Современные пути приобщения детей к охотничьей культуре | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Культурология

Опубликовано в Молодой учёный №47 (337) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 18.11.2020

Статья просмотрена: 17 раз

Библиографическое описание:

Афанасьев, М. А. Современные пути приобщения детей к охотничьей культуре / М. А. Афанасьев, Г. С. Попова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 47 (337). — С. 438-441. — URL: https://moluch.ru/archive/337/75287/ (дата обращения: 05.03.2021).



Большинство современных детей лишены возможности приобщиться к охотничьей культуре, и отсюда вытекает необходимость поиска путей решения данной актуальной проблемы. На основе изучения опыта школ, семей и других социальных институтов, а также анализа научной литературы по данной тематике сделана классификация способов инкультурации детей посредством охотничьих традиций, нашедших одобрение в социуме.

Ключевые слова: охотничья культура, способы инкультурации детей, опыт социальных институтов.

Most modern children are deprived of the opportunity to join the hunting culture. The search for solutions to this problem is relevant. The positive experience of schools, families and other social institutions was studied. The analysis of scientific literature on this subject is made. Based on this, a classification of methods of inculturation of children through hunting traditions is made.

Keyword: hunting culture, methods of inculturation of children, experience of social institutions.

В наше время, когда большинство детей в силу общего отчуждения общества от традиционной охоты как основного кормящего вида культуры не имеют возможности знакомства с ним, актуальны иные, новые подходы, способы и методы приобщения детей к этой области этнического культурного мира. Изучая опыт учебных заведений, семей и в целом социума, а также описания этого опыта в научной литературе, приходим к выводу, что народ находит таковые способы. Чтобы не ограничиваться их простым перечислением, мы решили их сгруппировать и подвергнуть некоторого рода классификации, для чего вначале посчитали нужным обратиться к дефиниции охотничьей культуры, которая сравнительно нова для отечественного научного сообщества.

Авторы считают, что для определения охоты как страта культуры достаточно выделить пять параметров: «Все аспекты культуры, от ценностей до практик, можно описать через пять параметров, определяющих способы решения основных проблем, стоящих перед любым обществом, — отношения между полами (маскулинность-фемининность), власть (дистанция власти), роль личности в обществе (индивидуализм-коллективизм), временная перспектива (временная ориентация), (не)определенность (терпимость к неопределенности)» [6]. В приложении к охоте эти параметры показывают, что в России фемининность преобладает, существует четкая дистанция власти, характерен коллективизм, культура с долгосрочной ориентацией и явная нетерпимость к неопределенности. Это в целом подходит и к оценке культуры северных охотников.

Действительно, наши охотники, независимо от их этнической принадлежности, проявляют неодобрительное отношение к тем, кто много добывает или во всеуслышание хвастается выдающимися трофеями. Также абсолютное большинство наших современных охотников предпочитают выезжать даже на индивидуальные охоты в веселой компании. Наши охотники спокойно в целом относятся к случаям достаточно вопиющего браконьерства со стороны облеченных властью персон — «им можно» — такова у нас исторически «дистанция власти». Северные охотники продолжают стремиться к экономному расходованию охотничьих ресурсов, «не бить лишнего», «оставлять на развод» — это сказывается параметр долгосрочной ориентации. И, наконец, культуры с высоким уровнем нетерпимости к неопределенности видят во всем новом и непривычном угрозу, стараются сделать жизнь как можно более предсказуемой, а также убеждены, что Истина абсолютна (и знают ее только они). К таким культурам, согласно имеющимся данным, относится и Россия [там же].

Мы в свою очередь выдвигаем параметры, структурирующие культуру — это отношения в социуме: отношение субъекта культуры к Природе, к Людям/Обществу и к своему Я.

В приложении к охотничьей культуре отношение северного охотника в данных трех аспектах в целом такова. Отношение к Природе Субъект-Субъектное, признающее Природу как Живое/Жизнь, в то же время признание себя как объект воздействия Природы, как Дитя природы, и отсюда — полное подчинение Природе, ее законам. К охотнику это относится в первую очередь, и это отношение в крови у северян, что объясняется климатическими особенностями северной Природы. Отношение к Людям и Обществу как паритетность в полном ее смысле равенства между людьми, выражающемся в принципе «Быть наравне со всеми». На Севере иначе нельзя — здесь лямку надо тянуть всем охотникам вместе и на равных, поскольку ответственность возложена за всех и за каждого, кто в команде. Отношение же к своей персоне у северного охотника полностью ответственное — полная автономия, вера только в свои силы и опыт, одновременно полная свобода действий. Последнее также ментально сохранено у северян — северный мужчина тянется к охоте именно оттого, что там он чувствует эту свободу. Это в корне отлично от тяги к воле у русских мужчин (читайте у Н. А. Бердяева, у Тэффи и др. классиков). Но надо отметить, что у современных мужчин это чувство частично утеряно — они ограничиваются удовлетворением своего желания лишь отдалиться от глаз женской половины своего окружения (оҕо-дьахтар хараҕыттан дьалты буолуу), не раскрывая в себе необходимость истинной свободы.

Таким образом в структурном плане охотничья культура Севера в целом субъект-субъектная и по существу своему человеческая, точнее сказать человечная, что полностью передается на якутском языке как киһилии сыһыан. То есть сознание и самосознание северного охотника все свое окружение очеловечивает — киһититэр, киһититэ саныыр, киһититэн өйдүүр. И это вовсе не означает его отсталость, какую-либо примитивность, антропоморфность, антропогенность, антропоцентричность, как любили отмечать этнологи и этнографы прошлого, а также все ученые эволюционистского толка. Последнее в наше время претерпевает положительные изменения, переходя в междисциплинарность [2].

Относительно форм бытования охотничьей культуры — культуры питания, одежды, быта, труда, промысловой культуры, поведенческой культуры, обрядово-ритуальной, а также духовных практик охотников мы в данной статье не распространяемся, но на практике в обязательном порядке учитываем как культурные сценарии деятельности.

Изложим критерии, по которым нами произведена классификация путей приобщения современных детей к так называемой охотничьей культуре как отдельной форме их инкультурации на основе деятельностного подхода. Как известно, обучающиеся могут и должны вступать в три рода деятельности: культурно-образовательную, культуротворческую и социокультурную. Эти три рода деятельности формируют образ Я обучающегося. То есть секрет обучения и воспитания кроется в умении организовывать эту деятельность, и у учителей вырабатывается основной критерий успешности их работы именно по степени вхождения учащегося в эти виды деятельности: вошел/не вошел ученик в деятельность. Что примечательно, на якутском языке появилось новое словосочетание: дьарыкка киирии/дьарыкка кииримии. Все упоминаемые ниже культурно-образовательные практики взяты из нашего собственного опыта и путем обзора научной литературы, где изложено описание такового опыта [8].

Во-первых, инкультурация в ходе культурно-образовательной деятельности. Это всевозможные формы деятельности детей в ходе их формального, информального и неформального образования (и, по-старому, воспитания): различного типа современные уроки, лучшей части которых дано название «золотых уроков». Разработаны новые программы на основе деятельностного и компетентностного подходов, интерактивных форм и креативных приемов работы с детьми по их личностно-ориентированному приобщению к процессу возрождения, развития народных традиций охоты, а также по их погружению в аутентичные формы охотничьей культуры по принципу культурогенного образования [3]. Но количество таких уроков и практических занятий мизерно, поскольку в школьной программе тема охоты затронута недостаточно.

Второй критерий — это инкультурация детей в ходе их культуротворческой деятельности: индивидуальная и кружковая работа в новом формате, клубы и творческие объединения и т. п. при школах в форме дополнительного образования, при центрах культуры и других предприятиях культуры вне школы, в социуме [1; 10]. Как пример для подражания можем указать на опыт работы Центра духовной культуры г. Якутска «Дом Арчы», где методистом А. А. Холмогоровой привлечен молодой педагог энтузиаст Дорҕоон Дохсун, который творчески работает с мальчиками подростками, вовлекая их в интерактивные проекты, в том числе прививая им навыки охотничьей и экологической культуры. Авторские проекты «Тыл хоһууна», «Боотур омооно» расширили свой масштаб до республиканских.

И третий критерий — это инкультурация детей в охотничью культуру в ходе их социокультурной деятельности. Сюда входят формы работы с детьми в социуме по месту их жительства и, самое главное, в семье и семейном кругу. Нами наработан опыт привлечения мальчиков школьного возраста к охотничьим традициям — во время весеннего и осеннего охотничьего сезона по субботним дням освобождать мальчиков средних и старших классов от учебных занятий и организовывать их выход на охоту с родителями и родственниками, а то и с соседями или с мужчинами общественниками из Совета отцов. Такой же опыт в свое время был внедрен в жизнь в Верхоянском районе директором школы И. Рожиным [8]. В гимназии «Айыы кыһата» каждую осень и весну мальчики с учителями мужчинами и отцами выезжают на подледный лов рыбы Муҥха и Куйуур [10]. При такой организации учебного процесса ни один мальчик не остается вне этого проекта, и это дает ни с чем не сравнимый сильный эффект и пользу. После таких суббот мальчики возвращаются в школу с гордо поднятой головой и повзрослевшие в противоположность тому, когда многие уезжают на охоту без разрешения школы и их пропуск учебных занятий считается пропуском уроков без уважительной причины. Авторы пишут об охотничьих фестивалях и праздниках, о возрождении частных культурных практик и обрядов, повсеместно проводятся Дни Байаная, месяцы Байаная — все это, несомненно, социализирует детей в сообщество охотников [4]. Также здесь большое значение необходимо отводить отношению детей к охотничьим собакам, ездовым лошадям и оленям, так как без них традиционной охоты не может быть — недаром про лошадь/олень охотничий лексикон говорит, что это мостик=далаһа, про собаку: друг= доҕор, спутник=аргыс [1; 5; 7; 9].

Если мы до сих пор говорили о подростках и старших школьниках, то с младшими школьниками работа ведется в несколько ином ключе, но все равно с соблюдением народных традиций [3]. Естественно, современные родители не сажают трехлетних мальчиков верхом на лошадь или олень, не стреляют в них из лука, но многие начинают их брать с собой на охоту как можно рано — с трех-четырех лет, а уж школьников, то это обязательно. Детские сады, все другие Дошкольные образовательные учреждения такую работу тоже ведут, в основном в игровой форме, включая в свою программу народные охотничьи игры Байаная. А в начальном звене общего образования также предусматриваются темы охоты и охотничьего промысла, изучаются охотничьи звери и птицы, но мало кто из современных детей, в особенности в городах и районных/улусных центрах, видят живого зайца или утку — так что дело ограничивается рисунками и картинками, видеоматериалами. Здесь в качестве передового опыта можно привести опыт семей, которые с малыми детьми пускаются в сплавы по рекам Якутии, ходят в дальние походы с рюкзаками, в которых сидит малыш — охотничий туризм является новой прогрессивной формой культуры [5]. Многие увлекаются самым гуманным видом охоты — фотоохотой и его аналогом — видеосъемками на природе, на охоте. Ярким примером здесь выступает журнал «Байанай» и как видим из публикаций — научный журнал «Гуманитарные аспекты охоты и охотничьего хозяйства» [2; 4; 5; 7].

Заключение. Главным механизмом реализации поставленных целей приобщения и инкультурации мальчиков к охотничьей культуре выступает календарная культура северных народов, которая нынче активно используется в практике как частной жизни, так и образовательной системы. Например, в якутском народном календаре охота отражается практически круглый год: весенняя охота на перелетную дичь, в летнее время якуты переходят на рыбный рацион питания, осенний отстрел перелетных птиц, осенняя охота на копытных, на глухариных, с ноября по март охота на пушного зверя. Это потому, что охота и рыболовство раньше выступали одним из основных видов кормящей культуры / айах ииттэр төрүт дьарык. Многое из этой богатой культуры можно практиковать и в современной жизни, естественно, с учетом проблем экологии и чисто для общения с природой, для природосообразности, культуросообразности и человекосообразности жизни. Необходимо пропагандировать использование неогнестрельного орудия охоты — это традиционные капканы (чааркаан), силки (тиргэ, туһах), плашки и пасти (сохсо), арбалеты (айа) и мн.др. Школьники любят писать доклады и рефераты про подобные методы охоты, изготавливают самодельные макеты этих орудий, демонстрируют их действие — остается реализовать все это в жизни. Это и будет желаемое культурогенное образование.

Литература:

  1. Багардынов Д. С. Традиционная охотничья культура Якутии // Сборник материалов Международной научно-практической конференции «Инновационные технологии в образовании и науке». В 2-х томах. Чебоксары, 2017. С. 95–99. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=29164539 (дата обращения: 1.11.2020).
  2. Бочарников В. Н. Антропология охоты или охотничья антропология? Поиск самобытного пути // Гуманитарные аспекты охоты и охотничьего хозяйства. Иркутск, 2018. № 2 (8). С. 5–20. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=32529757 (дата обращения: 4.11.2020).
  3. Бурнакова К. Ю. Воспитание на народных традициях и обычаях в начальных классах сельской школы // Вестник научных конференций. Тамбов, 2017. № 3–3(19). С. 22–24. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=29094717 (дата обращения: 10.11.2020).
  4. Винобер Е. В. Охотничьи фестивали и праздники как форма сохранения и популяризации охотничьей культуры // Гуманитарные аспекты охоты и охотничьего хозяйства. Иркутск, 2018. № 2 (8). С. 76–102. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=32529766 (дата обращения: 10.11.2020).
  5. Матейевич М., Урошевич М. Валоризация охотничьих пород собак для охотничьего туризма // Гуманитарные аспекты охоты и охотничьего хозяйства. Иркутск, 2019. № 5 (17). С. 30–39. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=37793440 (дата обращения: 8.11.2020).
  6. Морозов А. Существует ли охотничья культура? // Русский охотничий журнал. URL: https://rhm-magazine.ru/magazine/2014/russkiy_okhotnichiy_zhurnal_11_2014/sushchestvuet_li_okhotnichya_kultura/ (дата обращения: 1.11.2020).
  7. Однокурцев В. А. Традиции, ритуалы, обычаи и приметы охотников Якутии // Гуманитарные аспекты охоты и охотничьего хозяйства. 2020. № 1(26). С. 65–71. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=42214796 (дата обращения: 5.11.2020).
  8. Попова Г. С. Этнопедагогическая система семейно-бытового воспитания якутских детей: На примере северных улусов Республики Саха (Якутия). Дисс. по ВАК РФ 13.00.01. 204 с. URL: https://www.dissercat.com/content/etnopedagogicheskaya-sistema-traditsionnogo-semeino-bytovogo-vospitaniya-yakutskikh-detei-na (дата обращения: 2.11.2020).
  9. Слепцов Ю. А. Обычаи и обряды северных якутов-охотников (Из архивного материала) // Эхо Арктической Одиссеи: Судьбы этнических культур в исследованиях ученых-североведов: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, посвященной 100-летию И. С. Гурвича (1919–1992). 2019. С. 78–80. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=42546576 (дата обращения: 1.11.2020).
  10. Софронеев П. Л., Никитина Н. Г. Методы приобщения юношей к охотничьим традициям Сибирских тюрков (якуты, тувинцы) // Сравнительно-сопоставительное изучение тюркских и монгольских языков: Материалы Международной научно-практической конференции. Якутск, 2018. С. 507–513. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=37352952 (дата обращения: 2.11.2020).
Основные термины (генерируются автоматически): охотничья культура, охота, научная литература, ребенок, северный охотник, долгосрочная ориентация, род деятельности, Россия, традиционная охота, якутский язык.


Ключевые слова

охотничья культура, способы инкультурации детей, опыт социальных институтов
Задать вопрос