Возрастные границы определения несовершеннолетия в уголовном законодательстве | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 18 декабря, печатный экземпляр отправим 22 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №48 (338) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 26.11.2020

Статья просмотрена: 56 раз

Библиографическое описание:

Малаховский, В. В. Возрастные границы определения несовершеннолетия в уголовном законодательстве / В. В. Малаховский. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 48 (338). — С. 290-293. — URL: https://moluch.ru/archive/338/75681/ (дата обращения: 08.12.2021).



В статье автор говорит о возникающих в практической деятельности сложностях с определением возрастных границ несовершеннолетия для преступников и потерпевших в уголовном праве.

Ключевые слова: несовершеннолетний, преступления против несовершеннолетних, несовершеннолетний преступник, возраст потерпевшего, возраст преступника, уголовная ответственность несовершеннолетних.

Любой человек от рождения наделяется определенным перечнем субъективных неотчуждаемых прав и свобод, которые необходимы ему для полноценной жизни и реализации своих нужд. В полном объеме лицо может реализовать эти права и свободы по достижении им совершеннолетия, то есть с момента приобретения ним полной дее- и правоспособностей. Но это не означает, что лицо, не достигшее данного возраста, лишено этих прав (не наделено); до этих пор контроль за соблюдением и защитой их прав возлагается на третьих лиц: родителей, опекунов, попечителей, соответствующие органы по делам детей. Это их обязанность, что непосредственно закреплено в ст. 38 Конституции РФ.

До достижения 18 лет лицо является беззащитным, беспомощным, с недостаточным жизненным опытом, податливым и склонным к подражанию, с повышенной эмоциональностью, неуравновешенностью, импульсивностью [15, c. 9], а потому представляется беззащитным как с юридической, так и с физической, психологической стороны. Более того, «через некоторое время, именно те, кто еще не достиг 18 лет, будут жить в этом мире, решать глобальные проблемы и обеспечивать существование мира в целом» [6, c. 3], поэтому для того, чтобы сегодняшние дети могли в будущем взять на себя ответственность за судьбу мира, их права должны быть соблюдены сегодня [3, c. 71; 6; 13, c. 6]. В 2011 г. Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка П. Астахов на заседании российско-американской президентской двусторонней комиссии отмечал, что «Насилие над ребенком — это угроза здоровью нации. … Человек, переживший насилие в детстве, не только сам страдает всю жизнь — есть опасность, что спустя много лет он будет жесток с собственными детьми» [7]. Д. Медведев, занимая пост Президента РФ, по этому поводу отмечал, что «нам не должно быть стыдно за то, какую страну мы передадим детям, но не менее важно, в каких руках будет находиться судьба России» [3, c. 71]. Подтверждением этого является исследование, проведенное Н. Х. Сафиуллиным, М. Данилевской и Н. И. Куликовым, согласно которому около 60 % рецидивистов начали свою преступную деятельность еще в несовершеннолетнем возрасте, а причинами этому послужило жестокое обращение с ними [9, c. 7].

Но на практике возникают сложности с установлением именно возрастных границ несовершеннолетия. В Федеральном законе «Об основных гарантия прав ребенка в Российской Федерации» № 124-ФЗ [1] в ст. 1 ребенком признается лицо до достижениям им возраста 18 лет (совершеннолетия). То есть, в данном случае, понимая буквально норму закона, несовершеннолетним будет признаваться любой ребенок в возрасте до 18 лет. Являясь основным нормативным документом по регламентированию прав и свобод ребенка в Российской Федерации, данный закон является определяющим в понимании и защите закрепленных прав несовершеннолетнего.

На уголовное право возлагается наибольшая ответственность по защите прав несовершеннолетних, как отрасли призванной защищать и оберегать наиболее значимые и ценные права и свободы человека и гражданина. Это в равной степени касается и несовершеннолетнего. Многими учеными неоднократно высказывались предложения о внесении в ст. 2 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) п. 3 норму, определяющую приоритетное направление охраны прав и интересов лиц, не достигших 18 лет [3, c. 72; 4; 14, c. 160]. Но мы не поддерживаем данную точку зрения, так как ст. 2 определяет задачи УК РФ, а именно — охрана прав и свобод человека и гражданина, его собственности и пр., а также устанавливает, какие деяния являются противоправными и уголовно-наказуемыми. Под действие и защиту уголовного закона попадают все люди, в том числе и несовершеннолетние, поэтому нет необходимости отдельно выделять приоритетность данного направления. Установление более строгой ответственности и жесткого наказания, выделения отдельной Главы 20 о преступлениях в отношении семьи и несовершеннолетних, уже указывает на особую значимость данного объекта уголовно-правовой защиты. Еще одним подтверждением приоритетности охраны несовершеннолетних является указание в п. «з» и «п» ст. 63 УК РФ отягчающих признаков, связанных с возрастом пострадавшего (малолетство и несовершеннолетие подопечного (родителем, педагогом, пр.).

Что касается несовершеннолетнего в уголовном праве, то данный момент имеет определенные сложности в его понимании и применении, что в первую очередь связано с тем, что статус несовершеннолетнего по-разному определяется для преступника и потерпевшего. УК РФ в ст. 87 в ч. 1 раскрывает понятие несовершеннолетнего применительно к преступнику, виновному в совершении преступления, которым признается лицо в возрасте от 14 до 18 лет на момент совершения преступления. Данное положение согласуется со ст. 20 УК РФ, которая устанавливает возраст наступления уголовной ответственности, не связывая его с совершеннолетием (18 лет), а также не противоречит ч. 3 ст. 20 УК РФ. То есть, согласно указанным нормам Общей части УК РФ, несовершеннолетним в уголовном праве признается лицо в возрасте от 14 до 18 лет. Данные положения имеют принципиальное значения для привлечения лица к уголовной ответственности и назначению наказания. Лицо, не достигшее этого возраста, не может отвечать за свои незаконные действия ввиду его малого возраста, поэтому остается без внимания законодателя категория лиц в возрасте до 14 лет, а именно, законодатель не указывает, как именно называть такое лицо: «ребенок», «дети», «малолетний».

С другой стороны, потерпевшим, согласно ч. 1 ст. 43 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, является «физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред». Физический, как и моральный вред, может быть причинен любому живому человеку, при этом, возраст не является определяющим фактором, но имеет большое значение для квалификации преступления и защиты прав детей, обеспечения их безопасности развития и благополучия. Так, согласно п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 февраля 2011 г. N 1 г. Москва «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» «установление возраста несовершеннолетнего обязательно, поскольку его возраст входит в число обстоятельств, подлежащих доказыванию» [2]. И данное положение касается не только субъекта преступления, но и потерпевшего, так как несовершеннолетие и определенный в диспозиция квалифицированных и особо квалифицированных составов преступлений возраст потерпевшего является «конститутивным признаком ряда квалифицированных составов в качестве признака потерпевшего от преступления» [5, c. 6] и имеет определяющее значение для правильной квалификации и назначения соответствующего справедливого наказания.

Именно здесь и проявляется дискуссионный момент в законодательной неоднозначности возрастной дифференциации лиц, не достигших возраста 18 лет в различных статьях Общей части и диспозициях статей Особенной части УК РФ. Так, как уже отмечалось, УК РФ не дает точной градации единого возраста наступления совершеннолетия. И если с преступником этот вопрос представляется более ясным, то для определения несовершеннолетнего потерпевшего законодатель использует такие термины, как «дети» (ст. 116, 154, 155), «ребенок» (ст. 163), «новорожденный» (ст. 106), «малолетний» (ст. 105, 111, 112, 125), «лицо, не достигшее 12-летнего возраста» (ст. 131), «лицо, достигшее 12-летнего, но не достигшее 14-летнего возраста» (ст. 134, 135), «лицо, не достигшее 14-летнего возраста» (ст. 131, 241, 242.1, 242.2), «лицо, не достигшее 16-летнего возраста» (ст. 134, 135), «несовершеннолетний» (ст. 121, 122, 127.1, 127.2, 131, 132, 133, 137, 150, 151, 151.1, 156, 157, 228.1, 230, 240, 240.1, 241, 242, 242.1, 242.2), «заведомо несовершеннолетний» (ст. 117, 126, 127, 206). Здесь Л. М. Прозументов и Д. В. Карелин высказывают о недостаточности Постановления ПВС РФ № 1 от 1.02.2011 г. [11, c. 110–111], так как многие исследователи ювенальной юстиции возлагали большие надежды на разрешение данного пробела в вышеупомянутом Постановлении.

Прежде всего, мы считаем, что законодатель в ст. 20 УК РФ должен внести примечание, в котором отражалось бы, что несовершеннолетним признается любое физическое лицо в возрасте до 18 лет, как это закреплено в ст. 1 Конвенции о правах ребенка, п. «а» ст. 11 Пекинских правил, ст. 38, 60 Конституции РФ, ст. 1 ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации». Ю. Н. Стражевич также предлагает дополнить ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации п. 61 (сейчас п. 63) соответствующим определением несовершеннолетнего потерпевшего в возрасте до 18 лет [12, c. 8]. Таким образом, будут исключены неточность в нормах отраслевого законодательства, неясность в определении квалифицирующих признаков преступления и будут реализованы положения ч. 2 ст. 1 УК РФ о соответствии норм Конституции Российской Федерации и общепризнанным принципам и нормам международного права.

Что касается более детального разграничения возраста несовершеннолетнего потерпевшего в составах преступлений, то мы не поддерживаем мнение авторов, настаивающих на приведение возрастных рамок «к единому знаменателю». Так, Л. М. Прозументов и А. И. Морозов указывают на нарушение требования системности и принципа субъективного вменения, в том числе не всегда указывается признак «заведомость несовершеннолетия» [8, c. 276; 10, c. 99–100]. Такое разграничение сделано с учетом средних физических, психических и эмоциональных показателей несовершеннолетних, а также норм семейного и гражданского права, устанавливающих возможность наступления полной дееспособности в более раннем возрасте, вступления в брак в возрасте с 16 лет (ст. 13 СК РФ), а также в некоторых случаях имеет связь (соотношение) с возрастом преступника, как, например, по ст. 134 УК РФ. А признак «заведомость», по нашему мнению, указывает скорее на физические показатели (признаки) потерпевшего, которые однозначно определяют его несовершеннолетний возраст, в некоторых случаях — осведомленность преступника в несовершеннолетнем возрасте потерпевшего. Поэтому, применяемый в составах «истязаний», «похищений», «незаконного лишения свободы» и «захвата заложника», он скорее говорит о малолетнем возрасте потерпевшего, либо о знании жертвы преступником.

С другой стороны, мы поддерживаем мнение этих ученых о двойном толковании и асимметрии законодательного учета возраста потерпевшего. Так, несовершеннолетний возраст указывается в 25 составах, а малолетний возраст — в 5, при этом также используется обозначение малолетства определенными рамками — до 12 лет, с 12 до 14 лет, до 14 лет (13 составов с учетом указания на совершение составов, предусмотренных ч. 3–5 ст. 134, ч. 2–4 ст. 135 в отношении лиц, в возрасте до 12 лет), а также 2 статьи посвящены незаконным действиям в отношении лиц до 16 лет. С другой стороны, всякий малолетний является несовершеннолетним, что в свою очередь указывает на то, что под защитой и охраной уголовного закона находятся все вышеперечисленные категории несовершеннолетних, а непосредственная градация возраста применяется только в преступлениях против половой свободы и неприкосновенности личности, что обусловлено именно половым созреванием ребенка, физической незащищенностью (слабостью, беспомощностью, зависимостью) его психическим развитием и возможностью принимать взвешенные решения о собственных сексуальных отношениях. Но это не касается такого нелогичного указания на малолетство при убийстве, при этом оставление остальных несовершеннолетних без внимания (п. «в» ч. 2 ст. 105). Но в общем, мы не видим необходимости в изменении законодательства по поводу данных возрастных категорий в квалифицированных и особо квалифицированных составах преступлений в отношении несовершеннолетних, а также перестроения УК РФ, при котором все нормы о преступлениях в отношении несовершеннолетних были бы объединены в одну Главу, как это неоднократно предлагалось в научной литературе [13, c. 12].

Таким образом, мы видим, что несовершеннолетнее лицо по-разному рассматривается в уголовном и процессуальном плане. При этом, в зависимости от статуса (положения) такого лица неодинаковы возрастные рамки. При этом, в отдельных случаях, а именно — в преступлениях против половой свободы и неприкосновенности личности, достижение определенного возраста, хоть и несовершеннолетнего, как потерпевшим, так и виновным, будет исключать преступность деяния (ст. 134 УК РФ).

Литература:

  1. Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями). / Собрание законодательства Российской Федерации от 3 августа 1998 г., N 31, ст. 3802.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» // Российская газета. — 2011. — № 29 (5405).
  3. 29.Андреев В. Л. Направления реализации уголовной политики в сфере уголовно-правовой охраны интересов семьи и несовершеннолетних // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2011. № 1 С.71–75.
  4. Байбарин А. А. Уголовно-правовая охрана прав и интересов потерпевших, не достигших восемнадцати лет: теоретический аспект. Вопросы ювенальной юстиции. — № 5 (31) 2010. [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://juvenjust.org/txt/index.php/t1529.html
  5. Байбарин А. А. Уголовно-правовая дифференциация возраста [Текст]: монография / А. А. Байбарин. М.: Высшая школа. — 252 с.
  6. Доклад Совета по правам человека «Поощрение и защита прав детей». Московская международная модель ООН. Sartraccc. — 2012. — 24 с.
  7. «Лучше бы я молчала». Почему дети, пострадавшие от насилия, становятся жертвами системы насилия. А. Зарипова. Российская газета. — Федеральный выпуск. № 5409 (33). 17.02.2011.
  8. Морозов А. И. Знаковые изменения, пробелы и «Черные дыры» в уголовно-правовой охране несовершеннолетних // Пробелы в российском законодательстве. 2011. № 4 С.274–278.
  9. Особенности преступного поведения несовершеннолетних: Учебное пособие / Под ред. доктора юридических наук профессора Г. А. Аванесова. М. — Казанский филиал ЮИ МВД России, 1995. — 85 с.
  10. Прозументов Л. М. Некоторые проблемы уголовно-правового регулирования защиты прав несовершеннолетних // Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 346 С.99–102.
  11. Прозументов Л. М., Карелин Д. В. Вопросы практики применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ // Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 347 С.110–113.
  12. Стражевич Ю. Н. Правовой статус несовершеннолетнего потерпевшего в российском уголовном процессе: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Специальность 12.00.09 — Тюмень,2008. — 30 с.
  13. Туктарова И. Н. Уголовно-правовая охрана несовершеннолетних. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. — 12.00.08. — Саратов. — 2000. — 32 с.
  14. Шикула И. Р. К вопросу совершенствования уголовно-правовой политики в сфере защиты несовершеннолетних потерпевших // Вопросы современной юриспруденции. 2013. № 29 С.157–162.
  15. Ювенальное право: Учебник для вузов / Под ред. А. В. Заряева, В. Д. Малкова. –М.: ЗАО Юстицинформ, 2005. — 312 c.
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, Российская Федерация, возраст, лицо, ребенок, уголовная ответственность, несовершеннолетний возраст, потерпевший, моральный вред, Уголовно-процессуальный кодекс.


Ключевые слова

несовершеннолетний, преступления против несовершеннолетних, уголовная ответственность несовершеннолетних, несовершеннолетний преступник, возраст потерпевшего, возраст преступника
Задать вопрос