Проблемы толкования норм о возбуждении ненависти либо вражды, об унижении человеческого достоинства и оскорблении чувств верующих | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 6 февраля, печатный экземпляр отправим 10 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №47 (337) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 23.11.2020

Статья просмотрена: 14 раз

Библиографическое описание:

Полонкоева, М. М. Проблемы толкования норм о возбуждении ненависти либо вражды, об унижении человеческого достоинства и оскорблении чувств верующих / М. М. Полонкоева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 47 (337). — С. 361-363. — URL: https://moluch.ru/archive/337/75547/ (дата обращения: 23.01.2021).



Возможно ли, отнести к числу экстремистских проявлений, оскорбление религиозных чувств верующих, в формах способных спровоцировать ненависть и вражду. В статье анализируются проблемы толкования норм о возбуждении ненависти либо вражды, об унижении человеческого достоинства и оскорблении чувств верующих. Отсутствие единого подхода в толковании понятий, содержащихся в законодательстве, является причиной споров и как следствие вызывает большой общественный резонанс в обществе. Предлагается уточнение формулировок, разъясняющих положения Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 г. N 11 г. «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности».

Ключевые слова: уголовный кодекс, верующие, оскорбление, религиозные чувства, ненависть, вражда, экстремизм.

Is it possible to classify as an extremist manifestation offending the religious feelings of believers in forms capable of provoking hatred and enmity. The article analyzes the problems of interpreting the norms on incitement of hatred or enmity, on humiliation of human dignity and insult to the feelings of believers. The lack of a unified approach to the interpretation of the concepts contained in the legislation is the cause of disputes and, as a result, causes a great public resonance in society.

It is proposed to clarify the wording clarifying the provisions of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation dated June 28, 2011 N 11 g. «On judicial practice in criminal cases on crimes of extremist orientation».

Keywords: criminal code, believers, insult, religious feelings, hatred, hostility, extremism.

На сегодняшний день ненависть, вражда и унижение человеческого достоинства — одна из наиболее серьезнейших проблем в современном обществе, с которой все чаще сталкивается следственная и судебная практика. Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства без всяких сомнений, являются объективно общественно опасными, т. к. посягают на саму целостность общества, социальную гармонию и согласие в России, единство нашего многонационального народа. И такие действия, с учетом их высокой общественной опасности, направленные на возбуждение ненависти или вражды, должны получать соответствующую юридическую оценку, при этом, безусловно, санкции должны соответствовать тяжести совершенного деяния.

В УК РФ [4] статья 282 устанавливает ответственность за действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой — либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет».

Здесь отдельного внимания заслуживают используемые в диспозиции ст. 282 УК РФ дефиниции «ненависть» и «вражда» [1]. Дело в том, что в законодательстве и юридической литературе эти понятия не дифференцируются, а в словарях истолковываются одно через другое: вражда — отношения и действия, проникнутые неприязнью, ненавистью; ненависть — чувство сильной вражды, злобы.

Более того, неясно, что следует понимать под действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды. Закон не определяет точного понятия этих действий. В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ, под действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды, следует понимать, в частности, высказывания, обосновывающие и (или) утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой — либо нации, расы, приверженцев той или иной религии и других групп лиц. Как мы видим, в данном Постановлении Пленума недостаточно четко определены деяния, которые могут быть отнесены к действиям, направленным на возбуждение ненависти либо вражды. Одним из условий наступления уголовной ответственности по ч.1 ст. 282 УК РФ, в ред. Федерального закона от 27.12.2018 № 519-ФЗ, вступившего в силу 08.012019, является совершение лицом указанных в диспозиции действий в течение года, после его привлечения к административной ответственности за аналогичное деяние по ст. 20.3.1 КоАП РФ. Исключение составляют случаи совершения этих же действий с применением насилия или с угрозой их применения, с использованием своего служебного положения или в составе организованной группы, ответственность за которые наступает по ч. 2 ст. 282 УК РФ. В ст. 20.3.1 КоАП существует аналогичная проблема, не понятно какие действия направлены на возбуждение ненависти либо вражды.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации [2] говорится, что критика политических организаций, идеологических и религиозных объединений, политических, идеологических или религиозных убеждений, национальных или религиозных обычаев сама по себе не должна рассматриваться как действие, направленное на возбуждение ненависти или вражды. И здесь необходимо отграничить конструктивную критику от оскорблений. Конечно, сама по себе конструктивная критика не должна относится к действиям, возбуждающим ненависть или вражду. Но если целью конкретного обращения, поста, является лишь прямое оскорбление того или иного лица или чувств верующих, то с этим мириться нельзя. И в том значении смысл закона должен нам всем быть понятным.

Незавершенность процесса формирования понятийного аппарата на практике ведет к серьезным ошибкам, совершаемыми правоохранительными органами в их деятельности по раскрытию преступлений по статье 282 УК РФ, так как они вынуждены обращаться к толковому словарю и выяснять, что значит то или иное понятие. Таким образом, можно сказать, что объективная сторона рассматриваемого нами преступления строится исключительно на оценочных суждениях, так как отсутствует ясность и полнота объективной стороны.

Данное преступление относится к экстремистской деятельности, что указано в ч.1 ст. 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» [5], где к экстремистской деятельности относятся, в частности, преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой — либо социальной группы.

Допустим, действия оскорбляющие людей, по признаку их отношения к религии — это экстремизм, то можно предположить, что действия направленные на оскорбление чувств верующих, надругательством над образом их святых, можно отнести к действиям, направленным на возбуждение ненависти или вражды, а следовательно, считать экстремистскими.

Рассмотрим ситуацию, когда в феврале 2006 года Charlie Hebdo [6] стал участником громкого скандала после публикации карикатур на пророка Мухаммада. В последующие годы журнал продолжил публиковать карикатуры на Мухаммеда, объясняя это неприятием фундаментализма и борьбой за свободу слова. Тема карикатур Charlie Hebdo стала вновь актуальной после 16 октября 2020 года. Когда обезглавили учителя истории и географии Самюэля Пати около школы под Парижем после того, как преподаватель провел урок о свободе слова, продемонстрировав на нем карикатуры на пророка Мухаммеда. Нападавшего застрелили. Власти Франции расценили убийство Пати как теракт. Погибшему посмертно присудили высшую награду страны — орден Почетного легиона. Безусловно, также как оскорблять чувства верующих недопустимо и одновременно недопустимо убивать людей — и то, и другое недопустимо абсолютно. Но получается, что в данном случае эта свобода переходит в свободу провокации. По сути, (карикатуры Charlie Hebdo) — это провокация, оскорбление религиозных чувств и продолжая упорствовать в своем расширенном толковании свободы, увы, иногда приводит к таким страшным последствиям. Эти Карикатуры также направлены и на политиков, и на святых христианской религии. Ведь, они и на христианского бога рисовали карикатуры. В данном примере, оскорбляют не самих верующих, а их чувства, оскорбляя их святых, тем самым разжигая ненависть и вражду не только к себе, но и к системе в целом, которая позволяет и допускает такое поведение. Вполне может быть, что указанные действия совершаются с целью продемонстрировать бессилие властей, так как во Франции нет закона, устанавливающего ответственность за оскорбление чувств верующих в такой форме.

Рассмотрим, существует ли в Российском законодательстве, нормы об ответственности, в которых указано, что унижение святых являются действиями, оскорбляющими чувства верующих, и провоцирующими ненависть и вражду.

В ст. 5.61 КоАП РФ оскорбление определяется как унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме [3]. И если указанная норма даёт достаточно ясное представление о том, что следует считать оскорблением личности, то содержание термина «оскорбление религиозных чувств верующих» законодательно не определено.

Вместе с тем, статья 5.26 КоАП РФ, запрещает публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики. Но возникают вопросы при квалификации действий лиц, в действиях которых усматривается осквернение — ведь, это тоже самое оскорбление, предусмотренное ст. 148 УК РФ. Возможно предположить, что некоторые действия могут быть расценены и как административный проступок, и как уголовно наказуемое деяние. И здесь правоохранительные органы исходят из цели виновного лица — были ли его действия направлены на оскорбление чувств верующих или он лишь преследовал цель испортить религиозную книгу. В зависимости от этого определяется квалификация — по УК РФ или по КОАП РФ.

В уголовном кодексе РФ [4] ст. 148 устанавливает ответственность за: «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих». Но и здесь проблематично привлечь к уголовной ответственности поскольку вовсе не ясно, что есть «религиозные чувства», как их можно оскорбить.

Диспозиция ч. 1 ст. 148 Уголовного кодекса РФ является фактически неприменимой, поскольку состоит из не разъясненных ни законодателем, ни Верховным Судом оценочных категорий.

С моей точки зрения ст. 148 УК РФ, имеет основным родовым объектом конституционные права на свободу совести и вероисповедания. В данном случае, закон недостаточно четко определяет, каким образом может быть нарушено право на свободу совести и вероисповедания путем оскорбления религиозных чувств верующих.

Представляется, что оскорбление святынь, выраженное в таких формах как, например, глумливые рисунки (в виде карикатур), совершаемое целенаправленно, публично и в грубой форме, особенно с нарушением моральных норм, следует расценивать как провокацию, то есть, как действия направленные на возбуждение ненависти и вражды. Такого рода посягательства являются общественно опасными, могут повлечь тяжкие последствия и носят ярко выраженную антисоциальную направленность. Следовательно, здесь следует озаботится не только защитой прав на свободу совести и вероисповедания, а, прежде всего, обеспечением межконфессионального мира и безопасности государства.

В виду высокой степени общественной опасности рассматриваемых проявлений, специальную норму об ответственности за оскорбление чувств верующих надлежит включить в главу 29 УК РФ.

В Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 г. N 11 г. «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» предлагаем внести изменения и дополнения, касающиеся разъяснения понятий «ненависть», «вражда», а также отнести оскорбление чувств верующих путём публичного надругательства над их святынями к перечню действий направленных на возбуждение ненависти и вражды.

Литература:

  1. Толковый словарь русского языка» под редакцией Д.Н Ушакова (1935–1940).
  2. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 г. N 11 г. Москва «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности». (ред. от 20.09.2018)
  3. «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 15.10.2020, с изм. от 16.10.2020)
  4. «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63 — ФЗ (ред. от 27.10.2020).
  5. Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114 — ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (в ред. от от 31.07.2020 № 299-ФЗ)
  6. https://www.interfax.ru/world/724094
Основные термины (генерируются автоматически): возбуждение ненависти, действие, УК РФ, вражда, оскорбление чувств верующих, Верховный Суд, Постановление Пленума, РФ, Российская Федерация, судебная практика.


Ключевые слова

экстремизм, уголовный кодекс, ненависть, оскорбление, верующие, религиозные чувства, вражда
Задать вопрос