Реализация принципов достаточности и своевременности профилактики правонарушений при избрании следователем меры пресечения | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 18 декабря, печатный экземпляр отправим 22 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №48 (338) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 29.11.2020

Статья просмотрена: 14 раз

Библиографическое описание:

Апаринова, Д. А. Реализация принципов достаточности и своевременности профилактики правонарушений при избрании следователем меры пресечения / Д. А. Апаринова, Р. Н. Амиров. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 48 (338). — С. 161-163. — URL: https://moluch.ru/archive/338/75802/ (дата обращения: 08.12.2021).



В статье авторы рассматривают вопросы о профилактической деятельности следователя при решении вопроса об избрании меры пресечения. Авторы делают акцент на реализацию принципов достаточности и своевременности в ходе указанной деятельности.

Ключевые слова : избрание меры пресечения, профилактическая деятельность следователя, основания избрания меры пресечения, принципы своевременности и достаточности профилактических мер.

Предупреждение и предотвращение преступлений и правонарушений представляет собой межотраслевую проблему. Так, основным нормативно-правовым актом в указанной области является Федеральный закон «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» от 23.06.2016 № 182-ФЗ, кроме этого, превентивные нормы также содержатся в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях, Уголовном кодексе Российской Федерации (далее — УК РФ), Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее — УПК РФ) и др.

Статья 5 Федерального закона «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» в числе субъектов профилактики называет федеральные органы исполнительной власти, а также следственные органы Следственного комитета Российской Федерации. Так как уголовно-процессуальное право является отраслью, непосредственно связанной с преступностью во всех ее проявлениях, напрашивается вывод, что именно органы предварительного расследования обладают высоким потенциалом предупреждения и предотвращения преступлений. Безусловно, сам по себе уголовно-процессуальный кодекс не ставит перед собой первоочередную задачу по предотвращению преступлений, тем не менее отдельные его положения являются весьма эффективными по предупреждению и предотвращению преступлений.

Например, часть 2 статьи 73 УПК РФ обязывает лицо, осуществляющее предварительное расследование, принять меры к установлению обстоятельств, способствующих совершению преступления, а также дополнительные обстоятельства при производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних: условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности, влияние на несовершеннолетнего старших его по возрасту (пункты 2–3 части 1 статьи 421 УПК РФ).

Однако наибольшего внимания, на наш взгляд, заслуживают положения, предусмотренные пунктами 2–3 части 1 статьи 97 УПК РФ, в соответствии с которыми законодатель в качестве оснований для избрании меры пресечения в числе прочих называет наличие достаточных данных о том, что обвиняемый, подозреваемый может продолжить заниматься преступной деятельностью, а также угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Избрание следователем меры пресечения сопоставимо с такой формой профилактической деятельности как объявление официального предостережения (предостережения) о недопустимости действий, создающих условия для совершения правонарушений, либо недопустимости продолжения антиобщественного поведения (пункт 3 части 1 статьи 17 Федерального закона от 23.06.2016 № 182-ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации». Таким образом, представляется возможным сделать вывод, что меры пресечения являются превентивно-обеспечительным средством обеспечения надлежащего поведения лица, к которому они применены, предупреждения совершения им новых преступлений, а также защиты прав потерпевшего, свидетеля, иных участников уголовного судопроизводства от возможных угроз со стороны этого лица.

Наиболее действенной в этом смысле мерой пресечения является заключение под стражу. Но всегда ли избрание указанной меры пресечения будет соответствовать принципам своевременности и достаточности профилактических мероприятий? По данным ФСИН России в 2019 году в СИЗО содержалось 31 964 подследственных. В этот же период было совершено 151 преступление (из которых: убийства (ст. 105 УК РФ) — 3; умышленные причинения тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ) — 6). При этом сотрудники ФСИН России не предотвратили ни одного преступления против личности [4].

В соответствии со статьей 4 Федерального закона «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» от 23.06.2016 № 182-ФЗ реализация мер профилактики должна осуществляться последовательно и своевременно, что означает учет вида профилактики правонарушений и форм ее осуществления. Кроме того, своевременность применения мер профилактики предполагает их реализацию с целью достижения наибольшего превентивного результата. Принципы объективности и достаточности применения мер профилактики правонарушений означают необходимость применения именно тех мер профилактики, которые наиболее эффективно позволят достичь профилактического результата [3]. При этом необходимо осуществлять экономию мер профилактики правонарушений, то есть применять лишь те меры, которые действительно позволят достичь нужного результата. Обратимся к некоторым примерам. Так, осенью 2020 года в СМИ появилась новость о смерти известного противника наркоторговцев и педофилов с неонацистским прошлым Максима Марцинкевича (Тесака) в Челябинском СИЗО № 3. Это событие породило массу вопросов и сомнений в обществе. В беседе с журналистом «МК» бывший сиделец поделился с корреспондентом о возможных причинах смерти Тесака. Основными причинами, по мнению мужчины, стали сложные отношения с остальными заключенными (выражавшиеся в избиениях «при удобном случае» ввиду прошлого образа жизни), а также администрацией СИЗО «…Просто Тесак стал не нужен администрации, а со стороны братвы поддержки не было. Тем более он сознался в ряде эпизодов, и ему грозил новый срок... Он принял решение уйти, потому что понимал: очередного срока в таких условиях не выдержит» [2]. Также в качестве примера смерти в СИЗО можно привести опубликованное весной 2016 года Новой газетой очередное вызвавшее бурные обсуждения расследование о смерти юриста фонда Hermitage С. Магнитского, согласно которому С. Магнитский «в крайне тяжелом состоянии был доставлен из Бутырки в тюремную больницу СИЗО «Матросская тишина», где и скончался при до сих пор окончательно невыясненных обстоятельствах. Известно лишь, что … медицинской помощи ему оказано не было, … врачи отсутствовали, а бригаду «скорой помощи» так долго не пускали в СИЗО, что в итоге прибывшим врачам осталось лишь констатировать смерть» [1].

На наш взгляд, в указанных случаях следователи, осуществлявшие производство по уголовным делам, допустили серьезную ошибку, избрав в отношении обвиняемых в качестве меры пресечения заключение под стражу, так как с точки зрения принципов своевременности и достаточности необходимо применять именно те меры профилактики, которые действительно позволят достичь нужного профилактического результата. Безусловно, с одной стороны, эти лица не совершили преступлений, не продолжили заниматься преступной деятельностью, и профилактическая цель следователя выполнена, однако, с другой — последствия избрания такой меры пресечения в корне противоречат самому назначению уголовного судопроизводства. Считаем, что наиболее целесообразным решением следователей в описанных выше ситуациях стало бы избрание меры пресечения в виде домашнего ареста.

На основании вышеизложенного, считаем необходимым дополнить статью 99 УПК РФ «Обстоятельства, учитываемые при избрании меры пресечения» и изложить ее в следующей редакции: «При решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления и определения ее вида при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего кодекса, должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий, криминологическую характеристику личности подозреваемого или обвиняемого», а также часть 1 статьи 107 УПК РФ «Домашний арест» и изложить ее в следующей редакции: «Домашний арест в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения, а также в отношении подозреваемого или обвиняемого с ярко выраженной криминальной направленностью, когда применение меры пресечения, предусмотренной статьей 108 настоящего кодекса, может повлечь необратимые последствия».

Таким образом, следователю при решении вопроса об избрании меры пресечения необходимо наиболее тщательно, в полной мере подходить к изучению личности обвиняемого, а также учитывать характер и степень общественной опасности деяния, поведение обвиняемого, подозреваемого, наличие судимостей, смягчающих и отягчающих обстоятельств, личностных характеристик (возраст, вменяемость, состояние здоровья), общественно-бытовую и профессиональную характеристики, наличие семьи, постоянного места работы, учебы, жительства. Кроме этого, необходимо руководствоваться принципами профилактической деятельности, продумывать возможные варианты развития событий в случае избрания конкретной меры пресечения. Только комплексный подход и должный уровень внимательности может не только в полном объеме обеспечить соблюдение прав и свобод человека в рамках уголовного судопроизводства при избрании меры пресечения, в том числе такой, как заключение под стражу, но и сохранить жизнь подозреваемого, обвиняемого.

Литература:

  1. «Как меня убивали. Письменные показания Сергея Магнитского об обстоятельствах собственной смерти». — Текст: электронный // НОВАЯ ГАЗЕТА: [сайт]. — URL: https://novayagazeta.ru/articles/2016/04/18/68260–171-kak-menya-ubivali-187.
  2. Страшная тайна камеры Тесака: «Оттуда много покойников вынесли». — Текст: электронный // МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ: [сайт]. — URL: https://www.mk.ru/social/2020/10/10/strashnaya-tayna-kamery-tesaka-ottuda-mnogo-pokoynikov-vynesli.html.
  3. Тепляшин П. В. Эффективность гуманизма в профилактике преступлений // Российский следователь. 2013. № 14. С. 36–39.
  4. Характеристика лиц, содержащихся в следственных изоляторах и тюрьмах. — Текст: электронный // Федеральная служба исполнения наказаний: [сайт]. — URL: https://fsin.gov.ru/structure/inspector/iao/statistika/Xar-ka %20v %20CIZOiT/.
Основные термины (генерируются автоматически): Российская Федерация, избрание меры пресечения, мера пресечения, основа системы профилактики правонарушений, предотвращение преступлений, РФ, уголовное судопроизводство, УК РФ, преступная деятельность, профилактическая деятельность.


Ключевые слова

избрание меры пресечения, профилактическая деятельность следователя, основания избрания меры пресечения, принципы своевременности и достаточности профилактических мер
Задать вопрос