Толкование гражданско-правового договора: теоретико-правовой аспект | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 18 декабря, печатный экземпляр отправим 22 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №49 (339) декабрь 2020 г.

Дата публикации: 03.12.2020

Статья просмотрена: 63 раза

Библиографическое описание:

Рысаев, Д. И. Толкование гражданско-правового договора: теоретико-правовой аспект / Д. И. Рысаев. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 49 (339). — С. 309-312. — URL: https://moluch.ru/archive/339/75935/ (дата обращения: 08.12.2021).



В настоящей статье рассматриваются некоторые аспекты толкования гражданско-правового договора с точки зрения общей теории права. Автор рассматривает как толкование в целом, так и его отдельные проявления и институты, применимые к гражданско-правовым отношениям. Приводятся примеры толкования гражданско-правовых договоров в правоприменительной практике.

Ключевые слова: толкование, разъяснение, уяснение, интерпретация, гражданско-правовой договор.

Термин «толкование» имеет многозначный характер. Он происходит от латинского слова «interpretatio» — объяснение. Термин интерпретация, используется в русском языке в качестве синонима термина «толкование». А тот, кто его осуществляет, обычно именуется интерпретатором.

Толкование являлось объектом изучения в различных областях человеческой деятельности. Толкование применялось еще в античные времена в рамках экзегетики, толковавшей древние, преимущественно религиозные тексты, смысл которых был неясным вследствие их давности. Затем толкование использовалось в рамках герменевтики, занимавшейся разработкой правил толкования и разрешением проблем интерпретации и являвшейся философским направлением. Так, по одному из правил, текст, проявляющий себя как знаковая система с одной стороны, а с другой — как результат творчества человека, должен исследоваться и как языковое оформление мыслей, и как «продукт» деятельности отдельной индивидуальности. Для этого должно применяться грамматическое и психологическое толкование [1].

В словаре В. Даля указывается, что «толковать» — «об(из)ъяснять, давать чему-то толк, смысл, значение; выводить догадки и заключения свои» [2]. Можно сделать вывод, что толкование означает и процесс определения смысла, и результат такого процесса.

В исследованиях по теории права традиционно освещается вопрос о толковании права, что не исключает значимости соответствующих выводов для толкования договора.

A. С. Пиголкин указывал, что под толкованием следует понимать «внутренний мыслительный процесс, происходящий в сознании лица, применяющего правовую норму, уяснение смысла правовой нормы и его объяснение», а также «выраженное вовне разъяснение содержания правовой нормы» [3]. Похожее определение дает другой теоретик права — В. В. Лазарев [4].

Таким образом, данные исследователи, давая определение толкования, акцентируют внимание на то, что толкование состоит из двух элементов- стадий — уяснения и разъяснения.

B. С. Нерсесянц под уяснением понимал «юридико-познавательную процедуру выявления, осмысления и обоснования искомого содержания толкуемой нормы», а под разъяснением — «различные специальные формы внешнего публичного выражения для общего использования результатов соответствующего (официального или неофициального) уяснения содержания толкуемой нормы» [5].

При уяснении лицо раскрывает смысл предписания для себя: понимает его содержание, а при разъяснении — внешне выражает свое понимание в определенной форме: объясняет его. Уяснение является основным элементом толкования, раскрывая его познавательную функцию. Оно носит «исключительно внутренний характер (происходит в сознании) и не имеет и не может иметь объективированного результата, выраженного вовне», тогда как разъяснение представляет собою «формализацию полученного в процессе уяснения знания в конкретном материальном источнике — акте толкования (правовая консультация, судебное решение, официальный акт и т. п.)» [6].

На процесс уяснения интерпретатором оказывают воздействие различные обстоятельства, в том числе субъективного характера. К примеру, его интеллектуально-психологические особенности, правопонимание.

Итак, уяснение, внешне не выражаясь, способствует посредством применения определенных приемов правильному пониманию и нормы права, и условий договора.

При этом М. Н. Марченко пишет, что разъяснение «не имеет обязательного характера по отношению к каждому закону или каждой норме. Необходимость в нем возникает лишь тогда, когда в процессе толкования-уяснения обнаруживаются в содержании закона или норм неясности, нестыковки либо противоречия» [7].

А. К. Байрамкулов пишет, что «такое разделение единого процесса толкования достаточно условно, поскольку провести границу между уяснением и разъяснением представляется сложным» [8]. Таким образом, данные позиции дают основания полагать, что стадии толкования не являются последовательными, обязательно следующими друг за другом.

Вышеизложенное применимо с учетом определенных особенностей и к толкованию договора. При толковании права толкованию подлежат нормы права, а при толковании договора толкованию подлежат условия определенного договора. В то же время и норма права, и условие договора представляют собой правила поведения, что является их сходством, но отличающиеся между собой, в частности, тем, что нормы права обладают свойством нормативности: действуют в отношении неопределенного круга лиц, а условие гражданско-правового договора — в отношении индивидуально-определенного круга лиц. Сходством также можно назвать то, что при толковании непосредственно исследуется текст, будь то нормативный акт [8], являющийся внешней формой выражения права, или договор.

С. С. Алексеев пишет, что «уяснение индивидуальных актов осуществляется в соответствии с теми же началами и требованиями, которые применяются к нормативным актам,... разъяснение индивидуальных актов отличается тем, что оно всегда имеет разовый, относящийся к данному случаю характер» [9]. Таким образом, разъяснение условий договора будет применимо для определенного случая, между конкретными сторонами. При разъяснении норм права будет обязательным для применения во всех случаях, когда будет применяться толкуемая норма.

Также при заключении договора стороны должны знать правовое регламентацию общественных отношений, возникающих при заключении, исполнении определенных договоров, то есть должны понять смысл норм, затем уяснить содержание договора. Можно сделать вывод, что толкование норм права стороной по договору может предшествовать толкованию самого договора, являться его подготовительным этапом.

Суд, осуществляя толкование договора, должен уяснить смысл норм, регулирующих договорные отношений для вынесения законного и обоснованного решения. Таким образом, при толковании договора должно быть осуществлено толкование права. Следует заметить, что стороны договора также осуществляют его толкование. От правильного истолкования договора стороной зависит надлежащее исполнение договорного обязательства.

Целью толкования права является, по мнению одних ученых, установление воли законодателя, выраженной в определенной форме [10], по мнению других, — «установление предметной значимости правовой нормы, то есть истолкование ее в качестве юридического основания для разрешения конкретных случаев общественной жизни» [11]. Применительно к договору высказывается мнение, что «основная цель толкования договора остается неизменной и состоит в определении содержания прав и обязанностей сторон, его заключивших» [12], что является характерной особенностью толкования договора.

Способы толкования договора, указанные в Гражданском кодексе, в определенных случаях позволяют учитывать волю сторон, в то же время для толкования права такое не характерно. Следует согласиться с позицией Д. Г. Хайруллина, который пишет, что «если для договора важно то, как поняли условия стороны, являющиеся его непосредственными авторами, то для закона — лишь то, как значение для спорной нормы определено судом при ее применении» [13]. При толковании спорных условий договора должна быть исследована воля сторон, что следует из самой правовой природы договора, для заключения которого необходимо совпадение воли сторон.

Н. В. Степанюк высказывает мнение, что «правила толкования текста обычно имеют одинаковое применение как к толкованию закона, так и к толкованию договора» [14]. С такой позицией согласны другие исследователи [15].

Толкование договора осуществляется в ходе спора, юридического процесса, где надлежит установить определенность или неопределенность в понимании смысла содержания гражданско-правового договора, так как стороны договора могут по-разному понимать значение тех или иных выражений, которые могут быть неточно сформулированы, либо сами формулировки допускают многозначность их понимания.

С. В. Сарбаш считает, что «необходимость толкования возникает тогда, когда форма выражения воли непонятна и неясен ее смысл, или он вызывает существенные сомнения» [16]. М. И. Брагинский указывает, что «суд прибегает к толкованию тогда, когда между сторонами возникает спор относительно сущности договора и отдельных его элементов» [17].

В результате толкования «могут устанавливаться такие факты: заключен договор или нет; действительный он или недействительный; соблюдена ли форма договора; правовые последствия нарушения формы договора; к какому типу (виду) относится договор; согласованы ли сторонами существенные условия и т. д». [18]. Толкование договора может быть направлено на установление различных обстоятельств конкретного дела.

Верховный Суд РФ в своем определении указал, что «при определении того, был ли между сторонами заключен договор, каким является содержание его условий и как они соотносятся между собой, совпадает ли волеизъявление сторон с их действительной общей волей, а также является ли договор мнимой или притворной сделкой, суду необходимо применить правила толкования договора, установленные статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации» [19]. С такой формулировкой Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение, ввиду того, что нижестоящая инстанция этого не сделала, акцентировав внимание на том, что с помощью названной статьи возможно установление мнимости или притворности договора.

В п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ было указано, что «применяя положения статьи 406.1 ГК РФ, следует учитывать, что соглашение о возмещении потерь должно быть явным и недвусмысленным. По смыслу статьи 431 ГК РФ, в случае неясности того, что устанавливает соглашение сторон — возмещение потерь или условия ответственности за неисполнение обязательства, положения статьи 406.1 ГК РФ не подлежат применению» [20]. То есть, применяя ст. 431 ГК РФ, суд может установить, что определенная норма ГК РФ не подлежит применению.

Следует признать правильным вывод о том, что «толкование представляет собой универсальную правовую категорию, которая лишь приобретает определенные специфические черты в конкретной системе правовых координат» [21].

Интересен в этом смысле и подход американской судебной системы. Так, отмечая особенности толкования договоров в США, А. А. Трунин отмечает: «Тот факт, что приоритет при толковании договора ранее скорее отдавался именно дословному тексту, а не намерению сторон можно продемонстрировать следующей цитатой из решения Верховного суда Калифорнии: «некоторые суды выразили мнение, что договорные обязательства создаются просто выражением определенных слов, независимо от того, было ли в действительности намерение принять на себя такие обязательства. Согласно данному взгляду, договорные обязательства возникают не из намерения сторон, а из факта использования определенных магических слов. Доказательства намерения сторон становятся, поэтому, неважными» [22].

Таким образом, исходя из вышеизложенного, толкование права представляет собой особый вид деятельности, направленной на раскрытие подлинного содержания правовых норм, являясь при этом важнейшим условием правотворческой или правоприменительной деятельности.

Толкование договора следует понимать как деятельность, направленную на установление смысла условий договора. Эту деятельность можно охарактеризовать и как деятельность мыслительную, и как деятельность юридическую. От того как суд истолковал условия договора, будет зависеть вывод о правах и обязанностях сторон в решении суда, удовлетворение или, наоборот, отказ в удовлетворении иска.

Стороны договора также осуществляют его толкование. От правильного истолкования договора стороной зависит надлежащее исполнение договорного обязательства.

Литература:

  1. Шлейермахер Ф. Герменевтика / пер. с нем. А. Л. Вольского. СПб.: Европейский дом, 2017. С. 38.
  2. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. Т. 1. М.: Дрофа, 2016. С. 422.
  3. Пиголкин А. С. Толкование нормативных актов в СССР. М.: Госюриздат, 1962. С.7.
  4. Лазарев В. В. Общая теория права и государства. М.: ИНФРА-М, 2016. С. 169.
  5. Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. М.: ИНФРА-М, 2019. С. 496.
  6. Малютин Н. С. Судебное толкование нормативных правовых актов в Российской Федерации: конституционно-правовой аспект: дис.... канд. юрид. наук. М., 2015. С. 40.
  7. Марченко М. Н. Теория государства и права. М.: Проспект, 2016. С. 81.
  8. Байрамкулов А. К. Особенности толкования договора в российском гражданском праве: дис.... канд. юрид. наук. М., 2015. С. 52.
  9. Алексеев С. С. Общая теория права: В 2 т. Т. 1. М.: Юридическая литература, 1981. С. 190.
  10. Там же. С. 315.
  11. Пиголкин А. С. Теория государства и права. М.: Юридическая литература, 1962. С. 481.
  12. Недбайло П. Е. Применение советских правовых норм. М., 1960. С. 325.
  13. Байрамкулов А. К. Указ. соч. С. 45.
  14. Хайруллин Д. Г. Толкование договора: теория и практика // Вопросы российской юстиции. № 7. 2020. С. 38–45.
  15. Степанюк Н. В. Толкование гражданско-правового договора: проблемы теории и практики: монография. М.: ИНФРА-М, 2016. С. 22.
  16. Соцуро Л. В. Толкование договора судом. М.: Проспект, 2007. С. 14.
  17. Сарбаш С. В. Некоторые тенденции развития института толкования договора // Государство и право. 2017. № 2. С. 39.
  18. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М.: Статут, 2011. С. 266.
  19. Мартемьянова А. М. Проблемы толкования гражданско-правового договора // Пробелы в российском законодательстве. 2016. № 2. С. 121.
  20. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2013 г. по делу № 5-КГ13–113. [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  21. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств». [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  22. Малютин Н. С. Судебное толкование нормативных правовых актов в Российской Федерации: конституционно-правовой аспект: монография. М.: ИНФРА-М, 2016. С. 25.
  23. Трунин А. А. Толкование договора в праве США: соотношение субъективного и объективного толкования // Актуальные проблемы российского права. № 4. 2016. С. 11–20.
Основные термины (генерируются автоматически): толкование договора, толкование, ГК РФ, гражданско-правовой договор, договор, правовая норма, разъяснение, сторона договора, толкуемая норма, условие договора.


Ключевые слова

интерпретация, толкование, гражданско-правовой договор, разъяснение, уяснение
Задать вопрос