Проблемы правового регулирования применения вспомогательных репродуктивных технологий и установления происхождения ребенка | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №46 (336) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 13.11.2020

Статья просмотрена: 75 раз

Библиографическое описание:

Соломатина, О. И. Проблемы правового регулирования применения вспомогательных репродуктивных технологий и установления происхождения ребенка / О. И. Соломатина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 46 (336). — С. 327-329. — URL: https://moluch.ru/archive/336/75134/ (дата обращения: 05.03.2021).



В статье автор рассматривает отдельные проблемы правового регулирования установления происхождения ребенка при применении метода суррогатного материнства в России, презумпции отцовства и материнства.

Ключевые слова: суррогатное материнство, СК РФ, медицинская организация, родитель ребенка, мать, гражданское состояние.

Происхождение ребенка от конкретных родителей является основанием для возникновения правовых отношений между родителями и ребенком. В силу статьи 47 Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ) происхождение ребенка должно быть удостоверено в установленном законом порядке.

Таким порядком, согласно Федеральному закону от 15.11.1997 № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» (далее — Федеральный закон 143-ФЗ) является государственная регистрация рождения, в результате чего происхождение ребенка становится юридическим фактом и порождает правовые последствия.

Запись о матери и (или) отце ребенка, произведенная органом записи актов гражданского состояния в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 51 СК РФ, а также свидетельство о рождении ребенка, выданное на основании такой записи, подтверждает факт происхождения ребенка от указанных в них лицах (пункт 2 статьи 6, пункт 1 статьи 8, статья 17, пункт 1 статьи 57, статья 69, пункт 2 статьи 73 Федерального закона 143-ФЗ [1].

Презумпция материнства основана на том, что женщина, родившая ребенка, является его матерью. Поскольку роды происходят, как правило, в медицинском упреждении или в присутствии врача, данный факт подтверждается документом установленной формы. Материнство женщины, родившей ребенка, очевидно в случае естественного зачатия ребенка, последующего его вынашивания и рождения.

В соответствии с пунктом 2 статьи 48 СК РФ отцом ребенка признается супруг (бывший супруг) матери ребенка, если ребенок родился от лиц, состоящих в браке между собой, а также в течение трехсот дней с момента расторжения брака, признания его недействительным или с момента смерти супруга матери ребенка, если не доказано иное.

Юридическая значимость презумпции отцовства супруга матери ребенка, порождаемой браком, заключается в том, что супруги освобождаются от доказывания происхождения ребенка, рожденного в браке.

Вместе с тем и мужчина, не состоящий в браке с матерью ребенка, признающий свое отцовство также освобожден от доказывания. Отцовство лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, устанавливается путем подачи в орган записи актов гражданского состояния совместного заявления отцом и матерью ребенка (пункт 3 статьи 48 СК РФ). Совместное заявление об установлении отцовства отца и матери ребенка, не состоящих между собой в браке на момент рождения ребенка, является основанием для государственной регистрации органом записи актов гражданского состояния установления отцовства путем составления соответствующей записи акта гражданского состояния (статьи 6, 48 Федерального закона 143-ФЗ). На основании записи акта об установлении отцовства сведения об отце вносятся в запись акта о рождении ребенка.

Запись об отцовстве может быть оспорена только в судебном порядке в соответствии со статьей 52 СК РФ. Требование лица, записанного отцом ребенка на основании записи акта об установлении отцовства, об оспаривании отцовства не может быть удовлетворено, если в момент записи этому лицу было известно, что оно фактически не является отцом ребенка (пункт 2 статьи 52 СК РФ), т. е. не является генетическим отцом ребенка.

Из анализа данных норм автор полагает, что изначально в основе родительства заложено генетическое родство отца и матери с ребенком, которое в результате записи сведений об отце и матери ребенка при государственной регистрации рождения становится социальным (юридическим) родительством.

С развитием и успешным применением репродуктивных технологий презумпция материнства становится неоднозначной, особенно в случае применения суррогатного материнства.

Особенность суррогатного материнства состоит в том, что процесс зачатия происходит с помощью метода ЭКО, вынашивание и рождение ребенка осуществляется суррогатной матерью. Проблемы правового регулирования установления происхождения ребенка обусловлены тем, что при суррогатном материнстве генетическая и гестационная (биологическая) составляющие материнства разделены.

В то же время отцовство супруга, половые клетки которого использовались для оплодотворения при суррогатном материнстве, может быть достоверно установлено и подтверждено документом, выданным медицинской организацией.

В соответствии с пунктом 4 статьи 51 СК РФ лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери).

При применении метода суррогатного материнства возможны следующие варианты:

– при имплантации использован эмбрион, генетически происходящий от супружеской пары (потенциальных родителей);

– при имплантации использован эмбрион, генетически происходящий от одного из супругов (потенциальных родителей);

– при имплантации использован эмбрион, генетически происходящий от доноров, т. е. генетическая связь с потенциальными родителями отсутствует.

По мнению автора, последний вариант из перечисленных выше требует более детального изучения и правового регулирования. В первых же двух вариантах генетическое материнство и (или) отцовство может быть достоверно установлено медицинской организацией, оказывающей услугу с применением метода суррогатного материнства. В данной ситуации гестационное материнство (беременность суррогатной матери) является результатом реализации мер, предпринятых генетическими родителями.

Российский законодатель предоставил суррогатной матери необоснованное право наделения родительскими правами супружеской пары, являющейся не только генетическими родителями, но и заявившей свое намерение стать родителями.

Интересы генетических родителей являются первоочередными, так как основанием для вынашивания ребенка является реализация генетическими родителями своих репродуктивных прав [2, с. 5].

Отдавая предпочтение супружеской паре, можно достичь цели суррогатного материнства, а именно — решения проблемы бесплодия лиц, которые хотят стать родителями, но не обладают естественной способностью к деторождению [3, 47].

Дискуссионной является не только норма, устанавливающая приоритет материнства суррогатной матери, но и норма, предусматривающая выдачу медицинской организацией документа, подтверждающего факт получения согласия суррогатной матери на запись супругов родителями ребенка.

Согласно пункту 5 статьи 16 Федерального закона № 143-ФЗ при государственной регистрации рождения ребенка по заявлению супругов, давших согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть представлен документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), на запись указанных супругов родителями ребенка.

Установленная обязанность медицинской организации выдать документ, подтверждающий факт получения согласия суррогатной матери на запись супругов родителями ребенка, не соответствует содержанию понятий «медицинская деятельность» и «медицинская организация», установленных статьей 2 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон 323-ФЗ).

Медицинская деятельность — профессиональная деятельность по оказанию медицинской помощи, проведению медицинских экспертиз, медицинских осмотров и медицинских освидетельствований, санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий и профессиональная деятельность, связанная с трансплантацией (пересадкой) органов и (или) тканей, обращением донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях.

Медицинская организация — юридическое лицо независимо от организационно-правовой формы, осуществляющее в качестве основного (уставного) вида деятельности медицинскую деятельность на основании лицензии, выданной в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о лицензировании отдельных видов деятельности.

Анализ прав и обязанностей медицинских организаций, установленных Федеральным законом 323-ФЗ, приказ Минздрава России от 31.07.2020 № 789н «Об утверждении порядка и сроков предоставления медицинских документов (их копий) и выписок из них», приказ Минздравсоцразвития России от 02.05.2012 № 441н «Об утверждении Порядка выдачи медицинскими организациями справок и медицинских заключений» не дают ответов на вопросы кому и в какой форме дает суррогатная мать согласие на запись супругов родителями ребенка.

А. А. Серебрякова [4, 54], считает, что «матерью родившегося в результате искусственного оплодотворения ребенка должна признаваться женщина, на лечение бесплодия которой направлены предпринимаемые процедуры», и «родителями ребенка, рожденного в результате имплантации эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, должны быть записаны лица, давшие на это свое письменное информированное согласие и состоящие в браке между собой». Автор разделяет это мнение.

Происхождение, биологические связи имеют особое значение. Молекулярно-генетическая экспертиза с высокой степенью точности позволяет установить отцовство и (или) материнство, тем самым достоверно установить происхождение ребенка.

В основу установления происхождения детей, рожденных с применением метода суррогатного материнства, возникновения родительских прав могут быть положены юридические факты, обусловливающие возникновение в доктрине различных теорий, при этом определяющее значение имеют генетическая теория и теория намерения.

Общество еще не определилось в своем отношении к суррогатному материнству, но с учетом востребованности репродуктивных технологий государство должно обеспечить большую определенность в данном вопросе.

Литература:

  1. О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.05.2017 № 16 // СПС «КонсультантПлюс».
  2. Горская Е. Ю. Позиция Конституционного Суда Российской Федерации по вопросу установления родства между родителями и детьми при использовании методов вспомогательных репродуктивных технологий // Семейное и жилищное право. 2015. № 6. С. 3–5. // СПС «КонсультантПлюс».
  3. Масляков В. В., Портенко Н. Н. Законодательное регулирование суррогатного материнства. // Медицинское право. 2016. № 5. С. 43–48 // СПС «КонсультантПлюс».
  4. Серебрякова А. А. Проблемы правового регулирования суррогатного материнства // Российская юстиция. 2016. № 12. С. 52–55 // СПС «КонсультантПлюс».
Основные термины (генерируются автоматически): суррогатное материнство, СК РФ, медицинская организация, родитель ребенка, гражданское состояние, мать, отец ребенка, происхождение ребенка, ребенок, родитель.


Ключевые слова

мать, суррогатное материнство, медицинская организация, родитель ребенка, СК РФ, гражданское состояние
Задать вопрос