Оспаривание сделок должника с неравноценным встречным исполнением при проведении процедур несостоятельности (банкротства) | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №48 (338) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 25.11.2020

Статья просмотрена: 1 раз

Библиографическое описание:

Быков, С. А. Оспаривание сделок должника с неравноценным встречным исполнением при проведении процедур несостоятельности (банкротства) / С. А. Быков. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 48 (338). — С. 194-196. — URL: https://moluch.ru/archive/338/75695/ (дата обращения: 27.02.2021).



В статье рассматриваются правовые проблемы оспаривания сделок должника при проведении процедур несостоятельности (банкротстве) по признаку неравноценного встречного исполнения и предлагается вариант решения данной правовой неопределенности путем законодательно закрепленной меры неравноценности.

Ключевые слова: банкротство, оспаривание сделок, неравноценное встречное исполнение, laesio enormis.

Оспаривание сделок должника является одним из эффективных способов, направленных на предотвращение последствий неправомерных действий при проведении процедур несостоятельности (банкротства) и защиты интересов кредиторов. Согласно статистике количество принятых арбитражными судами заявлений о признании сделок должника недействительным по основаниям, предусмотренными главой III.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Федеральный закон) за период январь-июнь 2020 года составляет 4600 заявлений, из которых удовлетворено 1590 заявлений [1].

Федеральный закон содержит два основания признания сделок должника недействительными по принципу подозрительности. А именно, сделки с неравноценным встречным исполнением обязательств и сделки, предусматривающие цель причинения вреда имущественным правам кредиторов.

Сущность первого вида сделок раскрыта в ч. 1 ст. 61.2 Федерального закона, которая гласит, что «сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки» [2].

Согласно п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» при сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота.

Исходя из смысла данной статьи, следует, что неравноценной будет считаться сделка, если рыночная стоимость исполнения обязательств по ней существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательства по сделке с учетом обстоятельств и условий исполнения обязательств.

Вместе с тем считаю, что законодателем недостаточно полно раскрыто понятие «неравноценность встречного исполнения», так как не указаны предельные размеры данной неравноценности. На практике при применении данной нормы правоприменителю приходиться сталкиваться с целым рядом вопросов, касающихся определения цены имущества / стоимости исполнения обязательства, ее соответствие / степень отличия от рыночной стоимости.

Особую актуальность данной теме исследования придает и ее соотношение с принципом договорного регулирования, закрепленному в ст. 421 ГК РФ, согласно которой условия договора определяются по усмотрению сторон.

В современных рыночных реалиях, нестабильности экономической сферы жизни общества, цена заключенного договора не всегда может соответствовать цене аналогичных сделок, а порой и не выгодна для одной из сторон. При таких обстоятельствах признание сделки недействительной по основанию неравноценного встречного исполнения и применение последствий реституции сделки при добросовестности стороны договора, проявившей должную степень внимательности и осмотрительности и заключившей сделку с должником, с условием небольшого отличия договорной цены от рыночной, нарушает интересы данной стороны.

Исходя из этого, следует, что положения ч. 1 ст. 61.2 Федерального закона не соответствуют принципу справедливости.

Определение «неравноценности» осуществляется судом в каждом конкретном случае индивидуально исходя из обстоятельств совершения той или иной сделки [3–5].

Для правильного применения положений ч. 1 ст. 61.2 Федерального закона и признания недействительными сделок с неравноценным встречным исполнением видится необходимым определить четкие критерии «неравноценности».

Для разрешения данного правового пробела целесообразно обратить внимание на историю возникновения института признания недействительными сделок с неравноценным исполнением.

Для начала следует обратиться к Римскому праву и институту Laesio enormis. Сущность института в Римском праве раскрывалась следующим образом — «если ты или твой отец продали за бесценок вещь, стоящую дороже, то ты можешь при содействии судебной власти получить обратно имение, проданное тобой, с одновременным возвращением покупателю уплаченной цены, или же, если покупатель предпочитает такой выход, ты можешь дополучить недостающее до справедливой цены» [6].

Цена предмета договора считалась низкой, если она ниже половины рыночной стоимости. При этом это правило работало как в отношении продавца, так и покупателя, т. е. было направлено на защиту слабой стороны в договоре.

Положения данного правового института в настоящее время не применяются в большинстве стран. В Англии, США, а также в актах международного договорного права судьи по своему усмотрению контролируют соразмерность договорной цены, если она явно несоразмерна, четких порогов не устанавливается.

Во Франции законодательно закреплена фиксированная цена только для договоров купли-продажи недвижимого имущества и ряда иных сделок, предполагая, что несоразмерность встречных предоставлений не порочит сделку. Однако в Италии ценовые значения закреплены на законодательном уровне и носят общий характер. Так, установление цены в два раза большей, является необходимым условием для того, чтобы суд начал анализировать наличие признаков кабальности сделки.

В Энциклопедии европейского частного права от Института Макса Планка (Германия) указывается, что в настоящее время доминирующим в европейском праве подходом является «учет явной несоразмерности цены в качестве одного из двух критериев допустимого судебного вмешательства; вторым же критерием является доказанная эксплуатация неравенства переговорных возможностей». Поэтому одного лишь факта явной несоразмерности цены «в соответствии с каким-либо более или менее произвольным фиксированным уровнем несоразмерности встречных предоставлений», за рядом исключений, считается недостаточно для оправдания судебного вмешательства [7].

В германском гражданском праве нет императивного закрепленного принципа laesio enormis, в этих целях используется положение параграфа 138 о добрых нравах. Практика Верховного суда Германии складывается следующим образом — если сделка составляет разницу 100 %, то она признается «аморальной» и подлежит отмене [8].

На основании изложенного следует, что даже если в правовой системе государства закреплен уровень несоразмерности цены, в конечном итоге такая несоразмерность определяется по судейскому усмотрению исходя из фактических обстоятельств заключения сделки.

Считаю, что положения института laesio enormis применимы и в рассматриваемых статьей правоотношениях, возникающих при оспаривании сделок должника по признакам неравноценного встречного исполнения. Иными словами, полагаю необходимым внести изменения в ч.1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, в той части, что установить начальный предел неравноценного встречного исполнения по сделке (стоимость выполнения обязательства), который более чем на 20 % отличается от цены исполнения обязательств аналогичных сделок.

Ряд научных деятелей положительно относятся к правовой идее об установлении начального предела неравноценности, отмечая, что это даст критерий оценки судам, которые «боятся принимать решения о признании недействительными сделок» [9, с. 85–86] и способствовало дополнительной защите против злоупотреблений участников гражданских отношений [10, с.106]. Вместе с тем с другой стороны, данное нововведение для оспаривания сделок с неравноценным встречным исполнением обязательств может привести к большей дестабилизации гражданского оборота [11, с. 35–42.].

Стоит отметить, что предлагаемое нововведение дает лишь основание для рассмотрения судом вопроса о признании недействительной сделки по признаку «неравноценности».

Так, для признания сделки недействительной по данному основанию суду необходимо установить два обстоятельства: во-первых, стоимость обязательства, отличающуюся более чем на 20 % от рыночной цены, а во-вторых, неравноценное условие о стоимости должно быть включено в сделку в результате недобросовестного поведения сторон (стороны) договора, который, в свою очередь, будет подтверждаться (опровергаться) исходя из представленных суду доказательств.

Значимость предлагаемого нововведения заключается в том, что данный подход исключит оспаривание сделок, цена которых незначительно отличается от рыночных, что в конечном итоге положительно скажется на проведении процедуры банкротства и защитит права добросовестных контрагентов.

Литература:

  1. Статистический бюллетень ЕФРСБ 30 июня 2020 года [Электронный ресурс] https://fedresurs.ru/news/42cab277–3328–4c2f-bbcd-ac728d3e1abc;
  2. О несостоятельности (банкротстве): ФЗ от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ (в ред. ФЗ от 28.12.2013 г. № 419-ФЗ) // СЗ РФ. 2002. № 43. ст. 4190;
  3. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24 декабря 2019 г. по делу № А11–569/2016. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»;
  4. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 4 февраля 2020 г. по делу N А82–24570/2017. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»;
  5. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26 февраля 2020 г. по делу N А79–1127/2016. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»;
  6. Римское право: учебное пособие для студентов всех форм обучения по специальности 030501 «Юриспруденция» / Бозиев Т. О., Бодунова О. Г., Бухаров Н. Н., и др. СПб.: Изд-во: Ленинградский областной институт экономики и финансов, 2008;
  7. Карапетов А. Г., Савельев А. И. «Свобода договора и ее пределы. Том 2. Статут 2012. С.342» [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=CMB&n=17176#0;
  8. Finkenauer T. Zur Renaissssance der laesio enormis beim Kaufvertrag // Festschrift für Harm Peter Westermann zum 70. Geburgstag. Köln, 2008;
  9. Пьянкова А. Ф. Баланс интересов в гражданском праве и его обеспечение в договорных отношениях: дис. … канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2012;
  10. Кратенко М. В. Злоупотребление свободой договора: частноправовые и публично-правовые аспекты: монография. — М.: ВолтерсКлувер, 2010;
  11. Зезекало А. Ю. К вопросу о возрождении laesio enormis // Вестник гражданского права. — 2012. — № 1.
Основные термины (генерируются автоматически): неравноценное встречное исполнение, сделка, оспаривание сделок, договорная цена, конечный итог, оспаривание сделок должника, признание сделки, проведение процедур несостоятельности, рыночная стоимость, явная несоразмерность цены.


Ключевые слова

банкротство, оспаривание сделок, неравноценное встречное исполнение, laesio enormis
Задать вопрос