Взаимопроникновение русской и туркменской культуры и литературы: история вопроса | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Филология, лингвистика

Опубликовано в Молодой учёный №46 (336) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 14.11.2020

Статья просмотрена: 17 раз

Библиографическое описание:

Мирошниченко, И. И. Взаимопроникновение русской и туркменской культуры и литературы: история вопроса / И. И. Мирошниченко. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 46 (336). — С. 486-489. — URL: https://moluch.ru/archive/336/75224/ (дата обращения: 27.02.2021).



В статье рассматривается история проникновения образов туркменской действительности в русскую литературу.

Ключевые слова: Средняя Азия, Туркменистан, образ, лирика, проза.

The article examines the history of penetration of images of Turkmen reality into Russian literature.

Keywords: Central Asia, Turkmenistan, image, lyrics, prose.

«Диалогу культур и культуре диалога — вот чему учит нас многовековой опыт Великого Шёлкового пути, вот чем прекрасно владели наши предки», — отмечает Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов. [1, с. 21]

Именно с Великого Шёлкового пути берёт своё начало многовековой диалог русской и туркменской культур. Взаимопроникновение литератур началось несколькими веками позже. В результате него появились переводы на русский язык классической туркменской поэзии, затем очерково-документальные книги путешественников о Туркменистане, позже — произведения русских писателей о туркменской действительности и русская литература в Туркменистане.

Уже в первой половине XIX века в произведениях русских писателей и путешественников появляется образ туркмена. Например, в книгу «Странствователь по суше и морям», изданную в 1842 году в Санкт-Петербурге, включен очерк E. П. Ковалевского (1809–1868) «Туркменец Рахман Аяз», в котором рассказывается о трагической любви туркменского юноши. B 40-e годы XIX в. также некоторые произведения туркменского фольклора и литературы впервые переводятся на европейские языки. B 1842 году писатель-дипломат (он был русским консулом в Гиляне) A. Ходзько-Борейко перевел на английский язык и издал в Лондоне три стихотворения выдающегося туркменского поэта Махтумкули, снабдив их краткими сведениями o поэте, a также фрагмент туркменского народного эпоса «Гёроглы». Это английское издание эпоса легло в основу русского перевода, осуществлённого C. C. Пенном и опубликованного в 1856 году в Тифлисе. [4, с. 468–469]

B книге H. H. Муравьева (1794–1866) «Путешествие в Туркмению и Хиву в 1819 и 1820 гг». приводится услышанный автором рассказ o трагической любви девушки Шасенем и юноши Гарыпа. Эта первая известная запись туркменского народного дестана «Шасенем — Гарып» на русском языке. Книгу Н. Н. Муравьёва прочитал и хранил в своей личной библиотеке А. С. Пушкин, который c интересом изучал историю, жизнь и культуру народов Средней Азии.

В 1865 году в Петербурге была переведена с английского на русский и издана книга «Путешествие по Средней Азии. Описание поездки из Тегерана чрез Туркменскую степь по восточному берегу Каспийского моря в Хиву, Бухару и Самарканд, совершенной в 1863 году Арминием Вамбери». Так, благодаря труду известного европейского путешественника в России узнали о личности туркменского поэта Махтумкули, сведения о котором содержатся в книге, и ближе познакомились с его творчеством.

В конце XIX века в Казани был опубликован русский перевод туркменского эпоса «Горкут-ата», а в начале XX века в печати стали появляться и другие произведения классиков туркменской литературы. Интерес к туркменской культуре был настолько велик, что с 1902 года профессор-востоковед А. Н. Самойлович (1880–1938) преподавал в Санкт-Петербургском университете туркменский язык и литературу.

Многие из российских мастеров слова в конце XIX-начале XX веков приезжали в туркменский край в творческие командировки, а позже образ этой солнечной земли появлялся в их прозе и лирике. Так, российский писатель и художник Николай Каразин (1842–1909) создал для петербургских журналов цикл популярных очерков о Закаспийской железной дороге, назвав её «Новый Шёлковый путь».

В 1901 году в Красноводск (ныне г. Туркменбаши) пароходом из Баку прибыл писатель-историк В. Ян. Вот, что он пишет в своей книге «Голубые дали Азии»: «Меня поразили необычайно нежные тона песчаных отмелей, пологих гор и моря — светло-розовые и бирюзовые... Близ скалистого берега плыли узкие рыбачьи лодки под ромбической формы парусами... Пароход причалил в Красноводске, бывшем тогда совсем поселением. У лавок стояли, держа на поводу коней, туркмены в красных полосатых халатах и очень высоких мохнатых папахах... Поезд медленно повёз меня мимо невысоких гор... Стоя на площадке вагона, я то смотрел на лиловые тени гор, то не мог оторвать взгляда от разворачивающейся с другой стороны поезда бескрайней панорамы пустыни»... [8, с. 18].

Исключительную роль в творчестве писателя сыграла жизнь и работа в городе Асхабад (ныне Ашхабад). Воспоминания о туркменской столице также можно встретить в его книге «Голубые дали Азии»: «Это был маленький, чистенький городок, состоявший из множества глиняных домиков, окружённых фруктовыми садами, с прямыми улицами, обсаженными стройными тополями, каштанами и белой акацией. Тротуаров, в современном понятии, не было, а вдоль улиц, отделяя проезжую часть от пешеходных дорожек, журчали арыки, прозрачная вода стекала в них с гор... Городок был одноэтажный. После нескольких землетрясений было запрещено строить иные здания, кроме одноэтажных самого легкого типа, и единственным двухэтажным зданием был городской музей. Городок просыпался и засыпал по сигналам, доносившимся из крепости. На рассвете и на закате солнца в тихом воздухе слышались трубы, игравшей зорю, и протяжные голоса, певших утреннюю и вечернюю молитвы. Население городка было невеликим. Всякий желавший надолго обосноваться в Асхабаде просил о предоставлении ему земельного участка, выдававшегося из числа нарезаемых в направлении Кеши, и обычно получал также ссуду на постройку». [8, с. 25]

В дальнейшем творческие поездки по Туркменистану стали для многих русских писателей доброй традицией.

В мае 1931 года известный русский писатель Константин Паустовский (1892–1968) предпринял поездку на Каспийское море. Впечатления от нее легли в основу повести «Кара-Бугаз» (1932). Книга об освоении залива Кара-Бугаз (ныне Кара-Богаз-Гол) получила широкое общественное признание. Именно это произведение вдохновило, по его личному признанию, другого не менее популярного русского прозаика А. Платонова (1899–1951) на поездку в Туркмению (ныне Туркменистан). А. Платонов ставил перед собой цель: «Я хочу написать повесть о лучших людях Туркмении, расходующих свою жизнь на превращение пустынной родины... в общество, снаряженное мировой техникой». [6, с. 344] Он побывал там дважды, в результате чего появились две жемчужины литературы — рассказ «Такыр» и повесть «Джан».

В 1930–1935 годах в творческой командировке на гостеприимной туркменской земле побывали такие русские поэты и писатели как Андрей Платонов, Владимир Луговской, Николай Тихонов, Юрий Трифонов, Всеволод Иванов, Леонид Леонов и др. Благодаря их прозе и лирике русский читатель узнал много нового об истории туркменского народа.

В годы Великой Отечественной войны в эвакуации в Ашхабаде находился русский писатель Юрий Олеша (1899–1960). В это трудное время он продолжил заниматься творчеством, а также переводил туркменскую лирику и прозу. Всё увиденное и пережитое Ю. К. Олеша старался отразить в своём «ашхабадском дневнике». В 1948 году был напечатан трогательный рассказ на военную тему «Туркмен».

Более близкое знакомство массового читателя с туркменской действительностью стало возможно благодаря таким произведениям русской литературы как повесть «Ваш покорный слуга» Петра Скосырева, роман «Утоление жажды» и сборник «Под солнцем» Юрия Трифонова, романы «Землетрясение» и «Змеелов» Лазаря Карелина, исторические романы «Море согласия», «Государи и кочевники» и «Перелом» Валентина Рыбина, роман Юрия Папорова «Бек Назар Дор».

Привлекателен художественный образ туркменского края стал и для русской поэзии.

«Как горы, высятся барханы.//Какой простор, и тишь какая!//Тебя любить я не устану,//Страна, мне издавна родная», — писал о Туркменистане русский поэт и художник Павел Радимов. (1887–1967). [2, с. 3]

Суровой и пленительной красоте туркменской природы посвятил поэт Николай Тихонов (1896–1979) свой лирический сборник «Юрга». Например, своё восхищение уникальными туркменскими скакунами — ахалтекинцами — он выразил, обращаясь к другу поэту В.Луговскому:

«…Я слово дал: коней туркменистанских

Стихом не трогать — другу подарить,

Пусть пишет он баллады или стансы

Про легкость их, выносливость и прыть.

Но видел тех коней я очень точно,

Не удержусь — на узкой полосе

Одной строкой скажу о них заочно,

Да, я скажу: они прекрасны все…» [7, с. 196]

Известным русским поэтом Туркменистана был Вадим Зубарев (1933–1996). В. И. Зубарев родился в 1933 году в Рязанской области в семье учителей, которые уже в 1935 году были приглашены на работу в систему просвещения Туркмении. Особенно тесная дружба связывала В. И. Зубарева с народным писателем Туркменистана Керимом Курбаннепесовым. Лирика поэтического сборника «Саженцы» В. И. Зубарева, вышедшего в Ашхабаде в 1955 году, осветила духовный мир современников поэта, дружбу народов. Творческое воплощение образ туркменской действительности нашёл и в сборниках В.Зубарева «Барханы», «Караван, «Живая связь», «Черты в черты». В стихотворении «Азия» поэт выразил свою поистине сыновью любовь к туркменской земле:

«Не охоч блуждать по белу свету,

Я не гость, а здешний старожил:

Мой родитель честно в землю эту

Душу россиянина вложил.

И внушал себе, вздохнув украдкой:

«Тоже не чужая сторона…»

Помню, как таинственно и кратко

величалась Азией она…

Порешил родитель мой остаться

На Аму-реке. И самому

Мне роднёй пора бы посчитаться

С древней азиаткою Аму… [3, с. 36]

Значительное число стихотворений русского поэта печаталось в переводе на туркменский язык. В свою очередь В. Зубарев выступал как переводчик туркменской поэзии.

Примеров популярности туркменских образов и туркменской тематики в русской литературе множество. Одним из них может послужить строки из стихотворения русского поэта, литературоведа и критика, нашего современника Николая Переяслова (1954):

«Когда в судьбе одни нули,

И жизнь — как ночь, где нет рассвета,

Я том возьму Махтумкули –

И обращусь к стихам поэта…». [5, с. 76]

Таким образом, процесс взаимовлияния и взаимопроникновения русской и туркменской культур и литератур имеет глубокие исторические корни. Это продуктивное многовековое взаимодействие приносило и продолжает приносить творческие плоды.

Литература:

1. Бердымухамедов Гурбангулы. Туркменистан — сердце Великого Шёлкового пути. — Ашхабад: ТГИС, 2017

2. Головкин Н. «Страна, мне издавна родная…»// Русский литературный журнал. — 2008. — № 9

3. Зубарев В. И. Барханы. Сборник стихов. — М., 1959.

4. Каррыев С. А. Туркменская литература [первой половины XIX в.] // История всемирной литературы: В 8 томах / АН СССР; Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1983–1994. Т. 6. — 1989.

5. Переяслов Н. В. Близок час. Сборник стихов. — М., 1994.

6. Платонов А. П. «…я прожил жизнь»: Письма. 1920–1950 гг. / Андрей Платонов; сост. вступ. статья, ком. Н. Корниенко и др. — М.: Астрель, 2013.

7. Тихонов Н. С. Собрание сочинений в 7-и томах. Т. 1.- М., 1973.

8. Ян В. Голубые дали Азии (Записки всадника). — М.: Изд. Правда, 1989.

Основные термины (генерируются автоматически): Азия, Туркменистан, русская литература, туркменская действительность, Ашхабад, книга, русский поэт, туркменская культура, Великий Шелковый путь, русский язык.


Задать вопрос