Органы предварительного следствия в России в дореволюционный период (1864–1916 гг.) | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №47 (337) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 18.11.2020

Статья просмотрена: 70 раз

Библиографическое описание:

Гавриленко, Н. С. Органы предварительного следствия в России в дореволюционный период (1864–1916 гг.) / Н. С. Гавриленко. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 47 (337). — С. 263-265. — URL: https://moluch.ru/archive/337/75337/ (дата обращения: 09.03.2021).



В статье автор рассматривает вопросы становления и развития системы органов предварительного следствия в России в период с 1864 года по 1916 год. Цель — рассмотреть вопросы становления и развития системы органов предварительного следствия в России в период с 1864 года по 1916 год. Методы: диалектический, общенаучные, частно-научные. Результат: обобщен опыт становления в России следственных органов, выделения в системе предварительного расследования двух стадий: дознания и предварительного следствия. Выводы: становление в России системы следственных органов было сопряжено с определенными трудностями, что, прежде всего, было связано с отсутствием к тому необходимой правовой основы.

Ключевые слова : суд, дознание, органы предварительного следствия, преступление.

The purpose is to examine the formation and development of the system of preliminary investigation bodies in Russia in the period from 1864 to 1916. Methods: dialectical, General scientific, private scientific. Result: the article summarizes the experience of the formation of investigative bodies in Russia and identifies two stages in the system of preliminary investigation: inquiry and preliminary investigation. Conclusions: the formation of the system of investigative bodies in Russia was associated with certain difficulties, which, first of all, was due to the lack of the necessary legal framework.

Keyword : court, inquiry, preliminary investigation bodies, crime.

Формирование органов предварительного следствия в России берет свое начало в середине XIX века. Ранее указанные функции были возложены на полицию.

Производство по уголовному делу в то время сводилось к собиранию доказательств по делу, а также доказыванию вины конкретного лица в совершении преступления. При этом предусматривалось два этапа предварительного следствия: предварительное и формальное. Для первого этапа было характерно установление фактических обстоятельств произошедшего, а для второго — исследование вопроса о причастности лица к совершению расследуемого преступления.

Впервые попытки по созданию специальных органов, ведающих вопросами производства расследования по уголовному делу, были сделаны канцелярией Собственной Его Императорского Величества. Результатом такой деятельности явилось принятие законопроекта «О следствии», в соответствии с положениями которого рассматриваемые функции были изъяты у полиции и переданы судебным следователям. С этого времени органы предварительного следствия были отнесены к числу судебных органов [2, с. 409].

Принятые в 1860 году наказы Судебным следователям и полиции явились основой для окончательного разделения предварительной стадии производства по уголовному делу на розыск и дознание. Вместе с тем, преследуя цель полного обособления судебной и административной власти, законодатель избрал непоследовательную политику, а потому достичь указанную цель оказалось невозможным. Судейские органы выражали свое недовольство против лишения их полномочий в рамках производства по уголовному делу на всех стадиях его производства, в том числе и на досудебной [2, с. 409].

Препятствовало достижению цели законодателя, прежде всего, отсутствие необходимой правовой основы, регламентирующей вопросы функционирования органов предварительного следствия. Так, принятые в рамках урегулирования указанных вопросов нормативные акты содержали в себе следующие недостатки:

− следователи были подчинены, с одной стороны, прокурору как представителю Министерства юстиции, а с другой — непосредственно судебным органам;

− наличие розыскных начал в уголовном преследовании приводило к тому, что следователь выполнял совокупность значимых процессуальных действий: осуществлял функцию обвинения и принимал меры, направленные на применение к участникам уголовного процесса меры процессуального принуждения, фактически отнесенные к предмету ведения судебных органов;

− отсутствие функциональной самостоятельности следователя приводило к тому, что органы полиции отказывали в оказании помощи при производстве отдельных процессуальных действий [1, с. 2826].

Однако уже в 1864 году последний из обозначенных проблемных вопросов был урегулирован на законодательном уровне в результате принятия Устава уголовного судопроизводства. Положениями указанного акта было определено, что производство по делам, подсудным окружным судам, возлагалось на досудебной стадии на судебных следователей. При этом судебные следователи в целях эффективного выполнения возложенных на них задач приобретали определенные «властные» полномочия над органами полиции: последние обязаны были содействовать производству предварительного следствия. Помимо этого, по отдельным категориям дел достаточным признавалось лишь производство дознания органами полиции. Однако по результатам рассмотрения уголовного дела органами полиции материалы такого дела передавались следователю на производство дальнейшего предварительного следствия.

Судебные следователи находились в прямом подчинении императора, а потому для назначения соответствующих лиц на указанные должности требовалось получение на то согласия высшего правителя. В таких условиях прослеживалась определенная самостоятельность, независимость органов предварительного следствия от иных государственных структур.

Число следователей определялось императором в зависимости от количества совершаемых преступлений в каждом уезде. На должность судебного следователя назначались лица, не имеющие юридического образования. Однако перед такими лицами стояла задача по «разрешению» более ста уголовных дел в год. Безусловно, в этом случае о качестве осуществляемой судебными следователями деятельности говорить не приходилось.

Однако уже в 1864 году были установлены определенные требования к лицам, занимающим должности судебного следователя. Полномочия судебного следователя могло исполнять лишь лицо, имеющее высшее юридическое образование. Предъявлялись и требования к опыту работы (стажу) указанного должностного лица — необходимо было прослужить по судебной части не менее трех лет [3, с. 351].

На лицо, исполняющее обязанности судебного следователя, была возложена обязанность по беспристрастному установлению фактических обстоятельств произошедшего преступного события, совокупность которых позволила бы уличить конкретное лицо в совершении преступления либо же при соответствующих обстоятельствах оправдать его.

Следовательно, принятие рассматриваемого нормативно-правового акта обусловило собой наделение следственных органов отдельными полномочиями по отношению к органам полиции. Благодаря указанным мерам, судебным следователям удалось «переложить» отдельные полномочия на органы полиции, что, безусловно, позволило «разгрузить» деятельность следователей. Вместе с тем следователи наделялись по отношению к органам полиции контрольными полномочиями.

В 1867–1870 гг. были учреждены должности следователей по особо важным делам, по важнейшим делам. В свою очередь, наличие кадрового состава в указанной государственной структуре позволяло привлечь судебных следователей к производству по уголовному делу в суд (рассмотрение дела в суде).

В окончательном виде органы следствия были отделены от полиции. Указанное «нововведение» отразилось и на процессе производства по уголовному делу. Однако принятые меры следует признать недостаточно эффективными, поскольку до сих пор отсутствовала необходимая правовая основа, позволяющая четко отграничить между собой следствие и дознание. В этой связи на практике полномочия судебного следователя зачастую смешивались с полномочиями полиции — помимо производства следствия ему приходилось проводить и дознание по делу, а также при необходимости розыск лица. «Содействовали» возникновению таких противоречий и нормы действующего Устава, в которых указывалось на обязанность должностного лица возбуждать уголовное дело лишь в отношении конкретного лица. Вместе с тем установление данных о личности виновного требовало за собой производства по делу дознания.

Осознавая всю беспомощность органов предварительного следствия, законодателем в 1869 году была сформирована специальная комиссия, в обязанности которой вошло рассмотрение вопросов об эффективности деятельности существующей системы органов предварительного следствия. По результатам обобщения практического материала, опыта указанных органов было определено, что бесплодность указанной государственной структуры сводилась к «многофункциональности» судебных следователей, возложению на них широких обязанностей — не только по производству следствия, но и по осуществлению отдельных функций в рамках дознания. Так, например, органы предварительного следствия проводили по уголовному делу розыск. Однако ограниченность их полномочий в данной сфере не позволяла им в сокращенные сроки эффективно выполнить поставленную задачу. Все это приводило не только к затягиванию процесса рассмотрения конкретного уголовного дела, но и препятствовало производству по иным фактам совершения преступлений [3, с. 352].

Развитие системы органов предварительного следствия в России осуществлялось вплоть до ноября 1917 года, когда в результате принятия Декрета о суде № 1 ранее существовавшая судебная система была упразднена. Последствия такого реформирования отразились и на системе следственных органов в целом.

Таким образом, создание самостоятельных, независимых органов предварительного следствия ознаменовало собой достижение следующих результатов:

− разделение органов предварительного следствия и дознания соответствовало передовым тенденциям того времени и продолжает сохранять свою актуальность, значимость до настоящего времени;

− в результате проведенной реформы было выделено две формы предварительного расследования: дознание и предварительное расследование;

− созданы благоприятные условия для достижения стоящей перед органами полиции функции по охране общественного порядка.

Литература:

  1. Верещагина А. В. Дореволюционные проекты реформирования предварительного следствия // Актуальные проблемы российского права. — 2014. — № 12. — C. 2826–2832.
  2. Цеков М. А. Возникновение и развитие системы органов дознания // Молодой ученый. — 2018. — № 21 (207). — С. 409–414.
  3. Шавлак Д. В. История становления процессуальной самостоятельности следователя в отечественном уголовном процессе // Молодой ученый. 2020. № 20 (310). С. 351–354.
Основные термины (генерируются автоматически): предварительное следствие, орган полиции, уголовное дело, орган, Россия, судебный следователь, следователь, необходимая правовая основа, предварительное расследование, развитие системы органов.


Задать вопрос