Соотношение распорядительных действий сторон и права на обращения участника с косвенным иском, не присоединившегося к первоначальному требованию | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №46 (336) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 13.11.2020

Статья просмотрена: 20 раз

Библиографическое описание:

Федоров, В. В. Соотношение распорядительных действий сторон и права на обращения участника с косвенным иском, не присоединившегося к первоначальному требованию / В. В. Федоров. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 46 (336). — С. 353-356. — URL: https://moluch.ru/archive/336/75128/ (дата обращения: 19.01.2022).



Ключевые слова: мировое соглашение, отказ от иска, признание иска, распорядительные действия сторон, экстраординарные сделки хозяйственных обществ, законный интерес, тождественные иски.

Данная статья посвящена особенностями совершения распорядительных действий сторон по корпоративным спорам в контексте реформирования материального и процессуального законодательства, а также процессуальным вопросам подачи иска участников корпорации, первоначально не участвовавшим в рассмотрении дела.

Согласно ч. 1 ст. 39, ст. 326.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации [1] (далее — ГПК РФ), положениям ч. 2–4 ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации [2] (далее — АПК РФ) истец вправе до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу в суде первой или апелляционной инстанции, отказаться от иска полностью или частично, ответчик вправе при рассмотрении дела в суде любой инстанции признать иск полностью или частично, стороны могут закончить дело мировым соглашением в порядке, установленном гл. 14.1 ГПК РФ, гл. 15 АПК РФ.

Вместе с тем, в соответствии с ч. 2 ст. 39 ГПК РФ, ч. 5 ст. 49 АПК РФ суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц, однако эти обстоятельства должны следовать из заявленных распорядительных действий в ходе рассмотрения дела.

Если рассматривать распорядительные действия сторон по корпоративным спорам, то они представляются во многом аналогичными распорядительным действиям в цивилистическом процессе в целом, основания для их непринятия или неутверждения, также являются едиными. Не составляет тайны тот факт, что в основе процессуальных действий по отказу от иска, заключения мирового соглашения, признания иска ответчиком лежит акт волеизъявления, направленный на установление, изменение или прекращение гражданских процессуальных прав и обязанностей, то есть по существу гражданско-правовая сделка, утверждаемая судом, при этом распорядительные действия сторон, утверждённые судом, влекут процессуальные последствия в виде невозможности повторения процесса. [3, с. 32–33; 4, с. 69].

Между тем, применительно к распорядительным действиям сторон по корпоративным спорам нужно иметь в виду следующее. Так, по смыслу ст. 65.2 ГК РФ корпорация в лице исполнительных органов и присоединившиеся к иску участники не имеют права совершать распорядительные действия без согласия участника, предъявившего иск, полностью или частично отказаться от иска, изменить основание или предмет иска, заключить мировое соглашение, равно как и первоначальный процессуальный истец не имеет права на совершение указанных действий, что согласуется, в частности, с положениями о процессуальном соучастии, закреплёнными в ч. 2 ст. 40 ГПК РФ, ч. 2 ст. 46 АПК РФ. [5, с. 97]

Согласно позиции Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 11.05.2005 № 1662/05 [6], в условиях существующего в обществе неразрешенного конфликта, препятствующего нормальному функционированию единоличного исполнительного органа общества, и несогласия одного из директоров общества с иском подписание мирового соглашения по делу о признании недействительными решений высшего органа управления другим его директором нельзя рассматривать как волеизъявление самого общества, а также считать такое мировое соглашение соответствующим Федеральному закону «Об акционерных обществах» [7] (далее — Закон об АО). Практически аналогичная позиция, предусматривающая, что в условиях корпоративного конфликта, отказ от иска одного из участников по требованию о признании сделки недействительной, не может быть принят судом, как не соответствующий интересам общества и положениям Закона об АО, содержится в Постановлении Президиума ВАС РФ от 04.07.2006 № 1008/06 [8].

Позиции, сформулированные более десяти лет назад, не утратили актуальность на современном этапе, особенно, применительно к оспариванию сделок, причём для всех корпораций и коммерческих, и некоммерческих: если произведен отказ от обоснованного иска, признание необоснованного иска, мировое соглашение, нарушающее интересы корпорации — действие должно влечь возможность оспаривания лицом, чьи права нарушаются подобным соглашением.

Новой вехой в определении сдельной природы мирового соглашения, которая может содержать черты крупности или совершения с заинтересованностью стала позиция, изложенная Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 15.01.2013 № 9597/12 [9], где было указано, что при утверждении мирового соглашения на суд возлагается обязанность по проверке заключенного мирового соглашения на соответствие его положений закону, а поскольку предметом мирового соглашения могут быть сделки, данная обязанность предполагает проверку на соответствие императивным нормам закона о сделках, например, специальным требованиям к порядку заключения крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. Оспаривание сделки, совершенной во исполнение утвержденного судом мирового соглашения, отдельно от оспаривания судебного акта, которым мировое соглашение утверждено, невозможно, однако оспорить подобную сделку можно путем обжалования судебного акта, которым утверждено это мировое соглашение, при этом доводы лица, утверждающего, что мировое соглашение нарушает требования закона, подлежат обязательной оценке судом.

Данная позиция объясняется тем, что несмотря на то, что заключение мирового соглашения влечет процессуальные последствия, само оно имеет, по существу, сдельную природу, посредством соглашения устанавливаются, изменяются или прекращаются гражданские права и обязанности, ввиду чего подлежат обязательному учёту императивные требования законодательства к сделкам, которые содержатся в мировом соглашении. Таким образом, мировое соглашение представляет собой соглашение сторон, то есть сделку, вследствие чего к этому соглашению, являющемуся одним из средств защиты субъективных прав, помимо норм процессуального права, подлежат применению нормы гражданского права о договорах, если оно утверждено арбитражным судом, стороны прекращают спор (полностью или в части) на основе добровольного урегулирования взаимных претензий и утверждения взаимных уступок. [10, п. 9]

В разъяснениях пп. 3 п. 10 Постановление Пленума ВАС РФ № 28, указано, что ввиду того, что в основе мирового соглашения лежит гражданско-правовая сделка, к нему, помимо норм процессуального права, подлежат применению нормы гражданского права, в том числе об одобрении крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Со всем вышеизложенным согласуются разъяснения, изложенные в п. 6 Постановление Пленума № 27 к мировому соглашению, признанию иска и отказу от иска по делу, стороной которого является хозяйственное общество, подлежат применению правила о порядке совершения крупных сделок и сделок с заинтересованностью.

В контексте изменения правил совершения крупных сделок и сделок с заинтересованностью, имеют смысл только разъяснения Постановления Пленума ВАС РФ № 28 в части проверки судом условий мирового соглашения на наличие обстоятельств, когда имеет место очевидное злоупотребление правом, при котором может идти речь о ничтожности сделки.

Вместе с тем, Постановлением Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» [11] (далее — Постановление Пленума ВАС РФ № 28), предусмотрен механизм оспаривания принятых судом отказа от иска, признания иска, утверждённого мирового соглашения, так, участник общества, не принимавший участия в рассмотрении дела, где такие распорядительные действия были совершены, вправе в силу п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК РФ предъявить требование о пересмотре судебного акта, утвердившего мировое соглашение, отказ от иска или признание иска, по вновь открывшимся обстоятельствам [12], при этом удовлетворение указанного заявления участника возможно только в том случае, если бы суд удовлетворил заявление об оспаривании указанных действий как сделок, то есть имели место обстоятельства, влекущие их недействительность.

Подобная ситуация, например, представлена в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 14.09.2015 № 309-ЭС15–3840 [13], заявление о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам было удовлетворено исходя из того, что вновь открывшимся обстоятельством по настоящему делу является существенное заблуждение истца в отношении обстоятельств, из наличия которых он исходил, подписывая мировое соглашение и что срок на обращение с заявлением в суд о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам истцом не пропущен.

Позиции приведённые выше, вызваны спецификой определения круга участников исков о признании сделок недействительными, в целом, справедливы для корпоративных споров о признании недействительными сделок в любых корпорациях, как коммерческих, так и некоммерческих, подсудных арбитражным судам и судам общей юрисдикции, позволяют определить субъектов, которые могут быть расценены в качестве надлежащих заявителей о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам результатом утверждения судом распорядительных действий сторон, в случае установления факта несоблюдения необходимых правил совершения распорядительных действий как сделок.

Мы прибегли к рассмотрению вышеобозначенного механизма ввиду того, что он позволяет лицу, не участвовавшему в деле, но при этом имеющему интерес в оспаривании результатов распорядительных действий сторон, воспользоваться положениями о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам.

На наш взгляд, указанный механизм может быть распространён, в частности, на случай предусмотренный абз. 2 п. 2 ст. 65.2 Гражданского кодекса Российской Федерации [14] (далее — ГК РФ), а именно, обращения участника с требованием о признании сделки корпорации недействительной, о применении последствий недействительности сделки, по существу не имеющего права на обращение с тождественным требованием, ранее не присоединившегося к рассмотрению вышеуказанного требования в силу объективных причин, например: неуведомления участника о намерении обратиться с требованием об оспаривании сделки [15], неучастия в корпорации на момента рассмотрения спора [16], или субъективных причин, например, болезнь и т. д.

О присоединении следует говорить лишь в рамках такой предпосылки, как отсутствие вступившего в законную силу решения суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям или определения суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения. Вступившее в законную силу решение суда, в равно определение суда об утверждении мирового соглашения или о принятии отказа от иска, влечёт в общепроцессуальном смысле впоследствии невозможность повторного обращения о том же предмете и по тем же основаниям, в процессуальном выражении отказ в принятии искового заявления или прекращение производства по делу. [17, с. 17–18; 18, с. 177–178]

Вместе с тем, если рассматривать положения п. 117 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» [19] (далее — Постановление Пленума № 25), справедливые и в настоящей ситуации, при обращении неприсоединившегося участника с самостоятельным иском суд, учитывая необходимость установления причин его неприсоединения к первоначальному иску, не вправе отказать в принятии заявления неприсоединившегося участника.

Сами указанные положения определяют, что требования являются тождественными, однако допускают существование механизма, позволяющего повторное обращение по сути того же самого материального истца. Действительно, в процессуальном смысле тождественными являются требования об одном предмете, по одним основаниям, между одними и теми же лицами, однако следует помнить, что положения материального корпоративного и процессуального законодательства определяют в качестве материального истца по требованию о признании сделки недействительной саму корпорацию.

Ввиду указанного, нам представляется возможным говорить в настоящей ситуации о возможности лица, не присоединившегося к требованию, обращаться с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам, а не с новым самостоятельным требованием, в частности, возможность подобного обращения упрощается ввиду исключительной подсудности спора, возможности заявителя самостоятельно отследить дело по месту рассмотрения первоначального требования, определить инстанцию, куда следует обращаться, что, в свою очередь в значительной степени упростит рассмотрение требований участника, изначально не присоединившегося к требованию, а также определения уважительности причин его первоначального неучастия.

Литература:

  1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Закон Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (в действ. ред.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 46. Ст. 4532.
  2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: Закон Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (в действ. ред.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 30. Ст. 3012.
  3. Кулькова Н. С. Правовая природа мирового соглашения // Государство и право в XXI веке. 2013. № 2. С. 28–34.
  4. Пешкова О. А. Мировое соглашение как правовая категория // Вестник экономической безопасности. 2018. № 2. С. 68–73.
  5. Котлярова В. В. О субъектном составе участников мирового соглашения в гражданском судопроизводстве // Актуальные проблемы российского права. 2017. № 11 (84). С. 97.
  6. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 1662/05 от 11.05.2005 по делу № А40–51378/03–113–538 // СПС «Консультант Плюс».
  7. Федеральный закон Российской Федерации от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (в действ. ред.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 1. Ст. 1.
  8. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 1008/06 от 04.07.2006 по делу № А40–29380/04–24–343 // СПС «Консультант Плюс».
  9. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 9597/12 от 15.01.2013 по делу № А75–1997/2011 // СПС «Консультант Плюс».
  10. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2014 № 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе» (в действ. ред.) // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2014. № 9, сентябрь.
  11. Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» (в действ. ред.) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2012. № 6, июнь.
  12. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ № 305-ЭС15–3650 от 29.07.2015 по делу № А40–149380/2012 // СПС «Консультант Плюс».
  13. Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации № 309-ЭС15–3840 от 14.09.2015 по делу № А07–1736/2013 // СПС «Консультант Плюс».
  14. ГК РФ
  15. Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа № Ф08–2408/2018 от 30.03.2018 по делу № А53–26881/2016 // СПС «Консультант Плюс».
  16. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда № 13АП-28766/2017 от 27.12.2017 по делу № А56–22390/2017 // СПС «Консультант Плюс».
  17. Васильева Т. А. Косвенный иск в контексте реформирования процессуального законодательства Российской Федерации // Арбитражный и гражданский процесс. 2017. № 1. С. 15–19.
  18. Ерохова М. А. Процессуальные особенности корпоративных споров в российском праве: коллективные и косвенные иски // Акционерное общество: вопросы корпоративного управления. 2016. № 11. С. 172–179.
  19. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2015. № 140, июнь.
Основные термины (генерируются автоматически): мировое соглашение, РФ, распорядительное действие сторон, признание иска, АПК РФ, иск, Постановление Пленума, Российская Федерация, сделка, судебный акт.


Ключевые слова

мировое соглашение, законный интерес, отказ от иска, признание иска, распорядительные действия сторон, экстраординарные сделки хозяйственных обществ, тождественные иски
Задать вопрос