О необходимости законодательного закрепления запрета на сделки в обход закона | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №46 (336) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 15.11.2020

Статья просмотрена: 17 раз

Библиографическое описание:

Зайцева, А. И. О необходимости законодательного закрепления запрета на сделки в обход закона / А. И. Зайцева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 46 (336). — С. 242-244. — URL: https://moluch.ru/archive/336/75143/ (дата обращения: 06.03.2021).



Обратная сторона рыночных отношений, основанных на принципе свободы договора и возникших после ухода от плановой экономики, стала проявляться в увеличении случаев злоупотребления участниками гражданского оборота своими субъективными правами.

Чтобы удовлетворить свои интересы, стороны все чаще прибегают к механизмам, с помощью которых можно достичь желаемого результата, минуя юридические запреты. В этой связи так остро встала проблема «обхода закона».

Соблюдение участниками экономических отношений предписаний закона крайне важно для обеспечения стабильности гражданского оборота и соблюдения прав и законных интересов его участников.

Для предотвращения обхода субъектами гражданского права законодательных запретов в 2013 году в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) был введена категория «обход закона». Появление запрета на «обход закона» в ст. 10 ГК РФ в 2013 году также было обусловлено сформировавшейся судебной практикой, содержащей множество примеров квалификации действий участников гражданских оборота в качестве «обхода закона» [1, c. 1936].

В первую очередь необходимо отметить, что «обход закона» представляет собой формально законные действия субъектов гражданского права, но по своей сути направленные на достижение запрещенной законом цели и приводящие к нарушению прав и законных интересов иных субъектов гражданского права [2, c. 23].

Существует два лагеря по вопросу существования в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее — ГК РФ) «обхода закона». Первый из них, где главным борцом против введения доктрины «обхода закона» выступает А. И. Муранов, считает, что законодательное определение «обхода закона» создаст еще большую почву для злоупотреблений ввиду того, что никто не может точно раскрыть его содержание [3, c. 7]. По мнению А. И. Муранова «…Оно опасное из-за его свойства быть «подушкой для ума». Проще всегда произнести мантру «обход закона», нежели выявить истинный смысл ситуации и есть ли или же нет нарушение закона. Никакой обход закона не нужен, если российские суды усовершенствуют юридическую технику».

Сторонники законодательного закрепления «обхода закона», среди которых В. В. Витрянский, Е. Д. Суворов, А. В. Егоров, О. С. Иоффе, указывают следующее.

Как всем известно, суды в России редко пытаются понять смысл и цель принятия того или иного правового предписания и все более буквально интерпретируют это предписание [4, c. 107]. Если нет правового регулирования, то суд не заполняет пробел с помощью собственного толкования. Это происходит с проблемой «обхода закона», о чем свидетельствует малочисленная правоприменительная практика. Поскольку нет правил, стороны не пытаются представить аргументы в пользу «обхода закона», либо не встречают поддержки у суда. Консолидация правовой доктрины «обход закона» «заставит» суды начать разбираться в том, что представляет собой это явление.

За семь лет существования ст. 10 ГК РФ в новой редакции практика признания действий лиц как совершенных в «обход закона» расширилась, однако случаи, когда данная норма, несмотря на опасения противников введения запрета «обхода закона», применялось необоснованно национальными судами, встречаются очень редко.

По нашему мнению, есть рациональное зерно в рассуждениях сторонников законодательного закрепления «обхода закона». При этом представляется, на сегодняшний день определение «обхода закона» не должно быть зафиксировано в законе. Полагаем, что ориентиром для судов в части применения категории «обход закона» лучше послужит постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации, где высшая инстанция сформирует определение и критерии «обхода закона», а также примерный перечень случаев, когда необходимо применять норму об «обходе закона» [6, c. 21].

В то же время норму ст. 10 ГК РФ нельзя оставлять в нынешней редакции. Согласно п. 1 ст. 10 ГК РФ «обходом закона» признается только такое действие, совершаемое с противоправной целью. Включение в норму такого критерия «обхода закона» было связано с тем, что создатели законопроекта столкнулись с сопротивлением правового сообщества, опасающегося, что использование простой формулировки «обход закона» повлечет ситуацию, когда любая сложная юридическая конструкция будет отнесены к этому явлению и подпадет под запрет. В этой связи, дабы избежать неверного понимания, законодатель установил запрет не на любой «обход закона», а только на совершенный с противоправной целью [6, c. 35].

Вышеуказанные рассуждения верны лишь отчасти. В них много говорится об общем понимании «обхода закона» или даже обыденном, но этот термин относится к юридическим категориям и имеет довольно четкие рамки.

Поскольку «обход закона» является формой злоупотребления правом и направлен на достижение запрещенной законом цели, презюмируется, что «обход закона» в любом виде (через сделки либо иные действия) совершается с противоправной целью. В этой связи критерий противоправности целей при совершении «обхода закона» должен быть заменен совокупностью критериев злоупотребления правом и посягательства на публичные интересы или права и законные интересы участников гражданского оборота.

На основании вышеизложенного предлагается внести изменения в абзац первый п. 1 и п. 3 ст. 10 ГК РФ, изложив их в следующей редакции:

«1. Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона, представляющие собой злоупотребление правом и посягающие на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы участников гражданского оборота, а также злоупотребление правом путем иного заведомо недобросовестного осуществления гражданских прав».;

«3. В случае если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона, посягающих на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы участников гражданского оборота, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом».

Литература:

  1. Иванова О. Е., Обход закона в практике ВАС РФ — год спустя // Актуальные проблемы российского права. — 2014. — № 9. — С. 1936–1937.
  2. Лазарев В. Можно ли закон обойти? // Новая адвокатская газета. — 2011. — № 6. — С. 23–30.
  3. Муранов А. И., «Обход закона» в международном частном праве: мнимость актуальности и надуманность проблем // Законодательство. — 2004. — № 7. — С. 7–14.
  4. Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. — М.: Статут, 1998. — С. 107–119.
  5. Ряполова О. А. Запрет на обход закона как предел осуществления субъективных прав участниками гражданского оборота // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2015. — № 11. — С. 21–25.
  6. Суворов Е. Д. К вопросу о внедрении понятия «обход закона» в ГК РФ // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 2011. — № 7. — С. 35- 37.
Основные термины (генерируются автоматически): ГК РФ, обход, гражданский оборот, противоправная цель, Российская Федерация, Гражданский кодекс, интерес, интерес участников, суд.


Задать вопрос