Иные действия сексуального характера в рамках состава преступления, предусмотренного ст. 134 Уголовного кодекса Российской Федерации | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №47 (337) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 21.11.2020

Статья просмотрена: 1 раз

Библиографическое описание:

Ходырева, А. В. Иные действия сексуального характера в рамках состава преступления, предусмотренного ст. 134 Уголовного кодекса Российской Федерации / А. В. Ходырева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 47 (337). — С. 414-416. — URL: https://moluch.ru/archive/337/75459/ (дата обращения: 06.03.2021).



Уголовный закон, а именно ст. 134 УК РФ, устанавливает правовой запрет на совершение в отношении не достигших возраста 16 лет достигшими восемнадцатилетнего возраста лицами таких деяний, как:

– половое сношение;

– мужеложство или лесбиянство.

Квалифицирующим признаком здесь может выступать:

– совершение указанного деяния с лицом в возрасте от 12 до 14 лет;

– совершений группой лиц по предварительному сговору либо организованной группой;

– совершение деяния в отношении 2 и более лиц;

– совершение деяния лицом, ранее совершавшим аналогичные преступления (против половой неприкосновенности несовершеннолетних).

Диспозиция рассматриваемой статьи, при том, что в ее наименовании содержится указание на «иные действия сексуального характера», не имеет в содержании специального упоминания об иных действиях либо отсылки на них.

Расширительное толкование выступает недопустимым, следовательно, рассматриваемые действия не подпадают под квалификацию по ст. 134 УК РФ [1, с. 120].

Сказанное, как представляется, влечет за собой неполную уголовно-правовую защиту половой неприкосновенности несовершеннолетних.

Отмечается использование терминов, заимствованных из медицинской науки, которые используются законодателем не совсем корректно [2, с. 324]. В этой связи представляется необходимым сконструировать рассматриваемый состав в несколько ином ключе — не в зависимости от половой принадлежности партнеров, а исходя из того, имелось сексуальное проникновение или нет [3, с. 54], что позволит устранить споры по поводу «иных действий сексуального характера».

Основываясь на анализе названия и содержания ст. 134 УК РФ, логичным представляется вывод о наличии пробела в описании признаков объективной стороны рассматриваемого преступного деяния, а именно указания в названии на иные действия сексуального характера, при отсутствии указания на таковые в самой диспозиции статьи.

Представляется, что под иными действиями сексуального характера подразумеваются и используется как общее понятие, характеризующее разнообразные виды удовлетворения половых и сексуальных потребностей, кроме отраженных в диспозиции названной статьи.

В теории уголовного права представлено немало точек зрения по вопросы содержания и определения рассматриваемого понятия.

Например, В. П. Коняхин характеризовал его и классфицировал следующим образом:

– как нетрадиционные виды удовлетворения половой потребности с участием только мужчин (различные, за исключением анального секса, проявления мужского гомосексуализма: оральный секс; имитация анального секса; мастурбация и т. д.);

– как мужчин, так и женщины (самые различные проявления гетеросексуальной активности партнеров и, в первую очередь, суррогатные формы полового акта: оральный секс, анальный секс, вестибулярный коитус, нарвасадату, имитацию анального секса или вагинального с проникновением во влагалище, акта с помощью рук, всевозможных предметов или приспособлений и т. д.).

Аналогичным образом сюда могут быть включены и отдельные виды сексуальных отклонений, такие как разнообразные формы садизма, флагелляция, фроттаж. Так называемое совокупление в естественной форме, однако совершенное под принуждением со стороны лица женского пола, также должно квалифицироваться по рассматриваемой статье [4].

Так как деяние считается оконченным со времени начала в физиологическом плане самого полового сношения (в естественной форме или же в форме иных действий сексуального характера), такой признак не нуждается в изменениях либо внесении каких-либо дополнительных характеристик. Более того, квалификация деяния в зависимости от физиологического окончания сношения или иных действий, представляется совершенно нелогичной, так как это, во-первых, не подлежит точному описанию, во-вторых, начало процесса уже наносит вред моральному и физиологическому здоровью несовершеннолетнего.

Актуальное Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 04 декабря 2014 № 16 не содержит рассматриваемого понятия «иных действий сексуального характера», в отличие от ранее действовавшего Постановления от 15.06.2004, которое, однако, относилось к насильственным действиям и, опять же, не затрагивало рассматриваемой статьи 134 УК РФ. Но даже содержащееся там определение отмечалось в литературе как не содержащее конкретики, что влекло за собой проблемы в единообразии правоприменительной практике и ошибки при применении соответствующих юридических норм [5, c.4].

При обращении к судебной практике по данному вопросу также затруднительно выделить единую позицию, что представляется логичным ввиду отсутствия единообразного подхода в уголовном законе. Так, для примера, в приговоре Ханты-Мансийского районного суда содержится указание на то, что под иными действиями сексуального характера понимаются любые действия, направленные на удовлетворение половой страсти, за исключением естественного полового сношения, мужеложства и лесбиянства [6]. Подводя итог изложенному в приговоре, главным признаком действий выступает направленность на удовлетворение половой страсти, однако под определение полового сношения в естественной либо же традиционной форме они не подпадают.

Если исходить из квалификации деяний, совершаемых в традиционной форме, то не всякое половое сношение сопровождается явными фрикционными движениями и далеко не всегда закачивается семяизвержением. Поэтому его следует считать оконченным преступлением с момента введения виновным полового члена во влагалище потерпевшей. Такой же позиции придерживаются правоприменители [7].

История отечественного уголовного права, памятники законодательства также не содержат единого варианта, который бы позволил правоприменителю либо законодателю найти актуальное решение, способное развеять сомнения по поводу возникшего вопроса. Категории закона имеют тот смысл, который они имеют в обычном словоупотреблении [8, c. 122].

При системном анализе норм главы, посвященной преступлениям против половой неприкосновенности, возникает закономерный вывод о том, что все формы сексуального контакта, содержащиеся в уголовном законе, объединены общим понятием «действия сексуального характера». Соответственно, указанное определение должно выступать основой для формирования соответствующих составов преступлений, в том числе и ст. 134 УК РФ, так как оно наиболее емко охватывает все то множество вариантов деяний, которые могут подпадать под уголовно-правовой запрет рассматриваемой статьи.

По этой причине, ст. 134 УК РФ содержит уголовно-правовой запрет только на половое сношение, мужеложство и лесбиянство, а действия сексуального характера остаются не криминализированными.

Путем разрешения возникшего вопроса выступает включение в диспозицию указанной статьи определения «иных действий сексуального характера» [9, c. 85], как дополнительного признака, либо разграничить признаки объективной стороны в зависимости от того, имело ли место сексуальное проникновение. Предлагаемая рядом исследователей классификация на «контактный» и «бесконтактный» способы в настоящее время, ввиду развития сети «Интернет» и дистанционных способов коммуникации утрачивает свою актуальность, так как ряд совершаемых при их помощи действий может быть направлен на удовлетворение половой страсти, однако же не иметь непосредственного сексуального контакта и быть отнесенным к развратным действиям. Наличие непосредственного контакта, как представляется, также необходимо отнести к одному из признаков объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 134 УК РФ.

Подводя итог, следует отметить назревшую необходимость закрепление понятия и, соответственно, определения иных ненасильственных действий сексуального характера, что требует внесения изменения в ч. 2 ст. 134 УК РФ.

Литература:

  1. Уголовное право. Особенная часть / под ред. И. В. Шишко. — М.: Проспект, 2012. — С. 120.
  2. Смирнов, А. М. Уголовно-правовая характеристика и квалификация полового сношения и иных действий сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста // Аллея науки. 2018. № 8. С. 324.
  3. Тыдыкова Н. В. Уголовно-правовая характеристика и вопросы квалификации насильственных половых преступлений. М., 2013. С. 54.
  4. Российское уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Коняхин В. П. — М.:Контракт, НИЦ ИНФРА-М, 2016. — 560 с. — Режим доступа: http://znanium.com/catalog/product/674051
  5. Комментарий к постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» от 4 декабря 2014 года № 16 / А. Н. Попов, Санкт-Петербургский юридический институт (филиал) Академии Генеральной Прокуратуры Российской Федерации. — СПб, 2016. — С.4.
  6. Приговор Ханты-Мансийского районного суда № 1–26/2015 1–413/2014 от 19.01.2015 № 1–26/2015
  7. Приговор Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 13 ноября 2012 г. Дело № 1–1273/2012. URL: https://rospravosudie.com/court-yakutskij-gorodskojsud-respublika-saxa-yakutiya-s/act-475086257
  8. Шляпочников А. С. Толкование советского уголовного закона / А. С. Шляпочников. М.: Госюриздат, 1960. С. 122
  9. Энгельгардт, А. А. Система половых преступлений // Lex Russica/ 2017. № 12. С. 85.
Основные термины (генерируются автоматически): сексуальный характер, УК РФ, действие, анальный секс, половое сношение, половая неприкосновенность, половая страсть, естественная форма, объективная сторона, оральный секс.


Задать вопрос