Особенности управления крепостью Орешек в XIV — XV веках | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: История

Опубликовано в Молодой учёный №48 (338) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 28.11.2020

Статья просмотрена: 109 раз

Библиографическое описание:

Воробьев, Д. А. Особенности управления крепостью Орешек в XIV — XV веках / Д. А. Воробьев, В. В. Власенков. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 48 (338). — С. 98-102. — URL: https://moluch.ru/archive/338/75825/ (дата обращения: 27.02.2021).



В этой статье авторы рассматривают процесс административного управления крепостью Орешек в XIV — XV веках. Они подробно пишут о том, какие органы администрации существовали в обозначенный период, каковы были их функции и как они взаимодействовали, а также подробно пишут о руководителях этой крепости. Одну из важных ролей в её управлении играли литовские князья, потомки правителя Великого княжества Литовского Гедимина. Авторы статьи подробно раскрывают причины того, почему именно литовских князей чаще всего «избирали» руководить Орешком, и какую роль они сыграли в её истории в указанный период. Перечисленные в статье особенности управления этой крепостью имели непосредственное отношение к особенностям управления Новгородской республикой в это время.

Ключевые слова : крепость Орешек, Великое княжество Литовское, Новгородская республика, литовские князья, вече, посадник.

Крепость Орешек является одним из древнейших памятников на северо-западе России. С начала её существования играла важную роль в истории Новгородской республики в вышеуказанный период. Вокруг этой крепости происходили важные события, которые оказывал влияние на историю Новгорода. В этих событиях принимали непосредственное участие руководители крепости Орешек и её администрация в целом. Что из себя представляло административное управление этой крепостью в это время?

Обратимся к историографии данной темы. Первые сведения об этой крепости и управлении ею имеются в Новгородской первой летописи, которая была написана в XII — начале XV веков [7, c.5]. В этой летописи содержится упоминание об основании крепости Юрием Данииловичем, а также приводятся некоторые подробности об особенностях управления ею во времена владения князем Наримунтом, старшим сыном правителя Великого княжества Литовского Гедимина. Ещё одним важным источником по истории Орешка является Никоновская летопись, которая была написана в середине XVI века и дополнена в 1637 году. Она была названа в честь патриарха Никона, который провёл церковную реформу в 1653 году и владел её копией. В ней приводятся подробные сведения о том, кто управлял этой крепостью в XIV — XV веках и как они ей управляли. Немного сведений об этом имеются у Н. М. Карамзина в 4-ом томе его труда «История государства Российского», который был им написан и издан в 1816 году. Более подробное исследование древнерусского Орешка началось в 60-ых годах XX века, когда в это время в ней проводили археологические раскопки, в результате которых была обнаружена часть каменной крепости 1352 года, а также предметы повседневной жизни. На основе этих находок была восстановлена картина обыденной жизни жителей крепости в XIV — XV веках, а также была представлена их сословная структура. Благодаря этому были выявлены некоторые особенности управления крепостью Орешек в это время. Об этом писал А. Н. Кирпичников, известный советский и российский археолог, который руководил археологическими раскопками в крепости Орешек в 1968–1969 годах. У него есть пару основных трудов — «Крепость Орешек. Историко-архитектурный очерк» (1979) [5] и «Каменные крепости Новгородской земли» (1984). В этих трудах Кирпичников выявил некоторые особенности управления этой крепостью в указанный период: указал, кто был её руководителем, кто в его подчинении находился и какие органы и должности существовали в этой крепости. Стоит также выделить труд В. Л. Янина «Новгород и Литва: пограничные ситуации XIII — XV веков» (1998) [11], в котором автор немного раскрывает влияние литовских князей на Новгородскую республику, в том числе и на крепость Орешек, в указанный период. Из современных исследователей стоит выделить Ю. Р. Дьякову, которая изучает историю крепости Орешек и её фортификацию. В 2018 году была издана её монография «Крепость Орешек. Страж. Тюрьма. Музей» [2], в которой она приводит небольшую информацию об управлении этой крепостью в XIV — XV веках, указывая, кто управлял ею в это время и какие органы там существовали. Однако в этих трудах авторы неполностью раскрыли структуру управления крепостью и не раскрывали причин, почему именно литовские князья управляли ею. Литовские князья оказали немалое влияние не только на историю этой крепости, но и на взаимоотношения между Великим княжеством Литовским, Швецией и Новгородской республикой в это время. Поэтому данная тема является актуальной.

Крепость Орешек ведет свое существование с 1323 года, когда она была построена новгородцами во главе с новгородским князем Юрием Данииловичем, и с самого начала своего существования она выполняла роль пограничного форпоста, поскольку находилась недалеко от границы со Швецией. Поначалу эта граница не была определена между Новгородом и Швецией, в связи с чем в начале XIV века последняя вела активные боевые действия в Карелии, Карельском перешейке и на территории, близкой к реке Нева. Конечно, новгородцы опасались вторжения шведов на их территорию и на этот случай они построили на Ореховом острове одноименную деревянную крепость для обороны новгородских земель, а также для обороны торгового пути, который шёл в Новгород через реку Нева, Ладожское озеро и реку Волхов. Шведы, увидев русскую крепость на этом острове, были этому неприятно удивлены. Поскольку границы между этими 2 государствами еще не было, то шведы и новгородцы решили её определить, что и было сделано в ходе подписания Ореховецкого мирного договора 12 августа 1323 года. Согласно ему, эта граница проходила с юга на север по реке Сестра до Ботнического залива, т. е. Новгородская республика получила во владение юг нынешней Финляндии и юг Карелии. В отечественной историографии переговоры на Ореховом острове справедливо характеризуются как «самое крупное явление во всей истории внешних сношений Новгородского государства» [9, c.113].

В это же время было установлено управление этой крепостью. Что оно из себя представляло? Руководить этой крепостью приглашали князя, который получал её «в кормление», т. е. князь и его администрация получала свой доход за счёт налогов местного населения [1, c.291]. Приглашенный князь, вступая во владение Орешком, приносил присягу и говорил следующее: «И целовав крест Новугороду и в живот, и в смерть: которыи поидут иноплеменници на Новгород ратью бронитися от них князю с новгородци съединого» [4, c.18]. Князь обязался защищать эту крепость и руководить её войском. Говоря о войске, важно отметить, что среди первых жителей Орехова были не только новгородцы и жители Орехового острова, но и финны, карелы, вепсы, ижоры. В ходе раскопок были обнаружены различные элементы одежды карел и ижор: цепедержатели с симметричными стреловидными завитками, скорлупообразные фибулы со звериным орнаментом, литые браслеты и т. д. [2, c.18]. Ответ на вопрос, почему в состав населения были привлечены представители финно-угорских племен, грамотно даёт археолог Анатолий Кирпичников — это было вызвано заинтересованностью Новгорода в расширении рядов пограничного городового ополчения острова [5, c.14].

В летописях не указывается, кто управлял этой крепостью с 1323 по 1333 годы. Но можно сделать предположение о том, кто управлял ею в 1323–1324 годах. Это был Юрий Даниилович, её основатель и новгородский князь в 1322–1325 годах. Дело в том, что его имя указывается при подписании Ореховецкого мирного договора со шведами 12 августа 1323 года в одноименной крепости. Причина, по которой избрали Юрия Данииловича управлять крепостью, заключалась в том, что его очень любили новгородцы, поскольку он успешно воевал против шведов, что для Новгородской республики было весьма важно в то время. Правда, управлял Новгородской республикой, в том числе и крепостью Орешек, недолго, потому что в 1324 году хан Узбек вызвал его для разбирательства с уплатой дани в Сарай, столицу Золотой Орды. Его конкурент, тверской князь Дмитрий Михайлович Грозные Очи, в это время выхлопотал у хана Узбека ярлык на великое княжение владимирское, рассказав ему о том, что Юрий Даниилович дань для него укрывает у себя, не желая ему платить. В 1324 году Юрий Даниилович покидает Новгородскую республику и едет в Сарай на разговор с ханом по поводу дани, где год спустя погибает от рук Дмитрия Михайловича.

О том, кто управлял дальше этой крепостью в 1324–1333 годах, в летописных источниках не указывается. Зато приводятся имена руководителей этой крепости, начиная с 1333 года.

В период 1333–1348 годов этой крепостью управлял литовский князь Наримунт Гедиминович (в православии — Глеб), старший сын правителя Великого княжества Литовского Гедимина. Именно во времена его управления крепостью Орешек впервые в летописях упоминается система кормлений в Новгородской республике [11, c.90]. Причина, по которой Наримунта пригласили управлять Великим Новгородом и Новгородской республикой в октябре 1333 года, заключалась в споре об уплате дани Золотой Орде. Иван Калита, который в это время правил Владимирским княжеством, настаивал Новгород уплачивать дань, но новгородцы отказались от уплаты. Тогда пригласили Наримунта и присягнули ему на верность. Ему передали в качестве наследуемых земель Ладогу, Ореховец, Копорье, Карелу [10, c.163].

Были периоды во времена его правления, когда за место него управляли этой крепостью его наместники, которых он мог назначить. В этом случае они выполняли те же функции, что и руководитель Орешка. Около 1334 года Наримунт покинул Новгород, вероятно для того, чтобы занять полоцкий стол, освободившийся после смерти князя Воина, и после этого он долгое время не появлялся в Новгородской республике. В 1337 году Иван Калита пытался этим воспользоваться, послав в Новгородскую республику свое войско, чтобы захватить серебро для выплаты дани. В это время новгородцы призвали на помощь Наримунта, но он не явился. Тогда он послал на помощь своего сына Александра, который в то время управлял Новгородской республикой и наследственными владениями от имени своего отца, хотя формальным руководителем оставался Наримунт. Однако его помощь не потребовалась, поскольку новгородцы сами разделались с московским войском. Александр управлял этими землями в 1334–1343 и 1344–1348 годах [10, c.164].

Крепостью Орешек в 1343 году управляли новгородские бояре Яков Хотов и Александр Борисович, а в 1348 году, во время её осады шведами во главе с королем Магнусом Эрикссоном, управляли ею новгородские бояре Аврам Тысяцкий и Козьма Твердиславич. Эти бояре входили в состав посольства, которое пыталось со шведами договориться, но безуспешно. Король Магнус добился крупного военно-политического успеха — захватил Орешек без штурма, обманными обещаниями, пообещав отпустить защитников крепости за выкуп. Рядовым воинам и горожанам (всего около 500 человек), а также наместнику князя Наримонта было разрешено уехать из города, а тысяцкий Аврам и восемь бояр стали пленниками короля и их увезли в Швецию. Добившись крупной победы, шведский король оставил в Ореховце сильный гарнизон (около 700 воинов) и двинулся с основным войском в обратный путь, ибо в это время приближалась осень [3, c.119]. Он посчитал, что, захватив Ореховец, уже взял под контроль реку Нева, одну из главных торговых артерий в то время. Однако новгородцы собрали ополчение и в 1349 году отвоевало Орешек.

В период с 1348 по 1383 годы вновь не приводятся данные о руководителях этой крепости. Однако известно, что в 1352 году начинается строительство каменной крепости на Ореховецком острове под руководством архиепископа Новгорода и Пскова Василия: «Добиша челом новъгородьци, бояре и черныи люди архиепископу новъгородьскому владыце Василию, чтобы „еси, господине, ехалъ нарядилъ костры во Орехове» [7, c.362]. Необычная, общенародная просьба новгородцев и участие фактического главы Новгородской республики придали ореховскому строительству характер чрезвычайности. Сам факт такого внимания на остров со стороны главы Новгорода говорит уже о многом.

Дальше в летописи указано, что в 1383–1384 годах этой крепостью управлял ещё один сын Наримунта — Патрикей. В 1389–1392 и в 1407–1417 годах этой крепостью управлял внук Гедимина и сын Ольгерда Лугвений (Семён). В 1392–1393 годах управлял крепостью Юрий Святославович Смоленский, князь Смоленский, потомок великого князя Киевского Мстислава Владимировича Великого.

В конце XIV — начале XV веков возникла довольно интересная ситуация с «кормленческими» владениями в Новгородской республике. Начиная с 1393 года, в Новгородской республике для приглашаемых князей стало существовать 2 системы кормления — копорское кормление, во главе которого был князь Константин Иванович Белозерский, и «литовское» кормление, во главе которого находился Роман Литовский, родственник Лугвения (Семен) Ольгердовича. Роман Литовский был руководителем крепости Орешек в этот период. При этом оба были новгородскими князьями. Получалось некое двоевластие в Новгородской республике в это время [11, c.93]. Но такая ситуация сохранялась до 1420-ых годов, после чего система кормлений вновь стала единой.

В 1419–1427 годах управлял этой крепостью князь Константин Дмитриевич Углицкий, сын Дмитрия Донского. В 1432–1440 годах этой крепостью владел её последний литовский князь Юрий Лугвенович (Семенович), внук литовского князя Ольгерда и правнук Гедимина. В 1445 году владеть этой крепостью стал князь Иван Владимирович, а в 1460–1462 годах последним избранным владельцем этой крепости стал князь Василий Васильевич Низовский [2, c.19]. После этого руководителя крепости уже не избирали. С 1478 года, после включения Новгородской республики в состав Московского государства, крепость Орешек стала наследственным владением для московского князя.

Как можно увидеть, чаще всего руководить этой крепостью приглашали литовских князей, а русских князей приглашали редко. Почему так получилось? Дело в том, что начиная с XIV века великое княжество Литовское во главе с Гедимином боролось за влияние в Европе, стремясь стать великим государством. Гедимин в это время также боролся за влияние над Новгородской и Псковской республиками, а также имел союз с Тверским княжеством. Этот союз был закреплен браком дочери Гедимина Марии и тверского князя Дмитрия Михайловича Грозные Очи. Великое княжество Литовское стремилось стать главным центром объединения русских земель и борьбы с монголо-татарами. Оно при Гедимине стало довольно сильным княжеством. Новгородцы опирались на союз с ним, поскольку рассчитывали на его помощь в борьбе с его главными противниками, коими были Московское княжество, Тверское княжество, Золотая Орда и Швеция. Отсюда можно сделать предположение о том, что литовские потомки Гедиминовичей могли быть отправлены на княжение в Орехов, потому что это было выгодно Новгороду, который хотел быть независимым от Москвы и Золотой Орды. Важно отметить, что борьба московского и новгородского князей в XIV веке достигла своего апогея. Из-за амбиций Ивана Калиты бороться за «дани новгородские», Новгород отшатнулся к Литве.

Достаточно распространённой версией, которая объясняет управление этими землями литовскими князьями, является та, которая гласит, что в сложных обстоятельствах борьбы Новгорода за независимость от московского князя первому был необходим союз с Литовским княжеством. Такой версии придерживается, например, Светлана Ивановна Кочкурнина. Отсюда становится понятным, почему Наримунту в качестве компенсации за содействие и помощь даются пригороды новгородские: Ладога, Орешек, крепость Корела и Корельская земля, половина Копорья [6, c.116]. В 1333 году Наримонт, крещённый под именем Глеб, прибыл в новгородские земли и взял под контроль и охрану Орешек, Ладогу, Карелу, половину Коропья и сел княжить в Новгороде: «В лто 6841... въложи богъ въ сердце князю Литовьскому Наримонту, нареченому въ крещении Глбу, сыну великого князя Литовьскаго Гедимина, и присла в Новъград, хотя поклонитися святи Софи; и послаша новгородци по него Григорью и Олександра, и позваша его к соб; и прииха в Новъгород, хотя поклонитися, мсяца октября; и прияша его съ честью, и цлова крестъ к великому Новуграду за одинъ человкъ; и даша ему Ладогу, и Орховыи… въ отцину и в ддну, и его дтемъ» [7, c.345–346].

Правда, есть ещё одна любопытная версия, изложенная в «Бархатной книге», согласно которой Наримунта в Орде выкупил сам Иван Калита и отпустил на великое княжение Литовское, но Наримунт принял православное крещение, после чего был автоматически лишён возможности княжить в Литве: «и тогда братья его и вся земля Литовская не даша ему великаго княжения…» [8, c.30].

Мы видим, что на остров новгородцы старались московских князей не приглашать. Этой точки зрения придерживаются Кочкуркина С. И., Коняев Н. М. и другие. Единственным исключением был Константин Дмитриевич Углицкий, сын Дмитрия Донского, которого новгородцы пригласили управлять крепостью Орешек. Нужно учитывать, что после первых Гедиминовичей на острове княжили, по словам А. Н. Кирпичникова, «князья-изгои» [5, c.15].

Кроме «ореховецкого князя» и его наместников, в администрации этой крепости был посадник, поскольку на острове в 14–15 веках существовало ещё городское поселение. Доказательством тому служит то, что в летописях упоминается существование посадского двора на Ореховом острове. Также на этом острове существовали дома ремесленников, купцов и тех, кто входил в состав гарнизона крепости. Об этом свидетельствуют предметы повседневной жизни, которые были обнаружены в ходе археологических раскопок в 1968–1969 годах. Этот посад располагался за крепостью и занимал всю западную часть Орехова острова. Первые здания посада стали появляться в 1419–1430-е годы, хотя первое упоминание о первых горожанах Ореховца относится к 1348 году. В этой части острова очень часто останавливались иностранные купцы, которые вели торговлю на этом острове [2, c.22]. Управлял «градом» на этом острове один посадник, который отвечал за правопорядок и суд. Он избирался на вече среди знатных людей.

Наконец, ещё одним важным органом было народное собрание, «вече», которое существовало на Ореховом острове в XIV — XV веках. Оно принимало решения по вопросам управления крепостью и городской частью на этом острове. Оно избирало руководителей крепости и городской части, а также могло их низложить. Ярким примером последнему будет служить упоминание в Новгородской первой летописи в 1384 году, когда этой крепостью руководил князь Патрикий Наримунтович, сын первого литовского руководителя крепости Орешек Наримунта и внук правителя Великого княжества Литовского Гедимина. Патрикий был неумелым руководителем крепости, из-за чего вызвал недовольство у жителей Ореховца. Они подали на него жалобу посаднику и на вече было принято решение низложить Патрикия Наримунтовича и изгнать его с Ореховца [5, c.33].

На примере управления крепости можно судить в целом об административном устройстве Новгородской республики. Она имела некоторые элементы федеративной формы государственно-территориального устройства. Ореховый город — яркое тому подтверждение. Сюда приглашался князь, который занимался управлением города, но реальная власть принадлежала городской администрации и «вече». Таким образом, Новгородская республика является объединением нескольких территориальных единиц в единое государственное образование во главе с центром в Новгороде.

Можно говорить о том, что процесс управления крепостью Орешек в XIV-XV веках был весьма своеобразным. На протяжении достаточно небольшого промежутка времени, на острове происходили весомые изменения, которые зависели от различных факторов: 1) его становлении в целом; 2) частых вторжений шведов на территорию северо-запада Новгородской республики; 3) нескольких перестроек крепости и др. Ореховецкий город предстает перед нами своеобразным субъектом Новгородской республики, который обязывался быть «с новгородци съединого».

Как было сказано ранее, крепость находилась в управлении князей из Великого княжества Литовского (последний литовский князь владел крепостью в 1444 г.) и это объясняется следующими причинами:

1) Новгородская республика стремилась осуществить свой суверенитет и поэтому не упускало возможного содружества с Западными государствами. Литва не претендовала на владение «данями новгородскими», в отличие от Москвы, во времена Ивана Калиты. Новгородцы могли дать остров во владение Литовским князьям, как возможный шаг на содружество и союз, ибо это было выгодно Новгороду сохранять свою независимость от иных русских княжеств, описанных ранее.

2) Великое княжество Литовское стремилось расширить своё влияние. При Гедимине, Литовское княжество стало весьма сильным и могло оказать помощь в борьбе с Западными противниками Новгорода, коим являлась Швеция. Однако в ходе исследования стало ясно, что княжение Литовских князей очень часто негативно сказывалось на судьбе острова, ведь, несмотря на важнейшее стратегическое положение, Ореховец был небольшим городом и Литва стремилась, прежде всего, реализовывать свои интересы, зачастую, пренебрегая владением крепостью.

Тем не менее, остров играл важную роль в истории Новгородской республики, защищая её земли. Крепость имела важнейшее значение в деле обороны невских берегов. История крепости и острова, на котором она расположена, по сей день остается загадкой и этим она привлекает внимание исследователей.

Литература:

  1. Власов А. С., Элькин Г. Н. Древнерусские крепости Северо-Запада. СПб.: Паритет, 2007. 480 с.
  2. Дьякова Ю. Р. Крепость на Ореховом острове. Страж. Тюрьма. Музей. СПб.: Печатный Цех, 2018. 524 с.
  3. Иванов Ю. Г. Великие крепости России. Смоленск, Русич, 2004. 352 с.
  4. Кирпичников А. Н., Савков В. М. Крепость Орешек. 2-е изд. Л.: Ленинздат, 1979. 119 с.
  5. Кирпичников А. Н. Древний Орешек. Историко-археологические очерки о городе-крепости в истоке Невы. Л.: Наука, 1980. 127 с.
  6. Кочкуркина С. И. Корела и Русь. Л.: Наука, 1986. 141 с.
  7. Новгородская Первая летопись старшего и младшего изводов. М.: Л.: Изд-во АН СССР, 1950. 642 с.
  8. Родословная книга князей и дворян российских и выезжих (Бархатная книга). Часть I. М.; изд-во «В Университетской Типографии у Н. Новикова», 1787. 393 c.
  9. Шаскольский И. П. Борьба Руси за сохранение выхода к Балтийскому морю в XIV веке. Л.: Наука (Ленингр.отд-ние), 1987. 174 с.
  10. Широкорад А. Б. Русь и Литва. М.: Вече, 2008. 398 с.
  11. Янин В. Л. Новгород и Литва: пограничные ситуации XIII — XV веков. М.: изд-во Моск.ун-та, 1998. 212 с.
Основные термины (генерируются автоматически): Новгородская республика, крепость, Великое княжество, Новгород, князь, эта, Орешек, время, Швеция, Ореховый остров.


Ключевые слова

вече, крепость Орешек, Великое княжество Литовское, Новгородская республика, литовские князья, посадник
Задать вопрос