — URL: https://moluch.ru/archive/339/75966/ (дата обращения: 01.03.2021).



В статье автор пытается выявить соотношение понятий «судебная практика» и «прецедент».

Ключевые слова: судебная практика, судебная власть, прецедент.

В законодательстве и деятельности судов Российской Федерации нередко можно столкнуться с использованием термина «судебная практика», что явно иллюстрирует наличие тематических обзоров судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по отельным правовым вопросам.

Несмотря на частое употребление данного термина у него отсутствует как легальное определение, так и общепринятое доктринальное понимание, что создает пробел в знаниях и потенциально может повлечь неправильное применение правовых норм, поскольку остается неясным соотнесение судебной практики с прецедентом.

С упоминанием термина «судебная практика» можно столкнуться при изучении правовых норм, содержащихся в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации. Так согласно ч. 4.1 ст. 198 Кодекса в мотивировочной части решения суда могут содержаться ссылки на постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики и обзоры судебной практики Верховного Суда Российской Федерации, утвержденные Президиумом Верховного Суда Российской Федерации.

В начале исследование было отмечено, что среди ученых в области права, исследующих судебную практику отсутствует согласие касательно фундаментального вопроса — что следует понимать под судебной практикой?

Позиции ученых по данному вопросу представляется возможным разделить на два большие группы:

1) определения, в которых понимание судебной практики сводится к совокупности всех актов органов судебной власти, принятых при рассмотрении и разрешении конкретных дел в порядке одного из видов судопроизводства;

2) определения, в которых их наполнение ограничивается решениями только отдельных органов судебной власти, принятых ими при рассмотрении и разрешении конкретных дел в порядке одного из видов судопроизводства.

Прекрасной иллюстрацией определений первой группы является описание судебной практики А. В. Венгервым, согласно которому судебная практика является объективно складывающимся итогом (результатом) правоприменительной деятельности, детерминированной конкретизацией правовой нормы в рамках закона в процессе неоднократного применения нормы при разрешении аналогичных дел [1, с. 8].

Схожее понимание судебной практики можно обнаружить и у С. В. Сипулина, который определил судебную практики как сложившееся при разрешении судами конкретных однородных дел правовых положений, выработанных в результате единообразного и многократного применения норм к отношениям, не урегулированным с исчерпывающей ясностью или неполно урегулированным соответствующим законом [2, с. 141].

Еще одни одним примером данного подхода является определение судебного прецедента в качестве единства судебной деятельности по осуществлению правосудия и опыта этой деятельности, объективированного в форме судебных решений, вступивших в законную силу [3, с. 92].

В рамках рассматриваемого подхода представляет интерес позиция М. Н. Марченко, который полагает необходимым разграничение понимание термина «судебная практика» в широком и узком смыслах. Судебная практика в широком смысле представляет из себя совокупность деятельности и накопленного опыта всеми судебными инстанциями при рассмотрении спорных вопросов и вынесении решений по результатам их рассмотрения. В узком смысле судебная практика охватывает только часть судебной практики в широком смысле, в нее включаются только те решения судебных органов, которые содержат правовые положения [4, с. 107].

Второй подход отражает понимание судебной практики С. С. Алексеевым как практики судебных прецедентов, т. е. судебной деятельности, которая строится по общезначимым принципам культуры общего, прецедентного права [5, с. 131].

Несмотря на определенные отличия в понимании термина «судебная практика» можно констатировать, что судебная практика представляет собой совокупность того или иного вида актов, принимаемых органами судебной власти по результатам рассмотрения и разрешения дел.

Судебная практика нередко рассматривается в качестве синонима судебного прецедента, поэтому используются в качестве идентичных и взаимозаменяемых. Однако такой подход не может быть признано обоснованным, поскольку между данными явлениями имеются существенные расхождения.

Под судебным прецедентом П. А. Гук предлагает понимать судебные решения высшего органа судебной власти по конкретному делу, вынесенное таким судом в рамках определенной юридической процедуры, содержащее правовую позицию, опубликованное в официальных источниках и обладающее императивностью применения при разрешении аналогичных дел в будущем [6, с. 47].

Схожее понимание прецедента можно обнаружить и у иных ученых, так В. С. Нерсесянц определяет судебный прецедент как судебное решение по конкретному делу, имеющее значение общеобязательного правила для решения всех аналогичных дел, при условии принятия этого решения высшей судебной инстанцией [7, с. 134].

Анализ изложенных понятий позволяет выделить в качестве характерных черт прецедента его принятие высшим судебным органов и формирование в одном решении,

Комментируя соотношение судебной практики с прецедентом М. Н. Марченко предлагает в качестве компромиссного варианта признавать, что судебная практика представляя собой самодостаточную форму судейского права, имеет в то же самое время нормативно-прецедентный характер [4, с. 110].

Более справедливым представляется вывод С. В. Боботова, который считает, что прецедент в отличие от судебной практики (суммарного результата рассмотрения конкретных дел) создается отдельно вынесенным судебным решением, которое вправе принимать лишь высшие судебные инстанции [8, с. 30].

Таким образом, в настоящее время к пониманию термина «судебная практика» имеется множества подходов, учитывающих его отдельные элементы. Однако столь же большое количество мнений имеется и по вопросу соотнесения судебной практики с прецедентом, ввиду чего можно констатировать наличие недостаточной исследованности рассматриваемого вопроса.

Представляется, что правильным при разрешении данного вопроса является подход, при котором под судебной практикой понимается совокупность решений всех органов судебной власти, принятых ими при рассмотрении и разрешении конкретных дел.

Судебная практика же соотносится с прецедентом, как общее и частное, поскольку далеко не каждое решение органа судебной власти может быть признано прецедентом, но каждый прецедент включается в судебную практику.

Литература:

  1. Венгеров А. Б. Роль судебной практики в развитии советского права: автореф. дис.канд. юрид. наук. М., 1966.
  2. Сипулин С. В. Судебный прецедент как источник права // дис. канд. юрид. наук. К., 2008.
  3. Соловьев В. Ю. Понятие судебной практики // Журн. рос. права. 2003. № 1.
  4. Марченко М. Н. Судебное правотворчество и судейское право. М., 2011.
  5. Алексеев С. С. Право на пороге нового тысячелетия. М., 2000.
  6. Гук П. А. Судебный прецедент: теория и практика. М., 2009.
  7. Нерсесянц В. С. Теория права и государства. М., 2001.
  8. Боботов С. В. Судебная система России. М., 2000.
Основные термины (генерируются автоматически): судебная практика, судебная власть, Российская Федерация, Верховный Суд, судебный прецедент, дело, понимание термина, прецедент, судебная деятельность, узкий смысл.


Задать вопрос